чт 17 октября 21:28
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Музы крепят узы

Музы крепят узы

17 января Пушкинский музей открывает Центр эстетического воспитания детей и юношества «Мусейон». В переводе с греческого – «Святилище муз»

[b]Что дает музейная школа[/b] Основатель музея Иван Цветаев закладывал в свое детище просветительские и воспитательные функции. Еще только начиналось строительство нынешнего главного здания, а он мечтал, что вокруг возникнет музейный городок, где будет довольно места для занятий с юношеством. Мечта 1898 года сбывается в 2006-м. В первую очередь благодаря верности музея своим традициям и настойчивости его [b][i]директора Ирины Антоновой[/i][/b]. [b]«Мусейон» – не «Макдоналдс»[/b] У «Мусейона» богатая предыстория. С 1916 года выдающийся историк искусства и педагог Анатолий Бакушинский давал в музее на Волхонке «эстетические уроки» гимназистам и студентам. В 1930-е здесь появился «сектор детработы» – кружки, в 1950-е – лекторий для подростков, потом – «школьная комната». Ближе к нашим дням – изостудия, клуб любителей искусства, клуб юных искусствоведов. Ребят посвящают в античное искусство, нумизматику, археологию. Старшие школьники даже участвовали в раскопках в древних городах Причерноморья. В последние десятилетия, несмотря на «Макдоналдсы», залы игровых автоматов и прочие развлечения, дети не ушли из музея. Много «чудаков» среди наших мальчиков и девочек, которые готовы переживать сюжеты исторических полотен, перерисовывать и по-своему трактовать рисунки с античных амфор, разгадывать символику древних монет. И экспрессия авангардистов у них не вызывает отторжения. Уже десятки тысяч юных москвичей в возрасте от 5–6 до 17–18 лет прошли через музейную школу. А вся она до последнего дня размещалась на каких-то 30(!) квадратных метрах. – Мы благодарны мэру Лужкову, – говорит Антонова, – получив от городских властей старинный уголок земли в двух шагах от Кремля, между Волхонкой и Малым Знаменским переулком, мы смогли наконец взяться за проект детского центра. [b]Михалков и Табаков грузили камни[/b] Несмотря на постоянный дефицит финансирования, музей шаг за шагом приводил в порядок и осваивал запущенную территорию и разрушающиеся дома конца XVIII – начала XX веков. Не без помощи спонсоров все-таки удалось полностью реконструировать полузаброшенные особняки. Теперь на них приятно взглянуть. – Для детского центра это прекрасное место, – считает Антонова. – В особняках живет аура старой архитектуры с высокими потолками, с прекрасными пропорциями окон, в которые вливается много света. И что меня греет? Гармония. Она здесь есть. А за окнами – старый сад или небольшой парк, древняя церковь. Удивительная атмосфера. Но пришлось вывезти отсюда уйму строительного мусора. Были два майских субботника. Приходили по 300 человек. Вместе с работниками музея трудились – убирали мусор, грузили камни в тачки, сажали кустарники – Галина Волчек, Олег Янковский, Никита Михалков, Марина Зудина и Олег Табаков. Дело шло весело и споро. [b]Все для юных интеллектуалов[/b] Идешь по светлым залам и аудиториям – чувствуешь, что здесь воспитывают сами стены. В интерьерах все выполнено со вкусом, изысканно – от подоконников и решеток на калориферах до лепнины на потолках и люстр. Реставрированы колонны искусственного мрамора, камины, кафельные печи. Помещения центра задуманы как продолжение музея, поэтому парадный зал здесь напоминает знаменитый Белый зал, где проходят ежегодные фестивали «Декабрьские вечера». На 2 тысячах квадратных метров есть пространство для всех муз. При изостудии будут офортная и керамическая мастерские, класс ЭВМ для компьютерной графики. Музыкальный салон на 50 мест – один из самых красивых залов. При театре своя костюмерная и гримерные. Ребята будут сами создавать театральные костюмы. Специальная детская библиотека по искусству заняла второй этаж. В ней уже 20 тысяч книг. Такой библиотеки прежде не было не только в музее, но, возможно, вообще нигде. Есть читальный зал, где молодые интеллектуалы могут готовиться к докладам и сообщениям в своих клубах. Есть архив изостудии, начиная с 60-х годов. В центре, конечно, суммарно будут приходить на занятия полторы тысячи человек. «Мусейон» на уровне времени. Он способен принимать детей с ограниченными возможностями. Для них на колясках устроен въездной пандус, свой гардероб, где можно спокойно раздеться, специальный туалет. [b]Всей семьей[/b] Отлаженная форма работы с семейными группами – гордость музея. Детям в 5–6 лет лучше делать первые шаги в мир большого искусства в сопровождении взрослых. Они приходят в музей с мамой или папой, с дедушкой или бабушкой, иногда всей семьей. Со временем младших братьев и сестер с собой прихватывают. Сегодня таких групп 31, в каждой – по 15 детей. С родственниками получается почти тысяча человек. Музей объединяет. Бывает, дети учат взрослых правильно смотреть живопись. Все вместе ходят на выставки и концерты, вместе покупают книги по искусству. Повзрослев, воспитанники семейных групп работают в детском центре как преподаватели. [b]Почему Пушкин?