Top.Mail.Ru
- Город

Что происходило на заседании по делу петербуржца, смертельно ранившего полковника СКР

«Человек, чье имя стало символом эпохи»: Москва простилась с Лужковым

Песков объяснил высылку немецких дипломатов на фоне убийства в Берлине

Госдума разрешила вернуть «курилки» в аэропорты

Дедушка убитой студентки РУДН раскрыл подробности трагедии

Москвичи собрали 43 тонны продуктов для пенсионеров

Роспотребнадзор объяснил, как правильно «выбрать» Деда Мороза

Спасти еду, чтобы спасти людей

Топ-5 грехов новой Мосгордумы

Каких специалистов ценят в столице больше всего

Как распознать редкие и дорогие монеты в своем кошельке

«Я очень по вам скучала»: София Ротару выступила в Москве

Назван главный цвет 2020 года

Еще одна площадка фестиваля «Путешествие в Рождество» появится в Зеленограде

Личные вещи Людмилы Зыкиной продадут на аукционе в Москве

Что происходило на заседании по делу петербуржца, смертельно ранившего полковника СКР

Сергей Григорьев согласился с ходатайством обвинения

ФОТО: Наталия Белова, «Вечерняя Москва»

В Басманном суде 2 октября прошло первое заседание по делу Сергея Григорьева, 39-летнего жителя Петербурга, смертельно ранившего полковника СКР Владислава Капустина. Суд определил мужчине меру пресечения в виде заключения под стражу на два месяца, до 1 декабря 2019 года. «Вечерняя Москва» побывала на заседании и даже пообщалась с преступником.

Ждали Григорьева долго. Заседание, назначенное на час дня, началось только в три. Но ожидание того стоило — едва попав в зал, мужчина тут же начал делать заявления журналистам, чем возмутил судебных приставов.

— Я болен СПИДом, — с ходу пояснил Григорьев, — в связи с чем подвергался издевательствам и вымогательствам со стороны сотрудников полиции Санкт-Петербурга.

Договорить ему не дали — запрещено. Впрочем, такая возможность у мужчины появилась в ходе заседания, во время которого он то и дело старательно, как за школьной партой, тянул руку.

Следствие потребовало избрать меру пресечения в виде двух месяцев заключения под стражу, в противном случае, по мнению правоохранителей, преступник может скрыться или повторить подобное деяние. Обвинитель также ходатайствовал о приобщении документов, говорящих о том, что Григорьев состоял на учете не только в психоневрологическом, но и в наркологическом диспансере. Была приложена и характеристика по месту жительства, которая больше всего возмутила подсудимого.

Сергей Григорьев после оглашения приговора в зале суда / Наталия Белова, «Вечерняя Москва»

Сергей Григорьев после оглашения приговора в зале суда

ФОТО: Наталия Белова, «Вечерняя Москва»

— Не возражаете против ходатайства следователя? — спросила судья.

— Возражаю! Не может быть никакой характеристики! Я там уже не живу, бродяжничаю! А соседка злится на меня за то, что я не разрешаю ей сдавать комнату в коммуналке! — возмутился Григорьев. 

На самом деле, говоря о бродяжничестве, преступник немного лукавит — в последнее время он проживал на даче. А вот конфликт с соседкой действительно был — следователь пояснил, что от нее неоднократно поступали жалобы на мужчину. Он также отметил, что у Григорьева большая задолженность по коммунальным счетам.

— Да, долг есть, — подтверждает обвиняемый, — 49,5 тысячи. Я следил, чтобы он не рос дальше, потому что, если задолженность больше, вызывают в суд.

На вопрос судьи, согласен ли он с мерой пресечения, предложенной стороной обвинения, Григорьев снова излился бессвязной тирадой о квартире, плохой соседке и плохих полицейских. В конце концов мужчину пришлось прервать, напомнив, что здесь и сейчас решается вопрос не о его квартире, а о свободе.

— А, с двумя месяцами? Да, согласен, — высказался Григорьев.

Не согласен был, как оказалось, только адвокат. По его словам, загранпаспорта у Григорьева нет, никуда уехать он не сможет, со следствием активно сотрудничает, подробно все рассказывает. Так что причин для такой меры нет.

Заседание по делу об убийстве полковника СКР в Басманном суде

Заседание по делу об убийстве полковника СКР в Басманном суде

Разумеется, суд принял сторону следствия и оставил мужчину под стражей до 1 декабря. После заседания «Вечерняя Москва» пообщалась с госзащитником Дмитрием Полтавским. 

— Мы будем обжаловать решение суда. Мой подзащитный не отрицает действий, которые привели к смерти сотрудника СКР. Он не согласен с позицией следствия в плане мотивов. Настаивает, что находился в длительной психотравмирующей обстановке и состоянии необходимой обороны. Это было связано с выяснениями отношений с сотрудниками полиции Санкт-Петербурга, на которых он писал жалобы в Следственный комитет. Он говорит, что ему было без разницы, на кого нападать, лишь бы это был сотрудник СК. Именно для этого он и приехал в Москву. Почему не в Петербурге, а у нас — будет разбираться следствие.

— Он сам понимает, что сделал?

— Мне тяжело это комментировать, потому что я сам для себя это не до конца уяснил. Что за история с квартирой, он тоже мне толком объяснить не смог.

Адвокат добавил, что, вероятнее всего, в ближайшее время будет проведена судебно-психиатрическая экспертиза Григорьева. В случае, если его признают вменяемым, преступнику может грозить наказание вплоть до пожизненного лишения свободы.

Ранее по теме:

Появилось видео из зала суда со смертельно ранившим полковника СК

Стал известен размер долга по кварплате смертельно ранившего полковника СК мужчины

Суд арестовал смертельно ранившего полковника СК мужчину

Арестованный за нападение на полковника СК раскрыл подробности убийства

Адвокат арестованного за нападение на полковника СК прокомментировал решение суда

Новости СМИ2

Антон Крылов

Во всем виноват Сталин

Алиса Янина

Новогодние подарки — дорого и глупо

Ольга Маховская, психолог

Как справиться со страхом экокатастроф

Георгий Бовт

Закон не правят на коленке

Виктория Федотова

Когда «хорошая девочка» — смертельный приговор

Игорь Воеводин

Это вам не «Мисс Вселенная»

Олег Капранов

Смартфон у ребенка отбирать нельзя. Тем более в школе

Генерал Мороз был предателем. Правда и мифы о Битве за Москву

Построили стену из кирпичей собственного производства

Правильно распределяйте свое время на экзамене

Чтобы попасть в мишень нужны не глаза, а чувства