Главное
Карта событий
Смотреть карту

Приятель на час: разбираемся с психологом, способна ли суррогатная «дружба» заменить настоящую

Общество
Приятель на час: разбираемся с психологом, способна ли суррогатная «дружба» заменить настоящую
Борис Дергачев (слева) и Сергей Шакуров в сериале 2022 года «Друг на час», посвященном явлению, о котором и рассказывает сегодня наша газета / Фото: Пресс-служба телеканалa ТНТ

В столице растет спрос на услугу под названием «Друг на час». За не самые большие деньги этот «друг» тебя выслушает, сходит с тобой в кино или на выставку, создав иллюзию участия. Увы, одиночество — проблема и боль нашего времени. Современный человек долго считал себя самодостаточным и полагал, что гаджеты, становящиеся все более совершенными, могут заменить ему общение и друзей. Но друзья — нужны. Может ли их заменить человек, «дружба» с которым оплачена?

Очень страшно, когда некому позвонить — при том что в памяти телефона полно номеров. Больно осознавать, что никто не ждет твоих сообщений и проблемы твои не трогают никого, кроме тебя, и тратить время на выслушивание твоих стенаний по поводу несправедливости жизни никто особенно не готов. В этот момент ты вспоминаешь все: как годами не находил времени на общение с друзьями, как сам был черств к их бедам. И вот теперь тебе нужны «свободные уши», а их — нет... Но вдруг оказывается, что — есть! Только за возможность излить душу придется заплатить. Не слишком много, по установленному индивидуальному тарифу. А можно найти спутника для похода в кино или посиделок в кафе. В общем, платите деньги — и будет вам дружба и компания, пусть и в соответствии с ценником. Зато...

«Общаюсь на любые темы! Со мной можно говорить о чем угодно. Можно быть самим собой, снять все маски и ничего не стесняться, ведь мы никогда не увидимся и никто ни о чем никогда не узнает». Это одно из объявлений, найденных по поисковому запросу «друг на час», процитированное без купюр. И подобных объявлений в сети — уйма. Точнее — все больше и больше.

Собираясь анонсировать начало съемок сериала с Сергеем Шакуровым в главной роли, речь в котором как раз и пойдет о людях этой новой, в общем, «профессии», я позвонила по одному из найденных в интернете телефонов.

Трубку взял приятнейший молодой человек — Вадим Зайцев. В «бизнесе» он два года, идея дать объявление о «свободных ушах» пришла к нему в тот момент, когда он остался без работы. Вадиму 36 лет, не женат, но состоит в длительных отношениях, девушка знает, чем он занимается, но без подробностей — Вадим хранит «тайну исповеди», к тому же не хочет провоцировать ревность: звонящие девушки сначала жалуются на «бывших», а потом нередко предлагают встретиться.

— Разговор длительностью в час стоит у меня 1000 рублей, причем я требую предоплату, о чем открыто говорю с самого начала. Беседа со встречей клиенту обходится в две тысячи, если мы сидим в кафе, то кофе-чай оплачивает тоже он, я не борзею и не требую никаких закусок и даже бутербродов. Обычно часа для разговора оказывается мало, один раз мы проговорили три часа и я неплохо заработал. Причем очень часто клиенту не надо, чтобы я как-то особенно реагировал на сказанное — достаточно участливого выражения лица или кивания головой в такт его словам и мыслям. Некоторые нуждаются в словесном подтверждении тех тезисов, которые высказывают.

Например, недавно мне одна девушка жаловалась на парня, который ее бросил, и хотела одного: чтобы я признал, что он совершил ошибку и потерял свой талисман счастья. Другой девушке, которая рассталась потому, что «накосячила», я дал совет — покаяться, извиниться и все такое. Они и правда помирились с ее молодым человеком, но начала мне звонить как другу, — рассказывает Вадим. — А какие мы друзья? Когда она начала мне названивать, я напомнил про тариф. Она расстроилась, конечно.

Затрагивают ли услышанные истории Вадима по-настоящему? Первые пять, признается он, — да, зацепили. Потом — уже нет. Сострадание или сочувствие просыпаются в нем на миг, но исчезают.

Приятель на час: разбираемся с психологом, способна ли суррогатная «дружба» заменить настоящую Фото: Pexels

— Ну если все воспринимать близко и пропускать через себя, что от меня останется? Начнется «профессиональное выгорание»! — смеется он. — Нас с клиентом связывают ограниченные во времени отношения. Вам мастер поставил новый кран, вы довольны его работой? Отлично. Но ему все равно, что будет с краном через месяц или два. Хотя могут быть, конечно, гарантийные обязательства. Но в моей работе их нет и я их не подписываю — мое дело слушать, причем я больше люблю по телефону общаться, без визуального «включения».

