Карта городских событий
Смотреть карту

Беспощадный бунт: с чем связаны массовые беспорядки в Казахстане

Беспощадный бунт: с чем связаны массовые беспорядки в Казахстане
Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Массовые беспорядки в Казахстане, начавшиеся 2 января, поводом для которых стало повышение цен на топливо, пошли на спад одновременно с началом развертывания в стране миротворческой операции сил Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Счет убитых и раненых точно идет на десятки, если не на сотни. Так что это было? Попробуем разобраться.

Неожиданная, но предсказуемая атака на государство

Точной картины того, что произошло в новогодние каникулы в Казахстане, до сих пор нет. Версии о причинах (и поводах) тоже сильно расходятся. Вопросов остается много.

Практически для всех наблюдателей, что с востока, что с запада, произошедшее в считаные дни и даже часы «обрушение государства» стало полной неожиданностью. Настолько, что даже традиционно достающиеся из закромов пропаганды тезисы насчет «внешнего вмешательства», которыми провалившиеся правители всякий раз пытаются оправдать собственные ошибки, извлекли оттуда не сразу. А лишь когда понадобилось обосновать введение в страну сил ОДКБ. Хотя такой повод (внешняя агрессия) вовсе даже и не нужен: достаточно обратиться к статье 2 Договора о коллективной безопасности, где сказано, что меры по «устранению причин» могут предприниматься и просто в случае создания угрозы безопасности государству-члену.

Военная помощь сил ОДКБ казахстанскому президенту Токаеву была не только юридически обоснована, но и по-человечески понятна, а также политически целесообразна.

Та же Россия, имеющая с Казахстаном одну из самых протяженных в мире общую сухопутную границу, просто не может позволить, чтобы у нее под боком образовалось некое «новое Сомали» без власти и порядка, да еще с космодромом Байконур. И уже сам факт ввода войск союзных государств стал оказывать стабилизирующее влияние, а местные силовики, разбежавшиеся было и попрятавшиеся по кустам в ожидании, чем все закончится, обрели уверенность и стали рьяно доказывать президенту Токаеву (поняв, что он усидит) свою преданность.

Токаев, наследник елбасы Назарбаева, тоже вбросил тезис о вмешательстве неких «внешних — забугорных — сил», но пока не уточнил, из какой именно части света — востока, запада, юга или севера — эти силы действовали. Потому что все произошедшее в Казахстане, конечно же, имеет характер сугубо внутреннего производства.

Проблемы накапливались годами. Но они могли бы и дальше накапливаться, не выливаясь в погромы и мародерство, если бы не случилось то, что называется «расколом элит». Как версия: судя по всему, часть окружения Назарбаева решила разыграть стихийно начавшиеся протесты в своей борьбе за власть и ресурсы с президентом Токаевым в условиях затянувшегося и довольно «мутного» транзита.

Когда с 2019 года Назарбаев вроде бы ушел с поста президента, но сохранил за собой пост главы Совета безопасности, а также контроль за всеми силовиками, Токаев оказался связан по рукам и ногам, хотя вроде бы был готов к каким-то ограниченным реформам. При этом назарбаевскому окружению было что терять: «телеграм»-каналы полны «справок» о дорогой недвижимости и сказочных счетах по всей Европе и за ее пределами.

Например, пять лет назад обнаружилось, что дом на Бейкер-стрит в Лондоне, где располагается квартира героя произведений Артура Конана Дойла Шерлока Холмса, принадлежит дочери и внуку бывшего президента Казахстана Дариге Назарбаевой и ее сыну Нурали Алиеву. Общая стоимость недвижимости только на этой улице тогда оценивалась в 140 миллионов фунтов стерлингов. Безграничная коррупция окружения елбасы и вообще всей казахской верхушки стала одним из поводов для стихийных протестов.

Были другие факторы. С одной стороны, Казахстан являл собой пример блистательного успеха модели «авторитарной модернизации», беспримерной на всем постсоветском пространстве. По темпам экономического роста с Казахстаном может посоперничать разве что другая нефтяная страна — Азербайджан. Если на момент распада СССР Казахстан отставал по ВВП на душу населения от России процентов на 40, то теперь практически догнал ее (10 тысяч долларов против 9 тысяч), а по продолжительности жизни (74 года) и перегнал. Казахстан всегда был открыт иностранным инвестициям (один из аргументов против того, что Запад или Китай имели хоть какой-то интерес в дестабилизации режима). Новая столица страны была построена с привлечением лучших мировых архитекторов. Назарбаев отправлял на Запад учиться молодежь, привлекал и оттуда лучших специалистов.

