- Город

У каждой традиции свой вкус

Главврач больницы в Коммунарке подтвердил, что заболел коронавирусом

Вильфанд заявил о приходе в Москву «нешуточной зимы»

Как безопасно передвигаться по Москве в условиях коронавируса

Нефтяная война: как Тунберг и Трамп могут помирить РФ с Саудовской Аравией

Эпидемиолог: Человек растоптал сапогом ОРВИ и вырастил более опасный вирус

«Ребенок вырывает телефон и целует экран»: история семьи, разлученной коронавирусом

«Я жила и верила ему»: Самойлова подала на развод с Джиганом

«Вирус мутирует»: врач объяснила, почему COVID-19 стал выбирать молодых

Медработник объяснила, как сделать антисептик из подручных средств

Дана Борисова пожаловалась на симптомы коронавируса

«Боже, храни Лукашенко!»: русско-украинская семья сбежала от коронавируса в Минск

Как мировой кризис отразится на жизни простых россиян

«Все идет по сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

Советы дачникам: когда сажать теплолюбивые сорта в открытый грунт

Сын Олега Газманова сообщил о карантине отца

У каждой традиции свой вкус

Национальные продукты — это не просто еда, это некая кулинарная экзотика, даже символ иной культуры

ФОТО: pixabay.com

В столице становится все больше магазинов национальных продуктов. Чем объяснить выросший на них спрос? Нужно ли поддерживать их открытие как еще одну возможность для москвичей познакомиться поближе с обычаями и культурой другого народа или они всего лишь дань моде на экзотику и отношения к национальным традициям не имеют? Об этом рассуждают наши эксперты.

Узнать друг друга лучше

Юрий Московский, председатель Комиссии по миграционным вопросам Совета по делам национальностей при правительстве Москвы:

— Подобные магазины открываются не для людей какой-то национальности, а для всех москвичей. Возьмем грузинский ресторан. Зайдите и поищите среди клиентов грузин — не факт, что хоть кого-то встретите. Так и с магазином. Люди хотят экзотики и готовы покупать «экзотические» продукты. Да, вполне возможно, никакой реальной экзотики в них нет. Ну очевидно же, что «узбекский» лаваш выпечен не в Узбекистане, а где-нибудь в Подмосковье. Зато, купив такой лаваш, москвич буквально на вкус ощутит Узбекистан и наверняка будет лучше относиться к узбекам. Ведь другой народ и другую культуру можно изучать по-разному. Кто-то слушает песни, кто-то читает национальную литературу, кто-то изучает историю другой страны. А кто-то пробует ее продукты. И одно, кстати, совершенно не исключает другое.

Я думаю, что магазинов национальных продуктов и ресторанов национальной кухни в Москве должно быть больше. Как, кстати, магазинов и ресторанов, где предлагается еда разных регионов России. Подобные заведения расширяют не только потребительский, но и культурный диапазон. А любимые продукты сближают разных людей.

Не нужно ехать на малую родину

Игорь Бухаров, президент Гильдии рестораторов и отельеров:

— У магазинов национальных продуктов в Москве большое будущее. Во-первых, у нас живут люди самых разных народов и национальностей, то есть потенциальных покупателей много. Во-вторых, в Москве очень высок платежеспособный спрос — ведь мы самый богатый регион страны. В-третьих, и это главное, мы очень консервативны в питании. Если проанализировать наше меню за месяц или даже неделю, то быстро выяснится — это весьма ограниченный набор продуктов и блюд. Мы, грубо говоря, едим одно и то же. И вот, представьте, человек какой-то национальности, привыкший к национальной кухне, приехал в Москву. Да ему бывает просто есть нечего! Я беседовал с людьми, приехавшими с Кавказа. Они признаются, что продукты им регулярно возят с малой родины. Потому что, например, сыр, к которому они привыкли, или вино, или такую баранину даже в нашем огромном городе найти трудно. А магазины национальных продуктов эту нишу пусть отчасти, но закроют.

Вариант мягкой дипломатии

Дмитрий Алексеев, Вице-президент Ассоциации ресторанно-гастрономических обозревателей:

— Каждый москвич хоть раз бывал за границей в псевдорусском ресторане. Заказываешь борщ, а он на борщ не похож. Почему? Потому что либо сделан из турецких овощей, либо вместо свеклы в нем для цвета — томатная паста. Чтобы блюдо получилось по-настоящему национальным, нужны аутентичные продукты или технологии. Сейчас, например, в Москве продается итальянский сыр, который делают в Тверской области. Просто настоящий итальянец еще четверть века назад женился на русской и организовал там производство.