А еще Вадим «дружит» по ватсапу и в телеграм-канале. Пишет быстро, четко. Час переписки — 500 рублей. Своим «бизнесом» он поделился с лучшим другом: Андрей Павлов тоже стал «свободными ушами». Причем даже более успешным, что Вадима немного задевает. Созваниваемся по телефону: Андрей просто обволакивает голосом. Оттарахтев свои вопросы, обмираю: «Вы нервничаете, устали? На работе плющат, как говорится?» Ловлю себя на мысли: сейчас вот поговорим, и надо будет оплачивать «сеанс». Ведь этот интерес — чисто профессиональный? Или человеческий? А разобраться трудно. Одно могу сказать точно: собеседник располагает к себе и точно знает, на какие педали и как давить.

— Материал собираете? Понимаю. У вас небось дедлайны жесткие. Да и собеседники разные бывают, да? Журналистов не очень любят. А ведь они ничего плохого не делают — работа такая, выспрашивать и узнавать.

Ну как не поддаться искушению и не поплакаться в жилетку?

А плачутся Андрею многие. За 2000 в час. Потянуть такую «исповедь» могут не все, но, объясняет он, тут включается психология: дешевое хорошим не бывает. Поэтому планка изначально такова. Встречи — 3000. Правда, за полтора часа. Иногда они затягиваются — Андрей говорит, «когда мне самому становится интересно».

— Мы беспредельно одиноки, почти все. Иногда одиноки внутри семей, это самое страшное. Мне, например, как-то звонила женщина одна. Плакала: абсолютно нет общения с мужем, поговорить не с кем. На работе — коллеги, особенно не раскроешься, работы много, друзья все куда-то подевались — у всех свои заботы, а когда встречаются вместе, предпочитают говорить либо о приятном, либо о своих проблемах, куда более серьезных, чем отсутствие бесед за завтраком. Ей говорят — муж не пьет, не бьет, абьюзом не занимается, по пустякам не цепляется, чего тебе еще? А она плачет. Потому что просто хочется поговорить. Мы очень хорошо поговорили, а потом она позвонила еще раз и попросила сыграть роль ее спутника в кино.

Потому что муж идти не хотел, а ей вдруг показалось, что кино на большом экране — это прекрасно. Мы встретились, я ей взял и за свои деньги розу купил. Она просто обомлела. А потом оказалось, что у нее в пакетике был букет небольшой — она его купила, чтобы я типа вручил его ей. Вот тогда у меня защемило сердце.

Звонят Андрею и безутешные красавицы — ухаживать за ними ухаживают, а замуж не зовут. А о таком даже подруге сказать неловко, особенно той, что «страшная, но удачливая». Звонят «брошки» — так он называет тех, кого бросили мужья, прожившие в браке не один десяток лет. Это любимый его контингент. Обычно таких женщин поддерживают подруги, но если страдания затягиваются, как обычно и бывает, слушать их устают.

— Мне даже говорить особенно ничего не нужно, — рассказывает Андрей. —Потому что им просто важно выговориться, рассказать о том, какой чудесной была их совместная жизнь и какой бывший супруг козел. Правда, был однажды и другой звонок: девушка жаловалась на то, что увела возрастного мужика из семьи, а теперь выгнать не может —оказалось, он не так уж и богат, и храпит, и жаден, и все время бегает к детям. И вообще все не так, как виделось раньше, — с позиции ухаживаний и сказки.

Иногда друзья на час позволяют себе давать советы — основываясь только на своем опыте, поскольку крайне мало кто из них владеет основами психологии. Тут, признает Андрей, могут случаться «навороты», поскольку иногда что посоветовать, не знает, и потому «лепит то, что в голову пришло». Девушке-брошке посоветовал изменить парню-предателю. Она советом воспользовалась, но стало еще противнее. Она попыталась предъявить претензии, и тогда он «забанил» ее номер. Девушка звонками его не доставала, но осадок остался.

— Строго говоря, уж прямо совсем плохого в этом общении искать не нужно, — рассуждает психолог Владимир Ковалев. — В конце концов, есть спрос, и он всегда находит предложение. Плохое заключается в том, что подобная суррогатная дружба питает человека иллюзиями. Ведь куда важнее понять, почему именно у тебя нет друзей, отчего так вышло, что-то изменить в этом порядке вещей. Но люди платят деньги и делают вклад в миф о том, что кому-то нужны и интересны. А понимание того, что это не так, придет все равно...

Приятель на час: разбираемся с психологом, способна ли суррогатная «дружба» заменить настоящую Фото: depositphotos

Напрягает Владимира Александровича и то, что друзья на час могут быть не лучшими советчиками.

— Если дело ограничивается только «изливанием души» — ладно, куда ни шло. Но не лучший совет может испортить жизнь человеку. И за это, конечно, никто никакой ответственности не несет. Удивительно: не говоря о том, что у нас множество дипломированных психологов, причем прекрасных специалистов, в городе работает служба психологической поддержки, бесплатная, где потрясающие профессионалы, искренние люди. Почему не обращаются туда? Для меня — загадка. Точно знаю — недовольных этой службой я не встречал.

