Главное
Эксклюзивы
Карта событий
Смотреть карту

«Много чего напридумывали праотцы»: забытые секреты огородничества

Сюжет: 

Эксклюзивы ВМ
Общество
«Много чего напридумывали праотцы»: забытые секреты огородничества
Фото: Unsplash

Городской огород стал модным трендом в современной Москве. Но ничто не ново не только под луною, но и под ясным солнышком: предки давно уже изобрели то, что сегодняшние горожане считают чуть ли не открытием.

Вещающих голов — тех самых коучей на ниве садоводства — сегодня воз и тележка. И ладно бы в «Ютьюбе» витийствовали. Многие еще и семинары платные собирать умудряются, и по миру колесить с лекциями. И ведь смотрим в рот, конспектируем, внедряем заморскую (по большей части) науку. А всего и надо — вспомнить опыт предков, давным-давно наизобретавших всяких огородных велосипедов.

Могли они разве без них? Если огородами не только деревни, но и города были буквально утыканы? Волей-неволей начнешь что-нибудь передовое мудрить.

— Где-то века до восемнадцатого быт деревенский и быт городской отличались не сильно, — объясняет заведующая сектором отдела «Археология» Музея Москвы Екатерина Святицкая. — Понятно, что сельский житель занимался земледелием, горожанин — ремеслом или торговлей, но хозяйство все равно было у всех полунатуральное. Стандартное жилище горожанина в те времена представляло собой обнесенный забором участок земли с домом и подсобными строениями, но еще и с садом, и огородом. Потому что принцип был какой? Если что-то можно вырастить самому, мы будем это делать. И пусть это небольшой огородик на 15 грядочек, но он даже у городского жителя всегда будет. Будет садик с плодовыми деревьями и ягодными кустами, и делянки с морковкой, свеклой, репой, капустой и огурцами — стандартный набор огородника как сельского, так и городского. Следы таких распаханных грядок, относящихся к самому началу нашей истории, в Москве находили, например, вдоль Неглинки. А в XVII веке появляется уже спрос на покупку такой продукции, и в том же Подмосковье начинает активно развиваться огородничество уже на продажу, например знаменитые луховицкие огурцы, которые появились чуть ли не при Иване Грозном, как утверждают жители этого города.

Огурцы, по некоторым сведениям, были известны на Руси как минимум с IХ века, так что времени, чтобы обуздать норов этой теплолюбивой культуры, было у древних мичуриных предостаточно. Например, сделать для них теплые грядки — «маст хэв» нынешних передовиков садоводства и огородничества.

— В апреле–мае формировали хорошо унавоженные грядки (земля-навоз-земля), а спустя дней десять, когда температура в таком «бутерброде» достигала оптимальных значений, в нем делали глубокие борозды, куда и сажали семена, — рассказывает агроном Александр Пустовойт. — Если внутри гряды становилось слишком жарко, ее протыкали палками, чтобы выпустить ненужный жар. В холодные ночи грядку накрывали войлоком, соломой или рогожами. Чуть позже, чтобы подобные одеяла не деформировали нежные ростки, над ними сооружали деревянные или металлические каркасы, на которые и накидывали утеплитель. По сути, огурцы созревали в этакой предтече теплицы, и это поразительно, учитывая, как давно это было.

«Много чего напридумывали праотцы»: забытые секреты огородничества Фото: Unsplash

С тыквой — еще одной мерзлячкой — обходились чуть иначе. Для нее рыли яму сантиметров 50 в диаметре и глубиной не больше 30. Набивали ее с горкой навозом, и в эту самую горку сажали пророщенные семена. Затем все это дело утепляли соломой или рогожами, которые лежали не земле круглые сутки (утепление снимали только во время дождя). Как только появлялись первые листочки, рогожи убирали.

