Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Союз нерушимый: почему непризнанные республики стремятся присоединиться к России

В мире
Союз нерушимый: почему непризнанные республики стремятся присоединиться к России
Первомайская демонстрация на Красной площади. В таких шествиях в те годы всегда участвовали представители разных народов великой страны. Улыбались, кстати, не по приказу, а совершенно искренне. Потому что ощущали единство. Термин «советский народ» вовсе не был искусственным, он просто отражал реальность / Фото: Вячеслав Рунов /РИА Новости

Год от года усиливается тяга народов бывших республик СССР к воссоединению с официальной правопреемницей великого и могучего Советского Союза — с Россией. Это не означает всегда намерений войти в состав нашей федерации, но очевидно стремление к тесной экономической, политической и, конечно, к культурной интеграции.

Непризнанные государства хотят защиты

Валерий Коровин, политолог, координатор евразийского центра:

ЛНР, ДНР и Южная Осетия хотят войти в состав России, чтобы обеспечить свою безопасность. С Донецком и Луганском понятно — их просто хотели переехать катком. С Южной Осетией сейчас разрабатывается похожий сценарий. С Грузией Запад хорошо поработал, и она все-таки присоединилась к антироссийским санкциям. А сейчас по улицам городов бегают националисты и орут, что Южную Осетию и Абхазию нужно вернуть. В эту истерику включился даже сидящий в тюрьме бывший президент Саакашвили. Неудивительно, что осетины хотят в Россию, иначе их просто уничтожат.

Сейчас Запад делает все, чтобы создать у границ России в самых разных направлениях побольше угроз. Недавно вооруженные силы Азербайджана вошли в зону дислокации российских миротворцев в Нагорном Карабахе и нанесли удар по карабахским вооруженным силам в селе Парух. Президент Турции Эрдоган азербайджанцев тут же поддержал. По сути, это провокация, не исключаю, что будут новые — особенно если учесть, что часть российских миротворцев сейчас участвует в спецоперации на Украине. Не удивлюсь, если скоро Молдавия нападет на пророссийское Приднестровье. Ведь президент страны — человек совершенно прозападный: Майя Санду возглавляла в стране Фонд Сороса — организацию, признанную на территории России нежелательной. В общем, совершенно неудивительно, что осколки советской империи тянутся к России — люди просто хотят жить.

Я думаю, у России есть все шансы обратить сложившийся геополитический кризис себе во благо и начать «пересборку» страны. Совершенно очевидно, что уже сейчас по территории южной Украины в сторону Приднестровья прорубается от Крыма коридор. Мариуполь, Херсон, далее — Николаев и Одесса.

Я думаю, что южная Украина станет Новороссией, и через это государство мы сможем Приднестровье поддерживать. Также, я не исключаю, Новороссия тоже в состав России попросится. Ведь в ходе спецоперации стало ясно, что денацифицировать страну нынешние власти Украины не собираются. Больше того — они нацификацию усиливают.

Наш ответ на этот сценарий президент России Владимир Путин уже озвучил — тогда Украина утратит государственность. По всей видимости, она будет расчленена на несколько частей, и некоторые из них вполне могут попроситься в Россию — как Крым, ЛНР и ДНР. Так что «пересборка» страны уже началась, и весь вопрос в том, на что у нас хватит решимости и сил, в том числе военных. Ведь Запад усилению России будет всячески препятствовать.

Союз нерушимый: почему непризнанные республики стремятся присоединиться к России Фото: Кирилл Зыков / АГН Москва

Мы связаны экономически и родственно

Павел Данилин, политолог:

Пока о «собирании земель» говорить, наверное, рано. Тем более что мы ничего не собираем. Это главы трех независимых, хотя и не всеми признанных, государств заявили о своих намерениях. Референдумы пока не прошли и даже не назначены, так что делать какие-то выводы преждевременно. Вместе с тем очевидно, что все три государства связаны с Россией самыми тесными экономическими и родственными связями. В Южной Осетии, например, живут те же люди, что и в Северной. Это один народ. Не зря президент Южной Осетии Анатолий Бибилов сказал, что его страну и Северную Осетию нужно объединить в один регион и назвать новый субъект Осетия-Алания, чтобы подчеркнуть связь с предками. Я напомню, Алания — это одно средневековое государство алан в предгорьях Северного Кавказа.

