Автор

Тазрет Елоев

Комфортно жить не запретишь

— За последние десять лет, а это в основном период работы правительства, возглавляемого Юрием Михайловичем Лужковым, введено в эксплуатацию около 33 миллионов квадратных метров жилья – почти пятая часть построенного за всю многовековую историю столицы. Причем квартиры современные, улучшенной планировки. Казалось бы, темпы строительства наращиваем. Но к мировому уровню мы приблизились лишь на 3—4 метра в расчете на одного человека. Сравните: в развитых странах на каждого человека приходится 40—45 квадратных метров жилья, в Москве — 21—22, вдвое меньше.В свое время ЦК КПСС и Совмин СССР поставили задачу к 2000 году обеспечить каждую семью отдельной квартирой или домом. Все мы уже тогда понимали, что это лишь очередной лозунг, не подкрепленный реальными возможностями. Сегодня рыночные отношения позволяют использовать в России и Москве иные, более эффективные подходы для решения этой острейшей социальной проблемы. В первую очередь надо определить источники финансирования. Без широкого привлечения средств инвесторов, населения, других внебюджетных источников в Москве не строили бы столько квартир.[b]— Но не каждому по карману даже дешевое жилье, не говоря об очередниках. Как быть в таких случаях? [/b]— Мы строим квартиры для различных слоев населения. У малоимущих семей просто нет денег и, видимо, они не скоро появятся. Город несет перед ними моральную ответственность и ежегодно выделяет бесплатно один миллион квадратных метров жилья. Еще столько же покупают люди со средним достатком. Так что это неверно, будто у нас много непроданного коммерческого жилья.Ничего подобного, все раскупается.Что касается богатых, то они сами заботятся о себе, выкладывают от 3 до 7 тысяч долларов за квадратный метр в суперпрестижных домах. В таких квартирах-хоромах ни президент страны, ни мэр, ни я не живем – не по карману.Есть еще четвертая категория людей, которая хотела бы купить достойную крышу над головой, но нет денег.Теперь и у них появляется свет в конце тоннеля. Уже в сентябре 1998 года усилиями правительства столицы, главным образом Лужкова, а также городской Думы приступаем к первым ипотечным операциям.[b]— Об этом давно говорят на разных уровнях, а конкретного результата пока нет...[/b]— Эта работа рассчитана на длительную перспективу, ждем от нее эффективной отдачи. Платежеспособному населению банки выделяют кредит на 10, 20 и более лет. Первоначальный вклад в будущее жилье — 30 процентов от стоимости. Кредит выдается примерно под 10 процентов годовых. Создаваемое Московское Ипотечное Агентство под имеющиеся активы может выпускать ценные бумаги для распространения на внутреннем и внешнем рынке.Ипотека на первом этапе рассчитана на тех, кто в течение длительного срока будет способен выплачивать за выбранную квартиру. Проценты по кредиту должны быть приемлемыми для платежеспособных жителей столицы. Скажем, молодой человек приобрел однокомнатную квартиру. Через какое-то время он женился и захотел двухкомнатную. Пожалуйста, доплачивай разницу. То же – при покупке трехкомнатной. Получилось у него с карьерой, стал прилично зарабатывать – расплачивается до истечения срока и живет спокойно. По нашим оценкам, ипотека позволит дополнительно строить до полутора миллионов квадратных метров жилья в год.Здесь мы используем зарубежный опыт, в частности США. Разумеется, будем удешевлять себестоимость строительства, чтобы цена квадратного метра не превышала 1—1,2 тысячи долларов.[b]— Квартиры со всеми удобствами – прекрасно, но этого недостаточно. Нужна еще комфортная среда обитания.