Однако на фоне стремительного роста экономики не менее стремительно росло и расслоение общества, а социальные лифты были обсижены родственниками новой все более коррумпированной элиты. Казахстан столкнулся с типичной проблемой «обманутых ожиданий», когда революции или восстания начинаются не тогда, когда люди в нищете и думают о выживании, а когда они начинают жить лучше. Но вместе с тем растут и их ожидания от этой жизни. И запросы. В том числе на социальную справедливость. К тому же Казахстан — страна относительно молодая (средний возраст 32 года против 41 в России); новые поколения столкнулись с тем, что на всех «сытых мест» не хватает. Да и приличной работы тоже. Тот же запад Казахстана, где начались беспорядки, всегда был самым бедным регионом, притом что именно там добывается вся нефть страны. Там уже происходили волнения: в Жанаозене в 2011 году, когда «протестанты» были расстреляны некими неизвестными боевиками. Начатое тогда расследование ничем не закончилось, оставив обиду среди местных элит.

Политические институты в динамично развивающейся стране пребывали в режиме жесткой заморозки. Всякая оппозиция была подавлена, а вместе с тем были уничтожены не только каналы диалога между властью и обществом, а также учета интересов разных групп в традиционно клановой стране, но и «предохранительные клапаны» выпуска накапливавшегося пара. Этот котел не мог рано или поздно не взорваться.

Часть окружения Назарбаева, который в течение всего времени беспорядков хранил молчание, и даже не было известно его местонахождение (на третий день протестов он был смещен Токаевым с пожизненного поста главы Совета безопасности), решила воспользоваться моментом к своей выгоде. Судя по всему, именно этим можно объяснить полное бездействие силовиков в первые дни мятежа, они еще и снабдили оружием мятежников. Касым-Жомарт Токаев почти сразу убрал с ключевых постов глав правительства, глав КНБ и начальника службы охраны президента — ставленников «отца нации» Назарбаева. Должности заняли его соратники. Наконец, был арестован и бывший председатель комитета нацбезопасности Казахстана Карим Масимов — по обвинению в госизмене. Наверняка это не последний громкий арест, а чаша сия не минует и некоторых родственников самого Назарбаева, если они не успеют сбежать. Впрочем, до конца роль самого Назарбаева в будущих политических раскладах все же непонятна.

Он пользуется поддержкой и авторитетом в Москве и, опираясь на это, может попробовать отчасти восстановить свои позиции, а главное — позиции своего окружения. Прибытие войск ОДКБ, безусловно, вселит уверенность в сторонников Токаева и подавит фронду в рядах бюрократии. Назарбаев, возможно, все же отойдет от политики, а двоевластие закончится.

Однако до полной стабилизации ситуации еще далеко. Нельзя исключать перехода мятежников к подпольной террористической борьбе, что может задержать силы ОДКБ в стране на более долгий срок, чем первоначально задумывалось, а также придется увеличить численность этих сил. Пока общая численность миротворческих сил ОДКБ определена в 3500 человек. У этих сил нет ни военных функций, ни полицейских (как то: разгон митингующих, установление порядка на улицах и пр.).

Они должны служить буфером, создавать условия для мирного улаживания конфликта. Вглубь страны, да и в другие города, кроме столицы, силы ОДКБ в столь малочисленном составе вряд ли двинутся. Но они освободят силы для местных военных, которым предстоит действовать более решительно. В случае эскалации ситуации (например, развертывание подобия партизанской войны) миротворцы могут запросить помощь у других коллективных войск ОДКБ. На этот случай имеются Коллективные силы оперативного реагирования — до 22 тысяч человек, и Коллективные силы быстрого развертывания — еще 5 тысяч человек. С тяжелой техникой и поддержкой с воздуха.