То же самое касается Донецкой и Луганской народных республик. Да, они многонациональны, но большая часть жителей — носители одной русской культуры. Именно поэтому они и захотели отделиться от нацистской Украины. Они хотят говорить на русском языке, жить в рамках русской культуры, ходить в храмы русской православной церкви, а не носить, как вериги, придуманное в соседнем государстве украинство.

Второй важный момент: и в Южной Осетии, и в ДНР, и в ЛНР уже много лет местная валюта — российский рубль. Экономически мы единое пространство, особенно если учесть, что Россия непризнанным республикам постоянно помогает.

Третье: все эти территории, разумеется, хотят жить в условиях безопасности. На ДНР и ЛНР претендует Украина, на Южную Осетию — Грузия. И если учесть, что обе страны не раз заявляли о стремлении в НАТО, что страны Североатлантического альянса активно поставляют им оружие и инструкторов, то нетрудно предположить, что рано или поздно они постараются «свои» земли вернуть. Как это происходит — все три государства видели: начинается настоящий геноцид. Стоит ли удивляться, что они хотят присоединиться к России — ядерной державе, нападать на которую пока никто не решился. В общем, мотивы народов вполне понятны. Давайте дождемся референдумов.

Союз нерушимый: почему непризнанные республики стремятся присоединиться к России Южная Осетия

Дождемся конца специальной операции

Владимир Жарихин, замдиректора института стран СНГ:

На постсоветском пространстве, если в общем и целом, продолжается процесс распада СССР. Хотя какие-то его кусочки тянутся к России, но далеко не факт, что Россией станут. Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов, как известно, заявил, что в мае-июне в республике пройдет референдум на предмет присоединения к России. Возможно, так и будет. А возможно, это лишь предвыборный ход Бибилова, ведь 10 апреля в Южной Осетии состоятся президентские выборы. К тому же эта республика не Казахстан, Узбекистан или даже Эстония. По размеру она немногим больше расширившейся Москвы, а население — около 55 тысяч человек. Меньше, чем в большинстве московских районов.

К тому же ее включение в состав России, если оно случится, может вызвать очень неоднозначную реакцию. И ладно бы у Запада — мы с ним и так сильно поссорились. Китай, например, может провести параллель между Южной Осетией и Тайванем, который вдруг решил уйти от него к кому-то еще. Ведь Южная Осетия, не будем забывать, для большинства стран — это грузинская территория! Или возьмем Луганскую Народную Республику. Ее глава Леонид Пасечник сказал, что в ЛНР скоро пройдет референдум по вхождению в состав России.

А потом вдруг отыграл назад, сказав буквально следующее: «Это мое личное, частное мнение. Каких-либо действий, направленных на проведение референдума в республике в ближайшее время, нами не осуществляется».

По всей видимости, какие-то серьезные люди сказали Пасечнику не торопиться. Ведь, напомню, в 2014 году ЛНР и ДНР уже активно просились в состав России, но их не взяли. И только несколько недель назад наша страна признала их независимыми государствами. Возможно, дело в том, что военная операция еще не закончена и чем именно закончится — пока неясно. С одной стороны — санкции, с другой — переговоры с Украиной, а тут еще и референдум, который наверняка осложнит и без того непростую геополитическую обстановку. Сам Пасечник высказался в духе, что все санкции в отношении России уже приняты и хуже не будет. Но кто знает точно?

Кстати, глава ДНР Денис Пушилин был еще осторожнее. Он сказал, что сначала нужно освободить территорию, а «дальше посмотрим, дальше определимся». Давайте и мы не будем торопиться.

Союз нерушимый: почему непризнанные республики стремятся присоединиться к России Фото: vk/pushilindenis

Альянс с Россией — взаимная ответственность

Сергей Лесков, обозреватель:

Руководство Южной Осетии, а также Донецкой и Луганской народных республик изъявило желание после соблюдения юридических процедур войти в состав России. В 2014 году в Россию после референдума вернулся Крым.

Подобные настроения не редкость на территориях, разбросанных по пространствам бывшего СССР. Центростремительные силы ставят вопрос о том, возможно ли воссоздание в обновленном виде СССР, трагически распавшегося в 1991 году. Формирование Российской империи, наследником которой стал СССР, происходило далеко не всегда мирным путем, хотя это утверждали школьные учебники. Зря вводили в заблуждение. Если бы говорили правду, у националистов не было бы столь гипнотического влияния на молодые умы, когда КПСС ослабила хватку.

