Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Спастись от бездельника: многие развитые страны страдают от обилия в офисах лодырей, которых нельзя уволить

В мире
Спастись от бездельника: многие развитые страны страдают от обилия в офисах лодырей, которых нельзя уволить
Сегодня в большинстве западных стран «белые воротнички», мягко говоря, не перерабатывают. Для многих офис стал клубом по интересам, куда ходят, главным образом, пообщаться с коллегами / Кадр из сериала «Офис», 2005 год

В эфире сетевого вещания «Вечерней Москвы» прошла программа «Перекличка столиц» на тему трудового права. Соблюдают его или нет? Сервис «Работа.ру» обнародовал результаты исследования — почему чаще всего увольняют работников. Как выяснилось, главная причина увольнения — аморальный поступок (45 процентов). На втором месте — плохие отношения с коллективом (36 процентов). Также среди причин увольнения — частые опоздания и уход на больничный. А как в других странах? Разбираемся.

В России, как показывают данные опроса «Работы.ру», людей чаще всего увольняют «по собственному желанию». Хотя реальная причина может быть какой угодно. В других странах ситуация складывается очень по-разному. В Чехии, например, все очень похоже на Россию.

Чехи ленивы, но трудятся хорошо

Сергей Захаров, международный судебный арбитр из Праги, рассказывает:

— Чехия — это бывшая социалистическая территория, поэтому все наследство социализма мы имеем в полном объеме. Законы здесь достаточно строгие и защищают, главным образом, работника. Но это не мешает работодателю вызвать работника и сказать: знаешь, дорогой, тебя, конечно, будет трудно уволить. Но ты нам не нужен, поэтому давай расстанемся по-хорошему. Если работник понимает, что бороться сложно, то, как правило, увольняется на самых невыгодных для себя условиях. Это, кстати, в основном касается иностранной рабочей силы, которой в Чехии довольно много. Но, надо сказать, что в стране встречаются и элементы нормального капитализма. Если работник боец, если он захочет отстаивать свои права, то шансы остаться у него очень велики, потому что суды зачастую принимают сторону работников. При этом, как пояснил Сергей, в Чехии хорошо развит институт «отступных», прописанных в местном трудовом законодательстве. Если трудовой договор разрывается досрочно по инициативе работодателя, то работник получает довольно внушительную сумму!

— Но, надо признать, в Чехии, в отличие от России, нет никаких трудовых инспекций, которые во внесудебном порядке отстаивают права работника, — рассказывает гость эфира. — Здесь подход проще: если вам что-то не нравится — идите к адвокату, а потом в суд. Да, вы можете пожаловаться в местное министерство труда по поводу поведения работодателя. Но никто не будет разбирать случай с конкретным человеком! А вот если жалоб на какого-то работодателя будет много, то да, возможна проверка. Другой вопрос, что к разрешению конфликта она, как правило, не приводит. Конфликты тут принято решать в суде.

Зато, как пояснил Сергей Захаров, в Чехии нет никаких трудовых книжек, куда работодатель может написать какую-то гадость, уволив, скажем, сотрудника «по статье».

— При этом не надо думать, что вы можете плохо работать, выпивать, нарушать трудовую дисциплину, вас за это уволят и никто об этом не узнает! — рассказывает гость эфира. — Просто пример: вы устраиваетесь официантом — в Чехии это одна из самых популярных профессий. У вас тут же спрашивают: а где до этого работали? А почему ушли? Страна маленькая. Здесь многие друг друга знают — лично или заочно, поэтому можно очень быстро выяснить причину увольнения.

При этом, как пояснил Сергей Захаров, профсоюзы в стране есть.

— Профсоюзные ячейки имеются на крупных предприятиях и в больших организациях. И без их ведома кого-то уволить невозможно, — рассказал гость эфира. — Другой вопрос, что тут много малого бизнеса, на который профсоюзы никакого влияния не имеют.

По словам Сергея, в Чехии существует крайне интересное правило, которое нередко вносят в трудовые договоры.

— Если, например, ты работал на каком-то предприятии или в фирме и освоил некое ноухау, то в течение двух лет не имеешь права устроиться на аналогичное предприятие или в фирму! — рассказывает Захаров. — Так чехи борются с конкуренцией, когда одни компании перекупают у других перспективных и знающих сотрудников.

Как пояснил Сергей, в Чехии, как и в России, тоже учитывается стаж работника. Его подсчитывают социальные органы. От стажа зависит, когда вы пойдете на пенсию и какой эта пенсия будет.

— В России, я помню, многие боятся, что их стаж прервется, и это на размере пенсии плохо скажется. У чехов таких опасений нет, — рассказывает гость эфира. — Дело в том, что люди здесь, даже уволившись, продолжают заниматься каким-то мелким бизнесом, работая, что называется, на себя. При этом они платят налоги и делают разного рода социальные отчисления. А пока делаются отчисления, автоматически накапливается и стаж.