Мне кажется, магазины национальных продуктов — очень правильная и искренняя история. Идти туда нужно хотя бы затем, чтобы купить, скажем, настоящие армянские продукты для армянских блюд. Ведь в ресторанах национальной кухни блюда не всегда аутентичные. Бывает, что их готовят чуть ли не по картинкам из интернета, а технологию приготовления выдумывают на ходу.

Гастрономические пристрастия народа и его национальный характер, на мой взгляд, тесно связаны. Поэтому, когда мы едим национальные продукты или блюда, то в какой-то степени проникаемся духом народа. Ведь, согласитесь, паста — это одно, а суши — совсем другое. Продвижение своих продуктов и национальной кухни, даже если это гамбургеры и кола, — это своего рода мягкая дипломатия.

Если еда — часть культуры, то люди вместе с гамбургерами «потребляют» и новую культуру / pixabay.com

Если еда — часть культуры, то люди вместе с гамбургерами «потребляют» и новую культуру

ФОТО: pixabay.com

Вместе с едой познаем чужую культуру

Кирилл Разлогов, культуролог:

— Питание — это не просто раздражение вкусовых рецепторов и заполнение желудка. Это одна из важнейших частей культуры человека и любого народа. Ведь важно не только, что есть, но и как, в какой обстановке, под какие разговоры. И если вы вкушаете блюда национальной кухни или даже отдельные национальные продукты, то знакомитесь с культурой народа. Ведь моцарелла — не просто сыр, который кладут на хлеб или употребляют с бокалом вина. Это молодой сыр итальянского происхождения, родом из региона Кампания. А бургундские вина — это еще и целая история, которая длится со Средних веков.

Я рад, что в Москве открываются рестораны национальной кухни и магазины национальных продуктов. Мы можем, не путешествуя, «посещать» другие страны. Разве это не прекрасно? Но не менее здорово было бы «продвигать» национальные продукты отдельных регионов России. Например, строганину — нарезанные стружкой замороженные рыбу или мясо. Или, скажем, настоящий, а не фабричного производства кумыс. Или мурманский гребешок — один из самых изысканных и популярных морских деликатесов.

Все это можно не только продавать в Москве, но и экспортировать за границу как русскую экзотику. И это была бы культурная экспансия. Кстати, она уже идет, только со стороны США. Разного рода гамбургеры, чизбургеры и чипсы, которые и блюдами-то назвать трудно, продаются во всем мире! Практически в любой стране есть тысячи кафе с фастфудом. Эта «еда» стала глобальной, потеснив, а где-то и вовсе вытеснив из общепита национальные блюда. И если вспомнить, что еда — часть культуры, то люди вместе с гамбургерами «потребляют» и новую культуру. Одну на всех. Поэтому, конечно, вопрос национальных кафе и магазинов национальных продуктов более значим, чем кажется на первый взгляд. Ведь это еще и вопрос национальной идентичности, которая либо сохранится, либо станет максимально размыта.

Мы любопытны и хотим попробовать что-то новое

Игорь Березин, президент Гильдии маркетологов:

— История с магазинами национальных продуктов началась в столице около четверти века назад, когда открылись первые вьетнамские «точки». Принцип был простой — свои открывают для своих. Затем появились магазины известной сети традиционных татарских продуктов. Вроде бы — для большой татарской диаспоры. Но именно благодаря их появлению магазины национальных продуктов стали популярны у москвичей разных национальностей. Ведь национальные продукты — это не просто еда, это некая кулинарная экзотика, даже символ иной культуры. Москвичи же, надо заметить, люди любопытные. Плюс многие из них любят путешествовать, а путешествие — всегда новая гастрономия. Так что пробовать новое горожане давно привыкли, и магазины национальных продуктов пришлись очень кстати.

Конечно, это предложение — нишевое. Но ниши в многонациональной Москве столь огромны, что, например, халяльная — для мусульман — продукция встречается уже практически во всех гипермаркетах. Иными словами, идею подхватили и развивают «акулы» сетевого ретейла. Тем не менее мелкие магазины национальных продуктов останутся. Не удивлюсь, если их начнут поддерживать посольства тех стран, откуда везут товары. Ведь торговля национальной едой — это еще и культурная экспансия, в которой многие страны заинтересованы.  

Читайте также: Врач назвала продукты, которые нужно исключить при проблемах с кишечником

Новости СМИ2

Ирина Алкснис

Повседневное волонтерство: как помочь соседям

Илья Новокрещенов, учитель

Не делайте за ребенка уроки

Анастасия Заводовская

Любовь во время пандемии

Алиса Янина

Почему москвичей не выпускают на улицу

Игорь Воеводин

Узкий мир, быстрое время

Олег Сыров

Готовим дома: пражский пивной суп

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Зачем нам страдать?

Стать фармацевтом со школьной скамьи

Полезная неорганика поможет жить до ста лет

Упал — отжался!

Нейрохакинг: тело учит мозг быть здоровым и счастливым