Дальше только следили за длиной плети. Как только она вымахивала прилично (то есть достигала два–три метров), ее прищипывали, а ближайшее к концу междоузлие засыпали землей, чтобы оно укоренилось и добавило питания всему растению. Сильно плодоносить этим лианам не давали — на каждой оставляли по паре самых перспективных тыкв, а остальные убирали.

Подобные технологии позволяли собирать весьма приличные урожаи не только в Московском регионе, но и в более северных краях.

— Высокие (иногда в полметра над землей) теплые гряды очень любил царь Алексей Михайлович, чье образцовое хозяйство описано очень хорошо, так как был он изрядный садовод-любитель, — рассказывает Екатерина Святицкая. — У него вообще была такая идея, что поскольку государь для всех пример, то должен внедрять передовые садово-огородные технологии, чтобы потом люди простые могли все это перенять. На своих многочисленных делянках в Измайлове и Коломенском он выращивал огурцы, несколько видов капусты, включая брюссельскую, другие овощи, груши, арбузы, дыни и даже виноград. Зная об увлечении царя-батюшки, ему привозили и разные ботанические диковинки, включая травы для аптекарских огородов, у нас не произрастающие. И все это стараниями фанатичного огородника активно росло в нашем климате.

Неудивительно, что первые парники появились тоже при Алексее Михайловиче. И были они поначалу этакой продвинутой модификацией все той же теплой грядки.

— Для начала рыли ров полутораметровой ширины и глубиной сантиметров в 70, — объясняет Пустовойт. — Стенки обшивали бревнами, камнями или кирпичом до уровня земли.

Внутрь закладывали навоз вперемежку с соломой, причем делали это послойно, хорошенько утрамбовывая каждый слой, пока вся начинка не достигнет уровня земли. Потом на каменную или бревенчатую стенку крепили ящик из досок, причем с севера его делали выше сантиметров на 15. Крепился ящик брусками, на которые ставили рамы (обычно дубовые, так как это дерево мало подвержено гниению, а от воды становится только крепче). В рамы вставляли недорогую слюду или подешевевшее позже стекло. Края рам, а также места соединения слюды или кусочков стекла для герметичности замазывали специальной замазкой. Под эту стеклянную крышу насыпали слой земли, который засаживали не сразу, а выждав обычно неделю (жар от превшего навоза был силен). Тепло в такой конструкции земля сохраняла несколько месяцев, поэтому засевать ее начинали в марте. Если парник остывал, а на дворе еще было холодно, его обваливали новой порцией навоза.

Чуть позже, когда появились полноценные отапливаемые теплицы, многие стали подогревать в них грунт способом, известным, пожалуй, только в России. По всей длине теплицы делали ров глубиной чуть больше метра и шириной аж в два. Дно и стенки его облицовывали кирпичом или камнем, а потом заполняли отходами кожевенного, преимущественно юфтевого, производства. Как правило, юфть эту дубили в чанах с толченой корой, и после всех манипуляций у кожевников она служила прекрасным наполнителем для теплиц, так как, начав гнить, сильно нагревалась. Жара от такого топлива хватало аж на полгода, после чего в ров добавляли примерно третью часть новой коры, и обогрев продлевался еще на два месяца. Надо рвом громоздили парниковый ящик с землей и растениями, а рядом ставили кадки с плодовыми деревьями, которым тоже хватало тепла от гниющего «корья».

«Много чего напридумывали праотцы»: забытые секреты огородничества Фото: Сергей Киселев/АГН «Москва»

Не обходили своим вниманием предки и селекцию, вовсю экспериментируя с сортами.

— Все эти селекционные вещи описывались еще в ранних, домонгольских, источниках, — говорит Екатерина. — Но в основном были это монастырские штудии, когда монахи целенаправленно выращивали и выводили новые сорта. Например, этим довольно плотно занимались на Соловках. Да и в других регионах, конечно, потому что все хотели максимального урожая при минимальных потерях.