По словам Сергея, трудовая дисциплина в Чехии выше, чем в России. При этом сама нация считается ленивой.

— На эту тема есть прекрасная шутка: «Чехи настолько ленивы, что будут делать работу хорошо, чтобы потом не пришлось переделывать!» — рассказал Сергей Захаров.

Спастись от бездельника: многие развитые страны страдают от обилия в офисах лодырей, которых нельзя уволить Кадр из сериала «Офис», 2005 год

Военно-трудовая этика

Михаил Мозжечков, директор регионального представительства зарубежной компании, житель Токио, рассказывает:

— В Японии есть не одно, а целых два трудовых законодательства, которые немного пересекаются. Так что все нюансы отношений здесь очень четко и подробно регламентированы.

По словам Михаила, работник в Японии хорошо защищен, но не столько законом, сколько отношением работодателя. Если, например, человек не справляется — ну, например, в силу возраста, то его, как говорят в Японии, перемещают к окну. Есть даже специальный термин — «сидящий у окна». Он означает, что тебе не поручают никакой ответственной работы и ты, скорее, числишься, чем реально работаешь. Ну и зарплата, понятно, не самая высокая. А дальше «сидящий у окна» уже сам решает — уходить ему или оставаться.

— В Японии, как и в России, есть испытательный срок. Как правило — три месяца, в течение которых работодатель вас может без всяких заморочек уволить, поскольку вы официально еще в штат не приняты, — рассказывает Михаил. — Но при этом, в отличие от России, зарплата стажера либо такая же, как у штатного сотрудника, либо процентов на десять меньше.

Как пояснил гость эфира, большинство крупных японских корпораций активно росли после Второй мировой войны, поэтому в них сразу формировался военный дух.

— В «Тойоте», например, ты не имеешь права что-то рапортовать «наверх», минуя своего непосредственного начальника. Это чисто военный принцип: сначала нужно доложить ротному командиру, — рассказывает Михаил. — После войны, возможно, этот принцип был прогрессивен, но сейчас он, скорее, тормозит развитие корпораций: слишком все формализовано. Взять даже любые деловые переговоры: японцы сначала обмениваются визитками, чтобы понять ранг каждого участника и посадить его за стол в соответствии с занимаемой должностью. Тот, кто выше рангом, должен сидеть посередине. Остальные — ближе или дальше от него. Но излишняя формализованность, на мой взгляд, порою губит содержание — то, ради чего все собрались.

Как пояснил гость эфира, отношения внутри рабочих коллективов в Японии в последние десятилетия изменились.

— Раньше практически открыто существовало два вида давления: сексуальное — когда кто-то к кому-то приставал, и силовое — когда тот, кто по должности хотя бы чуть выше, постоянно давил на подчиненных, — рассказывает Михаил. — Сейчас за оба вида давления очень легко оказаться в суде! У меня знакомый — вице-президент одной компании. Он как-то был вынужден отчитать девушек из секретариата: показалось, что плохо работали. Дело кончилось тем, что ему пришлось перед ними публично извиняться и кланяться, потому что он применил power harassment — активное силовое давление на рабочем месте. А через пару месяцев он вообще из компании ушел.

Вместе с тем, как рассказал гость эфира, профсоюзы в Японии очень слабы и их мало. Никаких стачек и демонстраций они не устраивают.

Коллеги могут доложить

Мария Дмитриева, житель Дублина, специалист по проектам оптимизации работы искусственного интеллекта, рассказывает, что в Ирландии принято следовать правилам рабочей этики.

— Иными словами, есть целый свод негласных правил, которые просто принято соблюдать. И если кто-то не соблюдает, на него могут написать начальству анонимку, рассказав, где и в чем сотрудник ведет себя неправильно, — рассказывает гость эфира. — Однако «крыс» никто не любит. Во всяком случае, стучать на человека по поводу его неподобающих личных качеств в Ирландии не принято. А вот по поводу каких-то промахов в работе сотрудники могут и пожаловаться.

Как пояснила Мария, в некоторых компаниях можно свободно материться — ирландцы вообще любят крепкое словцо. В каких-то компаниях можно в определенные дни ходить на работу в шортах. В общем, офисные нравы довольно свободные.

— Уволить сотрудника в Ирландии довольно сложно: закон на его стороне. Чтобы расторгнуть трудовой договор, работодателю придется собрать целую папку доказательств некомпетентности человека или нарушения им прописанных в трудовом договоре обязательств. И с этой папкой — если он сам уходить не хочет — нужно идти в суд, — рассказывает гость эфира.

Спастись от бездельника: многие развитые страны страдают от обилия в офисах лодырей, которых нельзя уволить Кадр из сериала «Офис», 2005 год

Хитры немецкие кадровики!

Олеся Эпштайн, HR-менеджер из Берлина, рассказывает, что в Германии практически любая ситуация, в которой могут оказаться работники и работодатель, четко прописана в законе и все вопросы решаются в суде.

