Автор

АннаЛоленко

МЕЛодия окраин

ЗДЕСЬ не расклеены на входе броские афиши, нет просторного фойе, хрустальных люстр, чинных администраторов и высокой сцены с пышными кулисами.Тем не менее вечер, который мы провели в театре «МЕЛ» на московской окраине, в Отрадном, в один миг перечеркнул все мои традиционные представления о театральном искусстве и театре в целом.– Быстрее бегите, а то без вас не начнем, – весело зашептал нам парень лет 20, приподнимая темную штору и впуская нас, последних опоздавших зрителей, в зал.А опоздали мы с мужем из-за вечных пробок минут на 15. Совершенно без надежды поднимались по небольшой лесенке в театр, расположенный в пристройке к обычной жилой многоэтажке.Однако касса еще работала, и приветливая пожилая женщина предложила нам билеты: «Взрослый – 800 рублей».Понимая, что в карманах найдется всего тысячи полторы, мы расстроились и уже собрались повернуть к выходу, но кассирша нас остановила:– Подождите, ребята, сейчас я вам по-другому сделаю.Она взяла у меня тысячу и протянула нам два цветных билетика:– Скажите там, что один взрослый, а один студенческий. Свободных мест много, садитесь, где захотите.Маленький коридор, крошечная гардеробная, столик с вазой живых цветов и три кресла скорее напоминали прихожую обычной квартиры. Мальчик-гардеробщик принял у нас одежду и протянул синие бахилы. Еще один молодой человек раздвинул перед нами зеркальные двери (как в шкафу-купе), и мы оказались в небольшом фойе с 5–6 столиками. Вход в зал прятался за бархатной шторой. В зале оказалось 6 недлинных рядов с таким большим пространством между ними, что даже очень высокий человек мог спокойно вытянуть ноги.Около каждого ряда горел фонарь, выполненный под старину. Не зря нас поторапливал молодой сотрудник театра – актеры стали появляться ровно оттуда, откуда входили зрители. Там же и исчезали, проходя через весь зал.Сюжет представления «Брак по-итальянски» итальянского комедиографа Э. Филиппо таков. Женщина притворилась умирающей, чтобы женить на себе любовника. Любовник говорит «да», брак освящен церковью, но женщина вдруг «выздоравливает». Скандал, истерика, всеобщий тарарам. Новоявленный муж обвиняет жену в бесчестии, клянется выгнать ее из дома и добиться развода, в то время как весь смысл ее жизни – дети. Жена уходит сама. Заканчивается все, впрочем, хорошо – свадьбой. Настоящим прекрасным венчанием по обоюдному согласию. Понадобились скандал и разрыв, чтобы два человека поняли: они любят друг друга.Актеры не боялись шутить и легко шли на контакт со зрителями, обращаясь то к одному, то к другому. Сцена располагалась совсем низко, и оттуда в зал периодически летели клочки бумаги, брызги воды и лепестки роз. Так что мы чувствовали себя почти участниками спектакля.В антракте администратор попросил всех зрителей выйти из зала. В фойе уже был сооружен буфет, и юноша-гардеробщик ходил с большим подносом и громогласно вопрошал: «Кому вкусное мороженое?» Цены в буфете тоже порадовали своей демократичностью. Люди располагались за круглыми столиками, все это очень напоминало уютную гостиную. Кассирша переквалифицировалась в буфетчицу и наливала зрителям кофе.– А почему театр называется «МЕЛ»? – не удержалась я.– Это по имени нашего художественного руководителя Елены Махониной, – объяснили мне. – Она сейчас главную роль играет.Еще один администратор стоял около большой вазы и предлагал: «Кому цветы?» Зрители раскупили почти все – кто для актеров, кто для своей девушки.По окончании спектакля у меня даже выступили слезы – настолько трогателен был финал. И я очень долго и громко хлопала – впрочем, как и все другие зрители.На выходе из зала появился столик с огромной толстой книгой, и все тот же администратор предложил зрителям поделиться впечатлениями. А молодой гардеробщик пропускал вперед детишек, задорно приговаривая: «А ну-ка сами заходите и берите свои курточки!»

