Главное
Эксклюзивы
Карта событий
Смотреть карту

Юрий Башмет: Москва — культурная столица мира

Сюжет: 

Эксклюзивы ВМ
Общество
Юрий Башмет: Москва — культурная столица мира
Юрий Башмет первым в мире дал сольные альтовые концерты в ведущих концертных залах / Фото: Из личного архива Юрия Башметова

Основатель ансамбля «Солисты Москвы» — лауреат «Грэмми», музыкант, который впервые в мировой исполнительской практике дал сольные альтовые концерты в самых культовых залах и неизменно являлся первопроходцем, на все вопросы о своей блестящей карьере отвечает, что это судьба и удача. Просто неординарный человек на своем месте — народный артист СССР, дирижер и солист Юрий Башмет.

Мы заглядывались на Марину Влади с Высоцким под окном

— Юрий Абрамович, расскажите о своих впечатлениях от столицы, когда вы сюда приехали еще совсем молодым парнем.

— В юности у меня была цель поступить именно в Московскую консерваторию. И все получилось — я попал к профессору Борисовскому Вадиму Васильевичу, заведующему кафедрой, практически императору альта в Советском Союзе, а когда его не стало, через год, оказался у Федора Серафимовича Дружинина, так что все мои впечатления прежде всего шли от людей в этом городе, а не от архитектуры.

Из консерватории я обычно шел пешком к себе в общежитие на Малой Грузинской, или же мы с друзьями в складчину брали такси за 23 копейки, или просто садились в 116-й автобус, и это было своего рода знакомство с Москвой, хотя впервые я сюда попал еще десятилетним мальчиком, когда мы с мамой по дороге в Пермь к ее родственникам заглянули на показ к Дружинину. Он меня послушал, сказал маме: «Вы хотите его оставить в ЦМШ? По уровню подготовки он более чем достоин. Но если его так хорошо учат во Львове, пускай и продолжает там обучаться, живя дома, а не в интернате. А потом пусть приезжает, я его возьму». Он, конечно, был гениальным учителем, я его каждый день вспоминаю. И он давал дельные советы не только музыкального толка.

Москва нас, студентов, только радовала. Помню, как мы с балкона наблюдали, как из соседнего дома выходит Владимир Высоцкий с красавицей-блондинкой Мариной Влади, садится в свой роскошный мерседес… Мы гордились, что живем рядом с таким человеком — талантливым, который еще и знаменитую француженку себе отхватил (улыбается). А потом спускались к себе в полуподвальное помещение, где репетировали, читали с листа квартеты Бетховена, Моцарта… В полночь нас пытались выгнать, но мы подкупали женщину-охранника шоколадкой.

Наш город люблю в полном объеме

— Где любите гулять, если выдается свободное время?

— У меня не бывает такого. Конечно, любимый район возле консерватории, если нужно перекусить, забегаю в «Кофеманию», расположенную по соседству. Очень нравится район возле Елоховской церкви, Патриаршие пруды, бульвары. Но хотя бы из окна автомобиля я всетаки наблюдаю, как столица изменяется в лучшую сторону. Буквально на глазах хорошеет, обзаводится новыми линиями метро, транспортными развязками. Частенько из аэропортов я еду к себе в дом на Николиной Горе и могу оценить качество дорог.

А недавно сидел на карантине в номере «Президент-отеля» и из окна наблюдал, как активно живет набережная. Все это невероятно! Раньше так по городу не гуляли. Между прочим, я не согласен с тем, что многие восхищаются в первую очередь Санкт-Петербургом, притом что Москва ничуть не хуже. Часто слышу, что город на Неве — культурная столица нашей страны. Я не против подобного высказывания, но стоит добавить, что Москва тоже культурная столица, но уже мира. Вот и вся разница.

Юрий Башмет: Москва — культурная столица мира С «Солистами Москвы» / Фото: Из личного архива Юрия Башметова

— Вспоминается, как писал художник Репин критику Стасову: «Разношерстность» привлекательна: в отличие от «казенного» и официального Петербурга, где «нет форм народного интереса», в Москве «больше народной жизни; тут народ чувствует себя как дома, чувство это инстинктивно переходит на всех, и даже приезжим от этого веселее — очень приятное чувство».