С названиями не заморачивались. Никаких тебе «Долгожданных элегий», «Жемчужин Жигулей», «Уральских красавиц» и прочих лирических наворотов. Тыква обыкновенная, тыква белая, тыква мармированная (мраморная то бишь), тыква чалмою, тыква кубышкой, тыква-труба. Огурцы сажали простые (они же желтые), белые (они же голландские), длинные (турецкие), скороспелые, мохнатые. Были названия и по месту выведения сорта — муромские, покровские, владимирские…

Выведением сорта дело часто не ограничивалось, прицепом шла и специфическая агротехника. Например, рассаду коломенской капусты, которая славилась гигантскими кочанами, перед посевом непременно окунали корнями в раствор из воды, ила и мочи животных (чем не обработка каким-нибудь современным «Корневином»?). А в Боровске выращивание репчатого лука вообще превратили в череду плясок с бубнами.

Сначала заморачивались с семенами. Их смачивали водой, ставили на лавки, «где ни жарко, ни холодно», и ждали ростков. После — мытье в реке, выбор самых здоровых и сушка. Далее — посев «не слишком часто» на хорошей, но «более песчаной» земле. Осенью луковички, которые должны быть размером «в орех и меньше», выкапывали и сушили сначала на солнце, а потом в овинах. Хранили севок на полатях из тоненьких жердочек в черных избах, периодически окуривали дымом и время от времени перебирали. Ранней весной его сажали в хорошо вспаханные мягкие гряды (их делали под уклоном на любую сторону света, кроме юга) с интервалом строго в 36 сантиметров. Летом перья с того лука не щипали, стрелок не обрывали, а поливали часто и обильно. После выкапывания и обрезки лук шесть дней сушили на деревянных решетках над горшечным жаром или «малым огнем». Самые крупные луковицы потом сажали в лучшую землю — на семена. Стрелки такого лука были больше метра, их вешали головками вниз в ветреном месте над рогожкой, куда те семена и падали. Заморочно для банального лука, но зато и славился он, говорят, на всю Россию...

Много чего напридумывали праотцы на ниве огородничества (и мы еще не говорили про садоводство!), не глупее нас были, а уж трудолюбивее — в разы. Не чета всяким коучам-теоретикам.

СТАРЕЕ НЕКУДА

Капусту на Руси знали еще до нашей эры. В 1150 году князь Ростислав в качестве подарка преподнес своему другу целый огород капусты (их называли капустниками). К XVII веку православные даже внесли в календарь праздников день почитания покровительницы овоща — Арины-рассадницы.

НОРМАТИВЫ

Говорят, для пущего здоровья каждый из нас должен съедать в год 32–50 кг капусты, 25–32 кг томатов, 20 кг арбузов и дынь, 6–10 кг моркови, до трех килограмм сладкого перца, 10–13 кг огурцов, 5–10 кг свеклы, 6–10 кг лука, 5–8 кг зеленого горошка, 1–2 кг пряных трав и 3–5 кг не вошедших в список овощей.

АРЕНДУЙ ГРЯДКУ

Новый общественный огород открылся в июле в парке-заповеднике «Кузьминки-Люблино». По словам первого заместителя директора парка Анастасии Садиловой, в их «СадикеОгородике» кроме собственно грядок есть и цветники, и теплицы, и каждый может получить консультацию от штатного агронома.

Арендовать грядку на весь дачный сезон можно за тысячу рублей. Общественный огород открыт всю неделю — приходи и копайся в земле хоть в будни, хоть в выходные. Ну а те, кто особенно прикипел душой к своей грядочке, смогут ее забрать домой: растения высаживают в специальный пластиковый контейнер, удобный для перевозки. Кстати, «Садик-Огородик» расположился на том участке парка, где в XVIII веке находилось огородное хозяйство князей Голицыных.

Городские огороды в тренде уже несколько лет. Один из первых был открыт в Парке Горького в 2016 году. Начинание подхватили Перовский парк и Сиреневый сад, а в природно-историческом парке «Битцевский лес» предусмотрено создание городского огорода и яблоневого сада.

Подкасты