Танцы на набережной

Я ПОКИДАЮ Парк им. Горького через ворота, противоположные центральному входу, и упираюсь в зеленый мост через реку. Стоп – что же это такое? На набережной танцуют люди. Очень много людей. Танцуют буквально все: ирландские танцы, русские народные, гопак, танго, вальс… Девушки в костюмах и с внешностью героинь сентиментальных романов Джейн Остин разучивают европейские танцы XVIII в. Возле каждой группы танцующих стоит генератор с подключенными к нему колонками, из которых льется музыка. На кучах сумок, рюкзаков, обуви лежат музыкальные инструменты. Восхищенные зрители стоят вокруг, хлопают, смеются, делятся впечатлениями, без стеснения тычут пальцем в особо понравившихся танцоров и сами приплясывают как могут. Интересно, что здесь происходит? [b]Девчонки не в сторонке[/b] – Это хастл, – говорит Виктор, подтянутый мужчина средних лет (видно, что профессионал), который стоит неподалеку и пристально высматривает в толпе какуюнибудь вновь пришедшую девушку, чтобы ангажировать ее на танец. – Ты «Грязные танцы» смотрела? Вот это как раз оно. – И что, здесь каждый день так танцуют? – Да, каждый день. Здесь у нас Школа хастла. В 19.15 приходят обычно новички, им выделяется человек, и где-то до половины девятого он учит их основным движениям. Дальше подтягиваются уже те, кто умеет танцевать, ну и начинается дискотека – до 11, 12, до часу… – А как все это организуется? Ведь колонки нужны, генератор… Виктор, оказавшийся преподавателем танцев, объясняет: – Школа функционирует с 2006 г. Организует все Александр Диденко. Ты можешь к нему подойти и записаться на урок. Обычно человек 15 новичков каждый день бывает. У нас самое дешевое обучение во всей Москве, ну и дискотеки всего по 50 руб. – чтобы только бензинчик для генератора «отбить». Людям нравится. Недалеко от нас кружится в танго пара, обоим лет за 50. Впрочем, какие там 50! Движения четкие, шпильки высокие, повороты на 360 градусов выполняются лихо и задорно. В конце танца он галантно поднимает ее на руки, она кокетливо приседает, высоко подняв голову. Здорово, по-настоящему здорово! Пары сходятся и расходятся, люди меняются партнерами. Девчонки вовсе не стоят в сторонке – мужчин и женщин здесь примерно поровну. [b]Ведет всегда мужчина[/b] – Хастл – социальный танец, – продолжает Виктор. – Человек может прийти сюда один, и он легко найдет, с кем танцевать. Ну и романтика тут, понимаешь, под вечер. У нас только в этом сезоне уже 9 свадеб было. Сюда все приходят – и свободные, и женатые. Ты вот знаешь, что девушке необходимо не менее пяти мужских прикосновений в день! Тогда она чувствует себя более сексуальной и уверенной… Оттанцевав с несколькими партнершами, Виктор снова подходит ко мне. – Давай! – говорит он. – Будет у тебя первый урок. Вытягивает меня в центр площадки и крепко сжимает обе руки. Виктор учит меня основному шагу, почти безнадежно пытается развернуть, заставляет сильно прижимать локти к бокам, чтобы я чувствовала, как «пружинят» руки. Мое тело сжимается в комок, вся гибкость куда-то исчезает, конечности не слушаются. – Да ты расслабься – я веду. В хастле всегда ведет мужчина, – говорит мой учитель и зачем-то добавляет. – Как и вообще по жизни. [b]Музыка в душе[/b] В следующий раз 15 новичков, в числе которых была и я, на деревянном настиле Пушкинской набережной разучивали хастл уже с Александром Диденко. Мой партнер Миша уже некоторое время занимался этим танцем и очень терпеливо помогал мне в его освоении. Рыжая, как огонь, девушка показывала, как добиваться гибкости рук, как делать различные «волны» и повороты. Миша держался очень уверенно и даже чувствовал себя ответственным за меня как за партнершу. А я наступала ему на ноги, запутывалась в руках при поворотах и вцеплялась в его ладони, когда дело грозило падением. – Ну, все, теперь танца 2–3 вы точно сможете станцевать, – подвел итог в конце урока Александр Диденко. А я решила, что буду учиться хастлу еще и еще, пока не научусь отплясывать, как те профи, что приходят сюда уже в сумерках. Потому что, как сказал герой Патрика Свэйзи из уже упомянутого фильма, надо «танцевать, пока в твоей душе звучит музыка и в ритм ей бьется твое сердце». [b] фото ИТАР-ТАСС Справка «ВМ»[/b] [i]Хастл (от англ. hustle – сутолока, толкотня) — парный танец, основанный на импровизации и «ведении». Является собирательным названием для танцев под музыку в стиле диско, популярных в 1980-х гг. Таких, как дискофокс, диско-свинг и собственно хастл. В основе своей крайне прост, танцуется на 4 или на 3 счета практически под любую музыку и не требует долгого обучения.[/i]