— Понятно, что в Питере блестящая архитектура, замечательные музеи, театры, великолепные оркестры, дирижерская школа, но там, на мой взгляд, как-то холодно, а Москва — теплая и действительно гораздо более разнообразна, эклектична, и в ней есть Кремль, наконец. А в последнее время благодаря инициативам команды мэра стало так много комфортной окружающей среды вне собственной квартиры — все эти ухоженные парки, скверы, кафе и рестораны с панорамным остеклением, позволяющим словно бы слиться с улицей. Очень это выглядит гармонично. Такого много в европейских городах, и Сергей Семенович мне говорил, что все лучшее, что он отметил в своих поездках, желает привнести в жизнь дома. Помоему, тогда рассказывал мне про Амстердам. И вот эта идея единства, она замечательна в любой области. Еще Рихтер хотел на «Декабрьских вечерах» стереть грань между музыкантами и публикой, чтобы люди сидели и в зале, и на сцене — и таким образом проникались музыкой более интимно.

— С вашим гастрольным графиком, уверена, мало найдется мест, где бы вы не были, но при этом вы все равно Москву считаете лучшим городом Земли…

— Естественно. Неслучайно же родилась постановка «Свидание в Москве». Москву я люблю в полном объеме. В ней можно состояться, и она прекрасный трамплин для тех, кто планирует идти дальше.

Экология и искусство ближе, чем кажется

— Если бы вам предложили сыграть в игру «Капсула времени», то какой совет-наставление вы бы вложили в бутылку, которую вскроют, скажем, уже через четверть века — в середине XXI столетия?

— Знаете, когда я давным-давно впервые прилетел в Японию, то Токио был весь покрыт жутким смогом, было трудно дышать. Да и улицы не отличались чистотой — ветер поднимал мусор с тротуара. С тех пор многое изменилось. Я нередко прилетал в страну с гастролями и помню, как вдруг воздух стал чистым. Оказалось, всех жителей обязали ставить фильтр на машины, иначе брали гигантский штраф. Кроме того, стали строго следить за уборкой улиц. Однажды я вышел из отеля покурить и не нашел, куда выбросить бычок, пока ко мне не подошел вежливый полицейский и не предложил мягкую пепельницу, которую он вынул из кармана. Это я к тому, что любая культура начинается с мелочей, с заботы о природе. От этой проблемы нельзя отмахиваться. Экология и искусство близки. Это все про внутреннюю мобилизацию.

Солист может есть в ресторане

— Вы были знакомы с великими маэстро прошлого, кто из них на вас повлиял в значительной степени?

— Я бы не стал выделять кого-то конкретно — каждый по-своему. И Святослав Рихтер, и Тихон Хренников, и Альфред Шнитке… И сегодня это Владимир Спиваков, Виктор Третьяков, Наталья Гутман, Гидон Кремер. О каждом из них я могу долго рассказывать. Гидон, например, выручил меня своим фраком на гастролях в Германии, за что я был ему невероятно благодарен. А еще за рекомендацию, чтобы не экономил, не питался, как все музыканты, консервами, а шел есть в ресторан, поскольку солист (улыбается).

— Рихтер вам говорил, что солист — это тот, кто стоит.

— Верно. Теперь часто сидя играю и думаю, если судить порихтеровски, то я уже не солист (улыбается). Знаете, как бы там ни было, на мое становление в большей мере, несомненно, повлияли родители. Затем первые педагоги, которые правильно ставили мои руки, что важно. Айзек Стерн — легендарный скрипач, когда мы с ним впервые репетировали в Париже, я очень волновался, а он сказал: «У тебя лучшая правая рука в мире, которую я только видел». Вот такой получил тогда комплимент. А еще от Ростроповича — мы часто играли вместе три квартета Шостаковича, позже «Дон Кихота», где альт — Санчо Панса, а виолончель — Дон Кихот, и он признавался: «Сыграю с тобой, а потом на полгода всем запрещаю альтовые анекдоты» (виртуозно имитирует интонацию Мстислава Леопольдовича).