[/b]— Согласен. Не может человек чувствовать себя комфортно в квартире, если двор не ухожен, рядом нет школы, детского сада, магазина, поликлиники, стадиона, кинотеатра, дорога разбита, воздух грязный. Эти проблемы нельзя откладывать на потом. В городе сейчас около двух с половиной миллионов автомашин, их количество ежегодно увеличивается чуть ли не на 300 тысяч. Значит, нужны хорошие дороги, транспортные развязки, экологически чистое топливо. Питьевая вода у нас нормальная, а вот содержание вредных веществ в атмосфере недопустимо велико. Вы знаете, многое делается для улучшения экологии. Это отметили и зарубежные гости, прибывшие к нам в начале июня по случаю проведения в Москве Всемирного дня защиты окружающей среды.[b]— Памятники архитектуры, культуры, истории — та же среда обитания. К сожалению, далеко не все благополучно с их сохранностью и обновлением, некоторые вообще сносятся. Беспокоят, в частности, Государственная и Тургеневская библиотеки, Музей истории Москвы. Делается что-то для исправления ситуации? [/b]— Эти объекты стараемся привести в божеский вид. Несколько месяцев назад сдано в эксплуатацию великолепное здание «Новой оперы» в саду Эрмитаж, еще раньше — филиал Малого театра. А Третьяковская картинная галерея, городской выставочный зал «Малый Манеж», зоопарк, Музей частных коллекций! Решаем вопрос о Тургеневской библиотеке.Но есть федеральные объекты, которые правительством России финансируются неудовлетворительно. Это Большой театр, Государственная библиотека и другие. А у города нет денег.[b]— Владимир Иосифович, строится действительно много, в перспективе, как вы сказали, темпы возрастут. Не получится ли так, что скоро не останется земли под дома, объекты соцкультбыта? Или ставка по-прежнему делается на расширение границ Москвы? [/b]— Земли у нас не хватает. Рост городов — характерное явление последних десятилетий. Главная причина состоит в экономических преимуществах концентрации производства, его специализации и кооперирования в пределах сравнительно небольших территорий. У людей здесь гораздо больше возможностей приложить силы и знания в любой сфере деятельности, приобщиться к городской культуре.В то же время урбанизация ведет к переуплотнению центральных районов, к несбалансированности в размещении мест приложения труда и жилых кварталов. А это вызывает рост транспортного потока, дополнительно тратится время на поездки, появляется усталость в дороге, ухудшается окружающая среда. Растянутость инженерных коммуникаций удорожает строительство и увеличивает расходы на эксплуатацию. Назревает необходимость забирать под застройку пригородные земли.Последний раз в 1984 году к столице за пределами МКАД присоединены 10 тысяч гектаров. Сейчас завершается застройка Митина, Новокосина, Северного Бутова, на очереди — Южное Бутово, Жулебино, Крюково (Зеленоград). Не спешим пока осваивать участки в Щербинке, Кожухове. Дорого.Резервы внутри МКАД не исчерпаны. В Марьинском парке, там, где были поля аэрации, уже сдано 1,2 миллиона квадратных метров жилья, а всего до 2002 года здесь будет 5 миллионов. Большой квартал возводится на Мичуринском проспекте.Строим в центре, в других сложившихся районах города. Освободятся земли после вывода вредных производств, различных баз, складов. Лет на 5 — 6 стройкомплекс обеспечен работой.[b]— Дополнительные площадки даст снос пятиэтажек первого периода индустриального домостроения, на месте которых вырастут новые кварталы. Сколько жилья появится за счет этого? [/b]— Взамен 30 миллионов квадратных метров жилья в «хрущевках», которые будут снесены, появится в полтора раза больше. Сносить станем целыми микрорайонами. Так дешевле. Здесь есть инженерные сети, объекты соцкультбыта, тем не менее инвесторы неохотно идут на затраты. Из-за отсутствия стартовых домов для переселения реконструкция ряда кварталов начинается позже.[b]— Повлияет ли интенсивность строительства на рост населения города? [/b]— Думаю, нет. Управлять городом с более чем 9-миллионным населением сложно. Кстати, за последние годы численность жителей у нас снизилась. Многие предпочитают жить за городом, где лес, водоемы, чистый воздух. Особенно хорошо себя чувствуют там старики.