Одновременно властям Казахстана придется раскошелиться на меры социальной поддержки населения, а также, если хватит политической воли и мудрости, организовать общенациональный диалог с целью поиска компромиссов и учета интересов разных кланов и групп населения. Возможно, придется пойти и по пути перераспределения нажитой «непосильным трудом» собственности от старых олигархов к новым. Но при этом попытаться избежать новых масштабных внутриэлитных конфликтов. Поскольку, как было сказано в начале, именно раскол элит в такие моменты истории является решающим — почти вне зависимости от того, сколь масштабными могут являться народные протесты. Которые сами по себе победить без такого раскола (а также определенной помощи от силовых структур) никогда не смогут. Надежды — на миротворцев.

Беспощадный бунт: с чем связаны массовые беспорядки в Казахстане Казахстан, Алма-Ата. Участники протеста против повышения цен на газ греются у костра и еще не знают, что скоро кто-то из них подастся в мародеры, кто-то сочтет себя политиком, кто-то, может быть, станет отрабатывать задание кураторов и раздувать конфликт / Фото: Ерлан Джумаев/ТАСС

ЦИФРА ДНЯ

200 миллионов долларов — предварительная оценка суммы ущерба от беспорядков в Казахстане. 189 миллионов долларов потеряла экономика страны из-за перебоев с интернетом. В воскресенье, 9 января, в столице Казахстана, Нур-Султане возобновили доступ к проводному интернету. Подключение к мобильному интернету по-прежнему невозможно. 3 миллиарда долларов потеряли четыре казахстанских миллиардера, в том числе дочь и зять Назарбаева Динара и Тимур Кулибаевы.

ХРОНОЛОГИЯ

  • 2 января 2022 года после повышения цен на сжиженный газ в два раза начались протесты в городе Жанаозен.
  • 4 января к протестам присоединились жители АлмаАты и других городов. Власти Казахстана заявили о снижении цен на сжиженный газ.
  • В ночь на 5 января в Алма-Ате протестующие начали поджигать полицейские автомобили.
  • 5 января отключен интернет по всей стране. Вечером президент Казахстана обратился к лидерам ОДКБ с просьбой о поддержке.
  • 6 января Совет ОДКБ согласился направить миротворцев в Казахстан.
  • 8 января стало известно о задержании экс-главы комитета национальной безопасности Казахстана Карима Масимова. Его подозревают в государственной измене.

В ТЕМУ

Беспорядки, прокатившиеся по Казахстану, имеют классические признаки «цветной революции», спланированной и управляемой с Запада, считает отставной канадский дипломат Патрик Армстронг.

«Очевидно, есть базовые причины, которые побуждают людей к протесту. Однако организаторы «цветной революции» берут этот протест и направляют его. Что мы видим в Казахстане? Неожиданное появление вооруженных группировок, лидера, сидящего за пределами страны, обычный набор западных НКО, работающих на протяжении ряда лет, требования, которые включают геополитическое отдаление от России», — цитирует Армстронга РИА Новости.

Ранее лидер КНР Си Цзиньпин в послании к президенту Касым-Жомарту Токаеву заявил, что «Китай выступает против внешних сил, замешанных в разжигании «цветной революции» в Казахстане».

Новых погромов пока не слышно

Мы продолжаем рубрику «Светлана дозвонилась», в которой корреспондент «ВМ» Светлана Самченко связывается с очевид цами самых актуальных событий. Сегодня ее собе седница — очевидица протестов и массовых беспорядков в Казахстане, жительница Алма-Аты Кунекей Нурлан. Антиправительственные выступления в Казахстане прокатились по стране волной насилия и жестокости, вызвали в мире широкий общественный резонанс. На связи с «Вечерней Москвой» жительница Алма-Аты, экономист, блогер Кунекей Нурлан. Она рассказала, как пережила гуманитарный кризис казахская столица.

— Кунекей-ханым, вы слывете мирным человеком, учите людей финансовой грамотности. Для вас этот социальный взрыв был неожиданным?

— Как экономист я понимала, что протесты возможны. Но что он окажется столь резким и жестоким, я, конечно, не предвидела.

— Вы можете поделиться своим взглядом на текущую обстановку в стране?

— Все началось 2 января. В городе Жанаозене водители протестовали против двукратного повышения цен на сжиженный газ. А дальше получилось все как в книгах Маркса: экономическое требование к правительству взять регулирование цен под свою ответственность переросло в политическое — прогнать это правительство. И бунт покатился по городам. Но это не была уже стихийная стачка — этих людей вели и направляли, у них есть лидеры.