Юрий Башмет: Москва — культурная столица мира За дирижерским пультом на открытии Московского международного джазового фестиваля / Фото: Из личного архива Юрия Башметова

Байка о Ростроповиче и рабочем

— Вы много чего делаете для города: создали и возглавили два оркестра, при вашем центре действует открытая школа музыки для людей любого возраста и профессий…

— И есть потрясающие истории, например, мужчина лет пятидесяти привел учиться играть на фортепияно свою дочь и так увлекся сам, что в короткий срок уже прилично освоил инструмент — когда я в его исполнении случайно услышал Шопена, то был поражен. Еще не могу не сказать, что Сергей Семенович с энтузиазмом поддержал мою идею ежегодного зимнего фестиваля искусств, который проходит на разных площадках города.

Кроме того, я участвую в проекте «Открой Моспром» — даю концерты на промышленных предприятиях мегаполиса. В связи с этим вспоминается смешной случай, произошедший с Ростроповичем. В советское время он играл в обеденном перерыве на заводе, и к нему в какой-то момент подошел с бутербродом рабочий и громко пригрозил, что если тот не уйдет, поскольку мешает есть, то он его просто убьет. На что не лишенный юмора Мстислав Леопольдович ответил, обращаясь к аудитории: «Бах написал шесть сольных сюит. Я сыграл только первую. Если будете шуметь и плохо себя вести, то я вам сыграю их все» (улыбается).

А если серьезно, то возрождение таких вечеров на фабриках — отличная идея. Я был в самых дальних уголках страны и поражался, когда в Новом Уренгое ко мне после концерта подошел главный инженер завода и поделился, что увлекается классической музыкой, а в Магадане рабочий поразил знанием того, что Шуберт — именно тот композитор, который ни разу не услышал свою симфонию живьем.

— Как детям прививать любовь к классике?

— Тут нет готового рецепта. Отец Паганини запирал его на пять часов без еды, чтобы тот только занимался, а папа Моцарта совсем его не заставлял сидеть с инструментом. Если суждено, то что-то проснется, но почву должны подготовить родители. Я в детстве и ножи метал после просмотра «Великолепной семерки», и фехтованием занимался после прочтения «Трех мушкетеров», и на гитаре во дворе бренчал — так было принято. Мама была всячески за хобби вне школы и при этом мудро меня направляла, даже видя, как я в слезах пиликаю на скрипочке, когда мои товарищи за окном гоняют мяч. Так что, как говорил педагог Столярский в Одессе: «Мне не нужны талантливые дети, мне нужны талантливые мамы!»

— Вы давали мастер-классы по всему миру, ныне, обучая отечественные юные дарования, можете сказать, что отличает российских музыкантов?

— Одаренные личности есть везде, но у тех же французов школа не слишком сильная, итальянцы все музыкальны, но с лимитом — нет ощущения простора, длительности высказывания. У наших же потенциал безграничный, и талантов все равно больше, даже исходя из протяженности территории. Я сейчас репетирую с симфоническим юношеским оркестром, это — победители конкурсов в своих городах. Они там выиграли, чтобы приехать и держать конкурс в столице. Два года назад на нашем прослушивании было 850 человек на место. Отбор строгий, но видно, сколько способных ребят. Так что смена есть.

— Каким вы видите будущее нашей культуры?

— Что получится, мне трудно предвидеть, но могу сказать, что хотелось бы. Поскольку мы вообще движемся в правду и в искренность, то таким образом явно будет повышаться уровень академического образования — для этого созданы все условия, будут проходить всесезонные фестивали с мастер-классами. Так что у нас свобода не превратится в анархию.

ДОСЬЕ

Башмет Юрий Абрамович, альтист, дирижер, педагог, общественный деятель. Родился 24 января 1953 г. в Ростове-на-Дону. Выпускник Московской консерватории, где сегодня является профессором и завкафедрой. Основатель и дирижер ансамбля «Солисты Москвы», худрук оркестра «Новая Россия», основатель единственного в РФ Международного конкурса альтистов, худрук фестиваля музыки и живописи «Декабрьские вечера Святослава Рихтера», основатель Международного благотворительного фонда, присуждающего ежегодные премии им. Д. Шостаковича за достижения в области мирового искусства. Играет музыкально-литературные программы совместно с прославленными актерами, снимался в кино, вел телепрограмму, выпустил в свет книгу.

Подкасты