[b]— Еще несколько лет назад строители уходили из системы столичного комплекса, потом начали возвращаться обратно. В чем причина? [/b]— Каждый ищет работу с хорошей зарплатой. Ничего плохого тут нет. В коммерческих организациях тогда платили больше. Но так продолжалось недолго. В июне 1991 года Мосгорисполком принял решение о повышении престижа профессии. Сегодня устроиться на стройку не так-то просто. Зарплата – более 2 тысяч рублей в месяц. Никому не хочется ее терять. В начале 90-х годов в стройкомплексе насчитывалось 500 тысяч человек, а сегодня — 760 тысяч. Цифры говорят сами за себя.[b]— А много иностранцев на стройках? Говорят, кое-где к ним отношение не очень доброжелательное, могут и платить меньше, и уволить без оснований.[/b]— Допускаю, что в частных фирмах подобные случаи были, но в нашей системе — нет. Мы не делим людей по национальностям. На объектах работают жители Украины, Белоруссии, Молдавии, других стран. Им это выгодно, зарплату получают гораздо большую, чем на родине. Выигрыш — обоюдный. Почему бы не поддерживать такие деловые связи? Они что, кому-то мешают? [b]— Вам нравятся скульптуры Зураба Церетели? [/b]— Можно по-разному относиться к нему, оценивать его произведения. Сколько было споров, разных мнений вокруг памятника Петру Первому на берегу Москвы-реки, а ничего, постепенно привыкаем к нему. Мне по душе работа «Трагедия народов». Я близко познакомился с Церетели как раз в ходе строительства мемориала Победы на Поклонной горе, был в его мастерской. Знаете, чем он берет? Огромной работоспособностью, коммуникабельным характером, добрым отношением к людям.[b]— Известное распоряжение мэра Москвы от 27 января 1998 года «О порядке участия граждан в обсуждении градостроительных планов, проектов и решений, связанных с использованием городских территорий» не всегда соблюдается. Почему? [/b]— Если видим явные нарушения, мы пресекаем их. На днях я остановил незаконное строительство элитного жилого дома по Волковому переулку, о котором писала «Вечерняя Москва». Оказалось, что проектировщик — человек заинтересованный, нашел инвестора, генподрядчика, и на небольшом участке, где была хоккейная площадка, начали возводить здание. Фирма затратила уже несколько миллионов долларов, руководители ее в растерянности. Мы, конечно, постараемся помочь, найдем другой участок, но надо было раньше думать о последствиях.[b]— Сколько нарушителей строительных правил и норм лишилось лицензий? [/b]— Случай на Мичуринском проспекте, где в прошлом году обрушилась секция строящегося дома, многому нас научил. Я долго находился в подавленном моральном состоянии.Хотя этот дом возводила частная фирма «ППСК ТЭЦ-25», ответственность за все, что происходит в городе, несем мы. Здание привели в порядок, будущим жильцам нечего опасаться. Понятно, фирма лицензию потеряла, теперь надо приложить немало сил, чтобы ее вернуть.Мы внесли коррективы в работу технадзора и подрядных организаций. Ужесточены требования к предприятиям и фирмам, получающим лицензии и сертификаты на выпускаемую продукцию. За нарушения в первом полугодии аннулировано 310 и приостановлено 87 лицензий. Из реестра системы «Мосстройсертификация» исключено 25 сертификатов.[b]— Увеличение строительства коммерческого жилья фирмами сказывается на деятельности домостроительных комбинатов? [/b]— Все наши четыре комбината по-прежнему сдают львиную долю жилья. ДСК-1, к примеру, — миллион квадратных метров в год. Он постоянно в поиске лучших серий домов.Ваша газета писала о новой модели П-44 Т. Отличные квартиры, столярка на европейском уровне.[b]— Владимир Иосифович, наша встреча проходит в канун Дня строителя. Что бы вы пожелали коллегам? [/b]— Свой профессиональный праздник многотысячная армия стройкомплекса столицы встретила достойно. В январе—июне ввела жилья больше, чем год назад. Так держать! Товарищам по работе желаю еще больших успехов, крепкого здоровья, счастья.