— Если в России суд — это последний способ разрешения конфликта, то у нас — первый, — пояснила гостья эфира.

А еще, как рассказала Олеся, в Германии нет трудовых книжек, зато есть обычай во время увольнения брать у работодателя характеристику, в которой тот рассказывает о достижениях сотрудника, ну или об отсутствии таковых. А еще, оказывается, есть «тайный язык» кадровиков, которым они зашифровывают истинное мнение работодателя!

— Это очень опасная вещь. Ведь человек может и не брать характеристику, закон к этому не обязывает. А когда берет, он надеется, что о нем напишут что-то хорошее, — рассказывает гостья эфира. — И действительно, характеристика может быть формально положительная, а на самом деле там масса гадостей!

Страна, где можно вообще не работать

Марина Ялоян, журналист из Парижа, рассказала, что во Франции традиционно очень сильны профсоюзы и уволить сотрудника практически невозможно.

— В итоге работодатели, пытаясь защитить свои интересы, все чаще предлагают так называемый короткий контракт. Например, на месяц. Да, он автоматически продлевается. Но если босса что-то не устроило, то он трудовое соглашение просто не продлевает и сотрудника спокойно увольняют, потому что срок контракта закончился, — пояснила Марина.

Кстати, условия трудового контракта — хоть короткого, хоть постоянного, во Франции принято соблюдать. Если в трудовом соглашении написано, что рабочий день (а во Франции, кстати, он семичасовой) с 10 до 18 часов с перерывом на обед, то заставить сотрудника задержаться даже до 19 работодатель не в силах.

— Практически нереально заставить сотрудника выполнять работу, которая в контракте не прописана, — рассказывает Марина. — И это, я думаю, нормально и правильно. Но ведь складываются просто анекдотические ситуации. Сотрудник, например, может несколько недель без уважительной причины не приходить на работу, но даже это не является достаточным основанием для увольнения! Ну вот не хочет человек трудиться, нет у него сегодня настроения, и ничего с этим не сделаешь.

В итоге складывается такая советская система трудовых отношений. Многие французы если и работают, то, что называется, строго от звонка до звонка и при этом не очень-то заботятся о результате. Все равно ведь не уволят! Такой вот любопытный парадокс.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

Российский Центр мониторинга и анализа социальнотрудовых конфликтов обнародовал данные: где сотрудники и работодатели в 2021 году чаще всего не могли договориться. Топ таков: обрабатывающие производства (21 процент всех социально-трудовых конфликтов), здравоохранение (17 процентов), транспорт (14 процентов) и строительство (9 процентов). Самые частые причины конфликтов — это невыплата зарплаты, сокращения штата и нарушение условий труда.

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ

Алексей Захаров, руководитель портала superjob.ru:

— Есть мнение, что в развитых странах права работников соблюдают и там главенствует закон. А у нас, дескать, все «по понятиям»: захотят — выгонят. Это ерунда. Во всем мире отношения работников и работодателей строятся по одному принципу. Если корпорация крупная, то там, как правило, все более-менее по закону. Если это мелкий или средний бизнес, то действует правило «как договорились». Вы думаете, что, когда поляков в Германии нанимают убирать клубнику, кто-то думает о законе? О продолжительности трудового дня? Да такого и близко нет! И мексиканцы в США работают без соблюдения каких бы то ни было норм. А вот если корпорация крупная, то она просто вынуждена действовать по закону, потому что государству ее легко найти и проверить. Что же касается малого и среднего бизнеса, то тут во всем мире идет работа «по понятиям». И главное из них такое: босс платит зарплату, а работник нормально работает и не ворует. И конфликты возникают только тогда, когда этот базовый принцип какой-то из сторон нарушается. Причем и у нас, и в более развитых странах.

Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем:

— Экономика развитых стран строится на внутреннем потреблении. Власти делают все возможное, чтобы население было богатым, много покупало, ходило по ресторанам, кинотеатрам, разным шоу — в общем, тратило и тратило. Как этого добиться? Пункт первый — нужна высокая зарплата. Пункт второй — нужно время для шопинга и прочих радостей потребления. Вот ровно поэтому права работника на Западе максимально защищены. Суды на их стороне! А власть всячески поддерживает профсоюзы, которые следят, чтобы работники вовремя получали нормальные деньги и пораньше уходили с работы, ведь нужно еще успеть в ресторан. В России — иначе. Мы живем не за счет внутреннего потребления, а за счет продажи углеводородов. Государству, по большому счету, без разницы, сколько мы там работаем, сколько зарабатываем и тратим. Поэтому и профсоюзы у нас слабые. Они с советских времен смотрят в рот начальству, хоть и называются сейчас независимыми. И никому, в общемто, нет дела, соблюдаются ли права работников. Это мелкий частный вопрос, он не имеет государственной важности, поэтому и нарушений Трудового кодекса у нас так много.

Подкасты