— Самый страшный день уже миновал, как думаете? Правительство страны ушло в отставку...

—Думаю, да, миновал. Только это был не один день, а два. 5 и 6 января. По улицам Алма-Аты буквально прокатывались волны разнузданных мужчин, в основном молодых. Они уже не кричали «Кет, ака!» («Проваливай, старик!» — призыв, адресованный экс-президенту Нурсултану Назарбаеву. — «ВМ»), а просто бесчинствовали: жгли машины, больше сотни сожгли! В том числе 33 служебных автомобиля врачей и пожарных. А представьте, если у кого-то беда, если плохо, а врач не приедет, его скорую поставили вверх колесами и подпалили... Просто вандализм какой-то. Хулиганствующая молодежь могла схватить любую девушку и потащить с собой, поглумиться. Мирные люди старались не покидать своих домов.

— К вечеру 5 января в городе перестал работать интернет. А вы — блогер...

— Сотовая связь тоже работала с перебоями. И тогда мы с друзьями по сетевому сообществу создали волонтерскую группу «Бауырмен Байланыс» — «Созвонись с братишкой», чтобы передавать информацию от тех, кто не может связаться с родственниками. 7 января 50 волонтеров приняли 3500 запросов: «Помогите связаться с мамой, братом, мужем». Некоторые мои подруги так много выслушали людских слез, что вынуждены были обратиться к психологу.

— А сейчас как обстановка в Алма-Ате?

— Потушили пожар в городской прокуратуре. Вроде о новых погромах не слышно...

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ

Сергей Марков, политолог:

— Происходящее в Казахстане — следствие радикальной, неолиберальной политики, которая долгое время проводилась в республике. В стране допускается иностранный капитал в больших объемах, высокий уровень эксплуатации работников. Там процветает дикий капитализм. Богатые жируют и наглеют.

Экономический рост в стране есть, но его ощущают только богатые: казахские олигархи и их дети. И между доходами богатых и бедных — огромный разрыв. Отсутствие государственного контроля за стоимостью социально значимых товаров привело к росту цен на газ. Он внезапно подорожал в два раза. Это и шокировало население.

Протест против асоциальной экономической модели уже привел к результатам. Протестующие добились снижения стоимости. Уверен, что в ближайшие годы повышать цены на газ больше не решится ни один правитель. И добиться этого другим способом было невозможно. Потому что государство было уверено в эффективности своей политики.

Сергей Гончаров, президент Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа»:

— В Казахстане накопились внутренние проблемы. Долго правил Нурсултан Назарбаев, потом к власти якобы пришел Касым-Жомарт Токаев. Но клан предыдущего президента остался «у дел». Многим это стало надоедать, и внутренние противоречия привели к мятежу. Силы, которые не хотели быть под контролем клана Назарбаева, вышли со своими сторонниками на улицы.

К ним, не исключаю, примкнули и серьезные заграничные бизнесмены. И все для того, чтобы свергнуть власть Назарбаева и решить свои проблемы. Есть в этой ситуации сходство и с «цветными революциями». То, что происходит сейчас в Казахстане, похоже на события Украины и Белоруссии. Все делают по единому сценарию: сначала недовольства людей, которые вышли на площадь, а потом мятеж, стрельба, поджоги и мародерство. Думаю, ситуация устаканится в ближайшие 2–3 дня. Токаев избавится от ставленников Назарбаева и будет таким же властным правителем, как его предшественник.

Евгений Сатановский, политолог, востоковед:

— В Казахстан пришла Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ). И коллективная миротворческая миссия развернулась в республике мгновенно. Это дало возможность понять, что переворот не удастся. Те силы правопорядка Казахстана, которые собирались реально бороться с боевиками, сконцентрировались на этой борьбе. Что будет дальше в системе власти — пока сложно сказать. Сейчас Евросоюз, как всегда, вылезает с бестолковыми заявлениями о том, что надо учитывать точку зрения мирных протестующих. Тех, кто погромы устраивает и людей убивает. Или предлагает вести с ними переговоры, заботясь об их правах. Это вообще очень трогательно — права человека, когда идет речь об остановке террористов и погромщиков.