Хлеб на стол — и стол престол

[i]Не ожидал такого внимания деловых кругов генеральный директор акционерного общества «Мосхлеб» кандидат технических наук, заслуженный работник пищевой индустрии РФ Михаил Коваленко. После своего доклада с показом видеоматериалов на недавнем Европейском конгрессе производителей оборудования для хлебопекарной промышленности в городе Страсбурге он почти час подробно отвечал на многочисленные вопросы.[/i][b]— Михаил Алексеевич, что интересовало зарубежных предпринимателей? [/b]— Каково состояние и перспектива нашей отрасли в Москве? Как отразился на ее развитии кризис в августе 1998 года? Найдут ли иностранные фирмы потенциальных покупателей новейшего оборудования? Ну и, конечно же, ключевой вопрос касался рыночных отношений в России. Кризис сильно напугал всех на Западе, никто не хочет рисковать, доверие к нашим властям основательно подорвано.Правда, они знают, что Москва — исключение: свои обязательства перед зарубежными партнерами исправно выполняет.Хотя в последние годы наметились сдвиги к лучшему в техническом перевооружении хлебопекарной промышленности столицы (средний возраст оборудования был еще недавно 30 лет), предстоит еще много сделать. Впрочем, москвичам до наших трудностей дела нет, им подавай бесперебойно на стол свежий вкусный хлеб.[b]— Перебои, пусть изредка, но случались. Чем это объяснить? [/b]— Вы имеете в виду 1990 год, когда люди выстраивались в длинную очередь, чтобы купить буханку? Основная причина заключалась в режиме работы хлебопекарен — жестком, непрерывном, без выходных и праздников. Люди не выдерживали такого напряжения, к тому же зарплата была нищенская. На предприятиях были заняты лимитчики, они особо не дорожили своей работой. Чтобы не остановилось производство, районные власти направляли туда людей из других организаций.Мириться с таким положением — значит, до основания разрушить производство. Мы разработали концепцию развития отрасли и передали ее в московское правительство, где согласились с нашими предложениями, дополнили новыми идеями. Рассчитывали на свои силы и поддержку городских и федеральных властей. К делу отнеслись серьезно, точно знали, что, где и когда сделать. Привлекли инвестиции, подняли престиж нелегкого труда хлебопека. Заметно увеличилась зарплата.[b]— Именно в те годы был брошен клич: в короткие сроки открыть сотни мини-пекарен. Не остался он просто лозунгом в кампании поддержки малого бизнеса? [/b]— Давайте спокойно разберемся. Я за рынок, конкуренцию. Но спешка — делу не помощник. Придумали даже специальное подразделение — малое хлебопекарное предприятие. К концу 1995 года уже имели около тысячи пекарен.Явный перебор, такое количество не нужно сегодня и в ближайшем будущем. Мы предупреждали: скоро часть их погибнет. Так и случилось. Они взвалили на свои плечи непосильную ношу: стали выпускать массовые виды продукции, для перевозки ее в разные районы потребовался дорогой транспорт.Хотели в одночасье обогатиться, но вместо этого многие пекарни разорились.Можете задать вопрос: почему в других странах давно прижились пекарни? Там каждый хозяин строго учитывает спрос, точно знает, кому (как правило, это жители близлежащих домов) и какие виды хлебобулочных изделий нужны, сколько и по какой цене. Себе в убыток он не будет работать. Прежде всего малые пекарни должны вырабатывать мелкоштучные изделия, а у нас многие взялись за выпечку буханок, батонов, рассчитывая на солидные прибыли. Покупатели стали жаловаться на качество этой продукции. Да и не было квалифицированных специалистов, иные рассуждали: дескать, ничего сложного нет в хлебопечении. Оказалось, не такое простое это дело.Отсутствовал и повседневный контроль за соблюдением требований технологии и санитарно-гигиенических норм.