Главное
Эксклюзивы
Карта событий
Смотреть карту

«Рожать скоро будет некому»: Оксана Пушкина рассказала о судьбе закона о домашнем насилии

Сюжет: 

Эксклюзивы ВМ
Общество
«Рожать скоро будет некому»: Оксана Пушкина рассказала о судьбе закона о домашнем насилии
Фото: Пресс-служба Госдумы

Законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» вносили на рассмотрение в Госдуму несколько лет подряд, однако в настоящее время в России он все еще не принят. «Вечерняя Москва» поговорила о судьбе этой инициативы с общественным деятелем, телеведущей Оксаной Пушкиной, которая всегда считалась одним из главных борцов за права женщин.

— Оксана Викторовна, вы несколько лет работали над тем, чтобы добиться принятия законопроекта о домашнем насилии в России. Расскажите о его судьбе сейчас. Этим вопросом кто-то занимается?

— Этим вопросом сегодня в Госдуме никто не занимается. Видимо, не отражает всей существующей беды и грядущей.

— В России за последние годы произошло несколько резонансных случаев домашнего насилия, тысячи женщин ежегодно подвергаются побоям. Появится ли в нашей стране механизм, который будет регулировать и решать эту проблему?

— Все давно разработано и находится в ведомстве Валентины Матвиенко. Именно по ее инициативе пару лет назад была создана рабочая группа, которая трудилась над законопроектом о профилактике семейно-бытового насилия. В нее вошли представители Госдумы, Совета Федерации, всех профильных министерств и общественных организаций. Мы учли все замечания Минюста. С этим ведомством мы взаимодействовали максимально плотно. Сейчас уже не стоит вопрос, нужен закон или нет. Речь идет о том, каким он должен быть: какие понятия должны быть прописаны, какие механизмы интегрировать в действующее законодательство. Кстати, по данным ВЦИОМ, будущий закон поддерживают 70 процентов жителей нашей страны.

— Жертвы насилия очень редко обращаются в полицию, почему так происходит? А куда еще можно обратиться женщинам, которые подверглись домашнему насилию, чтобы получить защиту?

— В социальные государственные или частные учреждения, которые могут защитить жертву от тирана. Таких убежищ у нас в стране немного. К сожалению.

— Можно ли сейчас получить реальные или хотя бы приближенные цифры касательно жертв домашнего насилия в России?

— Пока нет соответствующего закона — нет и соответствующих определений. Для общего понимания хочу сказать, что когда мы говорим о домашнем насилии, то имеем в виду систематически повторяющиеся акты психологического, физического, сексуального и экономического воздействия на женщин, осуществляющиеся против их воли, с целью обретения власти и контроля над ними. В 2016 году в нашей стране декриминализировали побои. В итоге насилие не прекратилось — оно просто стало скрытым. Официальная статистика показывает снижение уровня насилия в два раза. А на самом деле то, что до 2016 года считалось преступлением, теперь перестало так называться и в статистику не попадает. Поэтому статистики домашнего насилия не существует, но МВД дает нам статистику преступлений, совершенных в семье. На 2020 год — 32 557 потерпевших, из них 22 000 — женщины. И в отношениях «супруг — супруга» абсолютное большинство пострадавших тоже женщины.

— Почему в России многие придерживаются мнения «ударил — значит сама виновата». Почему женщины ищут оправдание насилию?

— Совсем не многие. Современные женщины мыслят и чувствуют иначе. Они не позволяют унижать свое достоинство.

— Что сейчас необходимо сделать, чтобы в России приняли закон о домашнем насилии?

— Расставить государственные приоритеты. Если мы не будем беречь женщин (в процентном соотношении они — главные жертвы подобных преступлений, потом идут старики, затем — дети), то рожать скоро будет некому. А рожать здоровых детей — тем более. Насилие напрямую отражается на репродуктивном здоровье. На метальном в том числе. Закон необходим. Нужен понятийный аппарат, нужно оказывать помощь потерпевшим, нужно потерпевших физически защищать. Для того чтобы это все делать, государственные органы должны работать слаженно друг с другом. Согласно закону.

Подкасты