[/b] И прежде ребята приходили в филиал Музея изобразительных искусств – в Музей-квартиру Святослава Рихтера, слушали исполнение юных музыкантов, своих ровесников и уходить не хотели. Сейчас музыка будет звучать и в самом «Мусейоне». – Воспитание становится многогранным, – подчеркивает Антонова. – Мы приближаем детей к изящным искусствам в целом. И, кстати, я готова начать переименование нашего музея в Музей изящных искусств. Это не только историческое название, в нем больше соответствия. У нас музыка заняла нешуточное место, звучит уже четверть века. Наши зрители превращаются и в слушателей. Вы смотрите живопись – послушайте музыку того же времени. Изменить наше название логично. Но снять из него имя Пушкина, которое присвоено музею в 1937 году, при мне не удастся. Тогда я уйду… Принципиальная позиция авторитетнейшего человека в музейном мире, директора Pushkin Museum, ясна как божий день. Кредо Ирины Александровны – синтез искусств, союз муз. А имя великого поэта – символ такого союза. Он видел счастье идти по жизни – «Дивясь божественным природы красотам,/И пред созданьями искусств и вдохновенья/ Трепеща радостно в восторгах умиленья». [b]Штатных единиц не прибавилось[/b] – Когда ребенок или подросток хотя бы год занимается у нас, – уверена директор, – он не станет пропащим человеком. У него появляется фора, хорошее преимущество. Рассуждая о Матиссе, Серове, Левитане, он понимает, о чем говорит. Это приподнимает его не только в кругу сверстников, но и перед самим собой… Культурное, образовательное, социальное значение Центра эстетического воспитания очевидно. Но к его открытию музею не прибавили ни одной штатной единицы. Удивительно? Удивляться не приходится. До единицы недобрали в госбюджете, где на культуру выделили всего 0,96 – менее одного процента! Недофинансирование, о котором бьет тревогу председатель Комиссии по культуре Государственной думы Иосиф Кобзон, носит хронический характер. В верхах не хватает понимания, что культура – основа оздоровления психологического климата в обществе. Без нее в России не будет социального оптимизма и, значит, не найти решения демографических проблем. Выходит, что Ирина Антонова и ее коллеги создают духовный капитал не благодаря господствующим тенденциям, а вопреки им. Еще одна несуразная вещь. Город при всем желании не может помочь средствами федеральному объекту, хотя напрямую заинтересован в его развитии. [b]В плюс столице[/b] К открытию детского центра подготовлена выставка по истории музейных изостудий, но планы у директора «неуемные». – У нас есть очень интересные предложения, – говорит Антонова. – Мы давно связаны с Российской академией образования. Я сама член этой академии. Там есть Институт эстетического воспитания детей, и в нем работает доктор наук Наталья Николаевна Фомина. Она хранительница настоящего богатства – коллекции, в которой около 200 тысяч детских рисунков, начиная с конца XIX века. Есть рисунки немецких и французских детей, есть рисунки наших ребят 1920–1930-х годов, когда каждый стремился что-то открыть, сотворить новое. И эта коллекция хранится в подвале, в жутких условиях, под угрозой гибели. А мы ее оприходуем, заинвентаризируем и выделим под нее один из особняков, смотрящих на Волхонку. Музей детского рисунка станет частью нашего центра, музеем в музее. Надеюсь, что деньги на это все-таки найдутся. В современном мире люди научились понимать толк в творчестве детей и ценить его. Поэтому Музей детского рисунка будет востребован. И еще как! С таким уникальным фондом он окажется среди самых посещаемых. Он нужен столице, особенно на «Золотом кольце», создаваемой сейчас туристской пешеходной зоне вокруг Кремля. Волхонка в нее попадает. Этот проект будет успешным, если в нем будет реализован принцип: меньше офисов, больше общественно значимых зданий. [b]Дети одной планеты[/b] Живой резонанс вызвали выставки детского рисунка, которые Музей изобразительных искусств уже показал за рубежом. Выставка «Сказки народов мира глазами российских детей» с огромным успехом прошла в Пекине, потом побывала в Астане и из Казахстана снова вернулась в Китай, где триумфально путешествует по большим городам. Совместно с Международным комитетом Красного Креста музей организовал выставку на тему «Милосердие на поле брани». Исходным материалом для московских ребят послужили не блоки новостей, а произведения древнего и классического искусства. Они использовали сюжеты и мотивы картин, архитектурных барельефов, старинных гобеленов. Эти рисунки привлекли внимание американских искусствоведов. Результат – обмен выставками с Музеем Джослин в штате Небраска. Дети двух стран выполнили свои рисунки, посвященные войне и миру. В работах юных американцев отразилась трагедия 11 сентября. Российские дети изобразили памятники мировой культуры, которые не должны погибнуть. А для этого нужен мир на земле. [b]Пленэр в центре города[/b] Несомненное достоинство «Мусейона» – все в нем функционально. Начиная от оборудования и модульной мебели. Ее удобно разбирать, собирать, переносить. И кончая старинным садом. Его можно использовать как пленэр. По словам Антоновой, имея такой сад, большую веранду и беседку, изостудии могут все лето вести занятия на открытом воздухе. До сих пор они закрывались в середине мая и до сентября устраивали каникулы. Теперь есть возможность работать круглый год. Много детей остаются на лето в городе абсолютно не при деле. Их нужно привечать. Лучшего места для этого не найти. Самый центр города, рядом – метро. Музей сохраняет здесь уголок старой Москвы и за это ему стоит сказать спасибо.

Новости СМИ2

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Наливайки как символ беззакония