[b]— А как могло случиться, что после августовского кризиса не везде можно было купить хлеб, особенно во второй половине дня. Мощностей не хватает? [/b]— Производственные мощности используются только на пятьдесят процентов. Ведь хлеб привозят также иногородние предприятия, в том числе и подпольные, они продают дешевле. Десять лет назад «Мосхлеб» ежедневно отправлял в торговую сеть от 2300 до 2700 тонн, а сейчас около 1500 тонн.Что касается сбоя в продаже хлеба, то причина следующая. Как вы помните, цены на все товары после 17 августа сразу резко подскочили. 6 сентября городской заказ составлял 1079 тонн хлеба, а 9 сентября он увеличился до 1800 тонн. На подхвате, авралом нормально наши предприятия не могут работать. И все-таки мы постарались сделать невозможное, и дело поправили.Невольно возникает вопрос: а где были наши конкуренты? Они просто заняли выжидательную позицию в роли сторонних наблюдателей. Думаю, будет справедливо, если всех участников рынка поставить в равные условия. Пусть, скажем, управы районов, префектуры заключают с малыми и иногородними предприятиями договоры, обязывающие каждого неукоснительно выполнять их. Безответственность никогда не приводит к добру.[b]— Михаил Алексеевич, вернемся к разговору о поддержке вашей концепции правительствами столицы и страны. В чем она конкретно выражалась? [/b]— Сразу замечу: нам была гарантирована полная свобода действий. Правительство города отказалось от экспериментов в отрасли, рекомендовало начать реконструкцию, сохранить десятилетиями накопленный опыт. Это вселяло уверенность в успехе. Столичные власти, в том числе Дума, предоставили налоговые льготы. За последнее время ежегодно часть освобожденного налога на прибыль и собственных средств направляется на обновление основных фондов. Сумма капитальных вложений составляет около 20 процентов в год от стоимости действующего оборудования.Деньги любят счет, а тем более, если их мало. Мы выбрали два пути перевооружения старых заводов.Первый — это реконструкция с заменой отдельных линий с сохранением основного оборудования и технологии. Второй — это создание современных мощностей на существующих и реконструируемых производственных площадях. У нас сложились плодотворные партнерские отношения с более чем двадцатью фирмами, в том числе иностранными. Это позволяет нам применять печи большей мощности, новые тестомесильные и тестоделительные машины, другое оборудование.[b]— Москвичи по-прежнему охотно покупают традиционные сорта и виды хлеба. Но они по достоинству оценили и новые. Какие из них пользуются большей популярностью? [/b]— Только хлебопекарная промышленность выпускает около 200 наименований продукции. Добавьте еще кондитерские и макаронные изделия. Не залеживаются на прилавках новинки хлеба — «Волоколамский», «Бородинский», «Солодовый», «Черкизовский», «Крестьянский», «Тишинский», с дробленым или проросшим зерном, с такими полезными добавками, как бета-каротин, морская капуста, соя, отруби. Жаль, что торговля не всегда берет их, никак не найдем с ней должного взаимопонимания.Хочется надеяться, это продлится недолго.В августе прошлого года в «Манеже» проходила выставка «Российские продукты питания-98». Я был свидетелем разговора москвичек у нашего стенда: «Какой богатый ассортимент хлеба, булок, кондитерских изделий! А где это можно купить?». Стало обидно: мы изо всех сил стараемся увеличивать и обновлять свою продукцию, а она порой не доходит до потребителя.Не по нашей вине. Разве это нормально? [b]— Отчасти, видимо, потому, что сказывается отсутствие упаковки или она непривлекательна.[/b]— Это для нас дело новое. Уже 30 процентов продукции отправляем в торговлю в упаковке, которая сегодня составляет 30 процентов от стоимости товара, а должно быть не более 10 процентов. Иначе невыгодно производителю и покупателю. Упаковочный полимерный материал обходится в копеечку. Предприятия снижают затраты за счет собственных средств, но возможности ограничены.