Но нет сомнения, что народы, собранные под сенью единого государства, благодаря пребыванию в общем питательном котле быстро рванули в цивилизационном плане. Многим была впервые предложена письменность, появились учебники на родном языке, возникли университеты и заводы, в рост пошли наука и культура. Послевоенная эпоха — самое благодатное время для народов, населявших великую страну. Да, находились диссиденты и недовольные, но после многих тяжких испытаний они часто всматриваются в прошлое с ностальгией. Общий закон революций — распад государства и потеря территорий. Именно это произошло с Российской империей, а затем с СССР. По этому закону Украине не на кого, кроме как на себя, обижаться, что после «оранжевой революции», а тем более после славной «революции достоинства» от нее отвалились недовольные новыми порядками области. Поменьше надуманного достоинства — побольше страна. Независимость — тяжкое бремя. Не каждая территория, на которую в результате политических метаморфоз нежданно свалилась независимость, способна исполнить все функции самостоятельного государства. По-настоящему независимых государств среди бывших советских республик раз-два и обчелся.

Миротворческая миссия ОДКБ в январе 2022 года в Казахстане, где стихийные банды грозили разрушить страну, тому подтверждение. Президента России оппоненты на Западе подозревают в желании восстановить СССР. Уверен, Путин прекрасно понимает, что реанимация СССР стала бы для России непомерной обузой. Соседи такого наворотили — сплошная головная боль. Принимать новые земли Россия должна с великой осторожностью. Исключительно в том случае, если новый союз принесет совместную пользу.

Союз нерушимый: почему непризнанные республики стремятся присоединиться к России Фото: Кирилл Зыков / АГН Москва

Как ни странно, Запад нас собирает. Невольно

Виталий Третьяков, главный редактор журнала «Политический класс»:

То, что мы сейчас видим, — это воссоединение народов, которые веками жили вместе. По сути, это собирание Российской империи, которая в разные годы по-разному называлась — даже Советский Союз. Надо отдать должное Западу, он делает все возможное, чтобы части большого российского народа вновь тянулись к России. Я имею в виду колоссальное внешнее давление.

Чем сильнее Запад будет давить на ЛНР, ДНР и Южную Осетию, тем больше у них будет желания спрятаться под крыло бывшей и вновь обретаемой Родины. Ну вот куда, например, идти Южной Осетии? Жить в составе Грузии она категорически не хочет, а в России у нее родные братья — такие же осетины. Ну очевидно же, что надо к ним. Тут просто вариантов нет. Или возьмем Луганск и Донецк. Большая часть людей, которые там живут, — русские. Есть и украинцы, но они говорят и думают по-русски. И вот им сейчас очень тяжело. Их убивают. И вот куда людям идти? С кем сливаться, чтобы остаться жить на своих землях и жить вообще? К Украине — нельзя, потому что в этой стране русские люди — не просто лишние, их ненавидят, против них готовят армию.

Может, Германия защитит дончан? Тоже сомнительно — гитлеровцы прошли по этим землям огнем и мечом, людей уничтожали и угоняли в рабство. Может, Польша спасет? Но она всегда мечтала эти земли захватить, а людей перекрестить в католицизм и сделать рабами на своих сельскохозяйственных угодьях. И вот у людей, живущих в ДНР и ЛНР, сработал исторический инстинкт — нет, нужно домой, нужно в Россию. Рано или поздно, я уверен, это все равно бы произошло — ведь соединились же, например, Восточная и Западная Германии. Просто сейчас — благоприятный исторический момент.

И, я уверен, ЛНР и ДНР — не последние, кто в Россию попросится. Постучатся, я думаю, и Херсон, и Одесса, и Николаев, и Харьков, которые со времен своего основания входили в Новороссию — т.е. северное Причерноморье, часть Российской империи. Ну какая это Украина, если тут веками жили русские? И Приднестровье, я уверен, в Россию попросится — как только созреют условия.

А Запад, повторю, эти условия активно создает. Стремясь ослабить Россию, давить на нее через соседей, он только делает нашу страну сильнее, потому что трудности нас не разрушают, а мобилизуют, а воссоединение со своими поднимает национальный дух — вспомните, как ликовали люди, когда вернулся Крым.

Подкасты