Сегодня поисковый запрос «друг на час» или «слушатель» выдает потрясающую цифру: 8842 специалиста. Активно, правда, значительно меньшее число «свободных ушей». Объявления есть шедевральные: мужчина в «пышном» кепи (500 рублей за час) пишет: «Собеседник друг на час толка девушки» (орфография автора сохранена). Александр сообщает: «С радостью поддержу с вами душевный разговор.

А на одном из порталов приведена статистика:

8190 собеседников на час;
4,76 — средний рейтинг;
5694 работают дистанционно;
7866 клиентов нашли собеседника на час за последние 12 месяцев;
из 404 отзывов 370 — положительные.

Кстати, подавляющее большинство «друзей» — молодые ребята. Даму в возрасте удалось отыскать только одну. Людмила Владимировна берет немного — 500 рублей в час. «Если вам одиноко, хочется кому-то рассказать о своей беде, проблеме, поделиться чем-то важным, спросить совета, просто поболтать — я внимательно выслушаю... Сама многое пережила, никого не осуждаю и не оцениваю... Иногда нам нужно просто сочувствие...» Вот оно, кодовое слово. Сочувствие.

— Да, на приеме у психолога вас могут заставить пересмотреть свои взгляды на жизнь, — соглашается Ковалев. — Могут подвести к мысли о том, что вы в чем-то неправы, могут использовать провокационные методики — осознанно «триггерить» клиента, даже разозлить его — правда, ему же во благо. Не слишком много приятных слов рискуют услышать в свой адрес люди с синдромом жертвы: их заставят посмотреть на свои действия и бездействия со стороны.

Собеседник на час будет, скорее всего, просто поддакивать вам и вам потакать. Потому что такова его задача. Потому что люди действительно иногда не хотят ничего менять в своей жизни, а жаждут сострадания и сочувствия — потому что страдают от одиночества. Но надо понимать, что настоящий друг скажет правду и иногда может быть жестоким — ради человека же! Так что дружбой в этих отношениях и не пахнет, это другое. Купить друга нельзя — он закончится, этот друг, вместе с деньгами.

Заметив, что слушатель на час Евгений Диленко уже три месяца не появлялся в сети, звоню ему. Сначала — жесткий, почти грубый отпор: не работаю! Но потом Евгений теплеет голосом, поняв, что я не клиент. Да, он вышел из игры. Не потому, что надоело, а потому, что слишком впечатлителен:

— Знаете, я как-то не мог все это с себя сбрасывать. Так много горя и негатива у людей, а я все принимал на себя, стал хуже спать. Но слушателем, наверное, был хорошим, хотя пошел на это просто от вынужденной ситуации — деньги были нужны. Я был искренен, очень. И люди это ценили. Но все, хорош. Надо убрать объявление, займусь этим, просто было недосуг. Но одно могу сказать точно: я после этого опыта стал намного внимательнее к своим друзьям и их бедам.

Как представлю, что кто-то из них вот так незнакомому человеку звонит, аж трясет: а я зачем тогда? Исправить неловкую ситуацию и подобрать спутника, чтобы не появляться на вечеринке одной, найти человека, который прогуляется с тобой по улице, выплакаться — разве есть в этом что-то плохое? Да нет. Если только, как предупреждает психолог Ковалев, не придумывать себе очередной миф и иллюзию. Иначе будет больно.

КАК У НИХ

За границей уже много лет пользуются популярностью сайты по аренде друзей. Например, Rent a Local Friend и Rent a Gent предлагают услуги «красивых, умных и талантливых мужчин» для прогулки или свидания. Один из крупных сайтов (Rentafriend, США) основан предпринимателем Скоттом Розенбаумом более десяти лет назад. Сайт покрывает Америку, Великобританию и англоговорящую Канаду, имеет пользователей в Индии, Чили и Китае. В первый год работы сайт посетили 300 тысяч человек. Членство в одноименном клубе стоит 24,95 доллара в месяц или 69,95 доллара на весь год. Общение не предполагает интима — только платонические отношения. На мысль запустить такой бизнес предпринимателя навело знакомство с сайтом Client Partners. Это популярный в Японии портал, на котором друга может «заказать» приезжий, который впервые оказался в стране и испытывает неудобства, не будучи знакомым с правилами и традициями Японии. Два часа подобной дружбы обходились клиентам примерно в 120 долларов, причем больше половины суммы забирало агентство, а остальное — непосредственно «друг».

ЦИТАТА

Демокрит, древнегреческий философ:

— Мы не столько нуждаемся в помощи друзей, сколько в уверенности, что мы ее получим.

Подкасты