[b]— Согласитесь, качество продукции зависит не только от сырья, но и от квалификации хлебопеков.[/b]— А кто спорит? Люди решают все. Повышению мастерства — особое внимание. Не случайно лучшие из лучших булочников и кондитеров получили звания лауреатов прошлогоднего городского конкурса. Девятнадцать предприятий хлебопекарной и макаронной промышленности награждены золотыми, серебряными и бронзовыми медалями выставки «Российские продукты питания-98», другие — дипломами. За качеством и ценообразованием следят заводы (их 32). Идет жесткая конкуренция между ними, на каждом предприятии действует четкая система контроля.Конкурентоспособность изделий определяют также ценовые нагрузки, которых можно было бы избежать. Многовато надзорных и контролирующих органов, причем дублирующих друг друга. Они не приносят пользы, кроме как залезают в карман потребителя, принуждая производителя накручивать цены.Один пример. Нам приходится оплачивать 14 лицензий на различные виды своей деятельности. Куда это годится? И не учитывается тот факт, что хлебопекарные и макаронные предприятия имеют лицензии на производство собственных изделий.[b]— Заканчивая нашу беседу, не могу вам, Михаил Алексеевич, не задать вопрос, который волнует всех: долго еще продержатся нынешние невысокие цены на хлеб? [/b]— Смотря какая будет экономическая ситуация в стране. Увы, инфляция, которая заложена в госбюджете на 1999 год, может отрицательно отразиться на стоимости. Одно могу сказать: мы у себя сделаем все, чтобы цены на главный продукт питания оставались доступными для населения. Будем следовать народной мудрости: «Хлеб на стол — и стол престол! А хлеба ни куска — и стол доска».

Доброе дело

[i]Государственное телевидение России, Московский фонд мира и компания «Русское золото» в канун Дня Победы устроили праздничный прием в честь Героев Советского Союза, Героев России и полных кавалеров ордена Славы. Встреча началась с возложения цветов к могиле Неизвестного солдата у Кремлевской стены и памятнику Г. К. Жукову, а затем ветераны собрались в ресторане гостиницы «Россия», делились воспоминаниями о военном лихолетье. Участников войны тепло приветствовал председатель Московской городской Думы Владимир Платонов.[/i]Генерал-полковник в отставке Василий Бабков. Воевал под Сталинградом, дошел до Берлина и Праги, совершил 465 боевых вылетов, лично сбил 23 самолета и в группе — 11. В сорок втором ему было присвоено звание Героя Советского Союза.Фронтовики — люди особой закалки. Несмотря на возраст и подорванное здоровье, они подтянуты, не теряют бодрости духа.— Я начал и закончил войну солдатом, — с подчеркнутой гордостью говорит Иван Малышев. — Был командиром отделения 2-й воздушно-десантной бригады.Всякое повидал, потерял многих боевых товарищей. Звание Героя получил за успешное форсирование реки Западная Двина в Белоруссии. В Прибалтике был ранен, попал в госпиталь. После победы окончил военное училище и академию, дослужился до полковника...Президент «Русского золота» Александр Таранцев сообщил собравшимся: каждому Герою Советского Союза — жителю России, участнику Великой Отечественной войны — фирма решила ежемесячно и пожизненно доплачивать к пенсии по 200 долларов. Хорошо бы этому доброму делу последовали и другие бизнесмены, ведь в материальной поддержке нуждаются многие фронтовики.— Хочется оставшиеся годы пожить по-человечески, — сказала Нина Распопова. — Мы признательны «Русскому золоту» за проявленное милосердие и желаем ему процветания на благо нашего народа.Перед ветеранами выступили известные мастера искусств: Людмила Зыкина, Николай и Камила Сличенко, Валентина Толкунова, Наталья Борискова, Олег Газманов, Михаил Евдокимов, ансамбль «Россия», группа «На-На». Звучали дорогие сердцу фронтовиков песни и стихи военных лет, ветераны танцевали. Вели концерт Наталья Гундарева и Сергей Шакуров.[b]НА ФОТО:[i]Тазрет ЕЛОЕВ [/b]Мы — победители[/i]