Главное
Карта событий
Смотреть карту

В Невском правда: где начинается история становления великой страны

Общество
В Невском правда: где начинается история становления великой страны
Фото: Сергей Киселев / АГН Москва

Александр Невский стал героем первого документального сериала для глухих плохо слышащих, который снимают сейчас в России. Уникальный проект обещает показать все, что известно о великом князе.

Точных сведений об Александре Ярославиче, которого спустя столетия стали называть Невским, имеется не так уж и много. Причем информация, которой оперируют современные историки, зачастую разнится с данными, что до сих пор печатаются в школьных учебниках. Удивляться или негодовать по этому поводу не стоит: история как наука (да, и в ней применяется настоящий научный подход) на месте не стоит, поэтому новые данные или переоценка прежних приносят порой интересные результаты.

Всего несколько лет назад в школьных учебниках перестали упоминать количество войск и потерь в ключевой для того периода битве на Чудском озере. А дело тут в том, что вопрос этот был весьма спорным еще со времен наших первых историков — Ломоносова, Татищева, Карамзина. Они принимали на веру летописные сообщения, которые, по теперь уже общему признанию современных ученых, часто отличаются преувеличениями сил врага и преуменьшениями своих потерь. Или, наоборот, если требовалось создать трагический эффект.

Ведь в древнерусскую эпоху летописи писались и переписывались не «в стол»: по ним обучались княжеские, боярские и купеческие дети, формировалось мировоззрение самой активной части русского общества. И в каждом княжестве по-своему, смотря что напишут летописцы...

— Как правило, те сведения о численности, которые у нас присутствуют в летописях, сильно завышены. Потому что у нас хронисты все-таки были не документалистами, а писателями, они создавали образ, а не рапорт, — говорит директор Института археологии РАН Николай Макаров.

Историки XIX века — Соловьев, Ключевский, Костомаров — и классики советской исторической науки Лурье, Разин, Тихомиров считали, что в Ледовом побоище участвовали до 10–12 тысяч немцев (считая наемников) и 15–17 тысяч русских воинов. Эти цифры долго кочевали из учебника в учебник. Но в последние годы, когда в истории стали широко применять междисциплинарный подход, ученые пришли к выводу, что в XIII веке для Прибалтики и новгородских земель такая численность войск была нереальной.

— Историки, которые сейчас оперируют цифрами численности средневековых армий, учитывают новые сведения о населении городов, сел и деревень, которые могли выставить бойцов, о возможностях сельского хозяйства и ремесленного производства обеспечивать снабжение войск. И все современные корректировки в сторону уменьшения армий — и это касается не только Ледового побоища, но и всех средневековых сражений — вполне обоснованы. В этом нет никаких попыток принизить значение Ледового побоища в нашей истории. Ведь роль той битвы определяется не численностью войск, а тем влиянием, которое она оказала на происходившие тогда процессы, — поясняет Николай Макаров.

После пристальных критических оценок экономики Руси и Северной и Восточной Европы XIII века выяснилось, что содержание даже одного профессионального воина — рыцаря или дружинника — стоило дорого. И массовые армии в десятки тысяч людей были экономически не подъемны. Братьев-рыцарей в Тевтонском ордене (включая Ливонское ландмейстерство), согласно дошедшим до нас орденским хроникам, насчитывалось тогда 150–200 человек. Да, каждый из рыцарей вел за собой трех–четырех боевых слуг.

То есть профессиональный воинский костяк ордена составляли всего 600–700 конников. Плюс пехота: лучники, арбалетчики да наемники-кнехты из местных племен и приезжих искателей приключений — при самом массовом наборе выйдет еще пара–тройка тысяч. И все. Орденское войско состояло из 2500–3500 бойцов, конных и пеших. По тем временам это была немалая сила.

Но Тевтонский орден в тот период вел войну в Курляндии и против Невского мог послать лишь часть войск — тех самых ливонцев (вряд ли больше полутысячи во главе с полусотней рыцарей). Русское войско тоже формировалось исходя из экономических и профессиональных возможностей: вести в бой крестьянское ополчение, не имевшее ни доспехов, ни нормального оружия, ни боевых коней, никто не собирался. Княжеская дружина самого Александра могла насчитывать от 200 до 400 ратников, богатый торговый Новгород мог выставить примерно столько же обученных и опытных бойцов из «городового полка», что содержался из новгородской казны. Прибавим суздальскую дружину Андрея, брата Невского. И маленький городовой полк Пскова.

Получим тысячу, много полторы тысяч человек. Таким образом собранные Александром Невским силы минимум вдвое превосходили ливонцев.

Да и памятное еще со школы и по фильму Сергея Эйзенштейна построение немцев «свиньей», скорее всего, в бою не применялось: ряд военных историков считают «свинью» (клин) походным порядком войска, так как невозможно в атаке выдержать строй, где посреди рыцарской конницы бежит пехота. И битва, похоже, была не на льду, а на берегу (хроники упоминают траву в снегу, куда падали убитые). Многое приходится переоценивать, кроме одного: Александр Невский победил в Ледовом побоище, и это позволило северо-западной Руси остаться именно Русью.

Подкасты