Главный экспонат. Как музеи борются за посетителей
Популярность экспозиций растет, завсегдатаи выстраиваются в очередь, к новому уровню стремятся заповедники / Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Главный экспонат. Как музеи борются за посетителей

Культура

24 декабря было объявлено, что в 2020 году Третьяковская галерея откроет еще дом-музей братьев Третьяковых. В целом столичные музеи завершают год очередными рекордами. Популярность экспозиций растет, завсегдатаи выстраиваются в очередь, к новому уровню стремятся заповедники. Руководители культурных институций соревнуются в интерактиве и спорят о новой подаче шедевров. А что публика? Не устала ли она от этой погони за временем в царстве вечности?

Организуем выставки вместе

Сергей Ступин, директор музея-заповедника «Спасское-Лутовиново»:

— Сотрудничество музея-заповедника «Спасское-Лутовиново» с музеями Москвы строится в основном по выставочному направлению. Либо к нам приезжают выставки из столичных музеев, либо мы что-то выставляем в музеях Москвы. Выставочный центр в «Спасском-Лутовинове» был построен в 2006 году, он оснащен хорошим освещением, профессиональным оборудованием. Первая же выставка была очень громкой — к нам привезли иконографию Тургенева и его портреты, которые есть в музеях Москвы и Санкт-Петербурга.

Нашими постоянными партнерами являются Государственный музей Пушкина на Пречистенке и Государственный музей изобразительных искусств имени Пушкина. С этими музеями мы регулярно проводим совместные выставки.

Совсем недавно завершились большие выставочные проекты — это графика Альбрехта Дюрера и выставка гравюр Уильяма Хогарта — очень интересное событие. Обе эти выставки проходили в нашем выставочном центре. Это отдельные проекты, на которые мы приглашаем людей, выпускаем афиши, в рамках этих проектов проходят отдельные экскурсии, лекционные занятия.

Из Государственного исторического музея мы привозили выставку по Гоголю. В юбилейный год — 200 лет со дня рождения Тургенева — наш дом-музей был закрыт на реконструкцию, и мы давали в Государственный исторический музей подлинные предметы: стол, кресло Тургенева и икону «Спас Нерукотворный», которая до этого вообще ни разу не покидала Спасское. В том же юбилейном году в трех залах Государственного музея Пушкина мы тоже выставлялись.

Сейчас мы выстраиваем тесные связи с Музеем Тургенева на Остоженке, филиалом Государственного музея Пушкина. Должен сказать, что сейчас в музейном сообществе превалирует тенденция — организовывать объединенные выставки и возить их по стране. Примером тому может служить выставочный проект «От Толстого до Толстого», который путешествует по России. Такого рода проекты сейчас в приоритете, они имеют особенности — в каждом городе, куда приезжает выставка, она всегда немного трансформируется, немного изменяется, это отнюдь не застывшая форма. С новой стороны раскрываются и образ персоны, и музейные фонды.

На следующий год запланирован сборный выставочный проект «Поэт и муза», организатором которого тоже выступает Государственный музей Пушкина, и «Спасское-Лутовиново» обязательно будет принимать в нем участие, ведь у нас, конечно, есть история Тургенева и Виардо, которая и по сей день продолжает будоражить умы.

Сегодня музей-заповедник «Спасское-Лутовиново» пишет свою новую историю. Хочу особенно отметить, что мы нацелены на самое плодотворное и широкое сотрудничество с музеями Москвы и других городов.

Частные музеи — дело семейное

Ольга Шабурова, заместитель директора ассоциации частных музеев России:

— Сегодня Ассоциация частных музеев России объединяет порядка 500 учреждений по всей стране. И хотя новые заявки поступают каждый день, мы не включаем музеи в наш каталог, пока тщательно не проработаем каждый из них — какая там коллекция, насколько учреждение открыто для посетителей и так далее. Это связано с тем, что нередко частные коллекционеры выдают свои собрания за музеи, хотя по факту таковыми не являются.

Основное отличие частного музея от государственного — финансирование. У частного музея просто нет никакой поддержки государства. Здесь, как правило, все построено на частной инициативе, на энтузиазме любителей и ценителей какого-либо вида искусства. Из-за этого некоторые такие музеи находятся буквально на грани выживания. Поэтому мы свой каталог назвали «Самородки России». Чтобы создать и поддерживать на плаву такого рода учреждения, нужно быть очень самоотверженным человеком и много вкладывать в это дело.

В Москве немало частных музеев, и они очень неплохого уровня. Возьмем, к примеру, Музей техники Вадима Задорожного. Это гигантский музей с очень хорошими экспонатами, который пользуется большой популярностью. Но есть и учреждения, которые сталкиваются с такими же проблемами, как и аналогичные музеи в российской глубинке. Или даже гораздо глобальнее. К примеру, вопросы аренды площадей для музея. Эта проблема в столице стоит гораздо острее, чем, например, в каком-нибудь региональном центре, где порой энтузиасты открывают музей на базе собственного частного дома.

Но в целом проблемы, с которыми обычно сталкиваются владельцы частных музеев, что в Москве, что в других российских городах, очень похожи. Хотя бы потому, что никакой нормативной базы для частных музеев просто не существует.

Если говорить о сложностях и трудностях, то можно выделить три вопроса, требующих разрешения. Первый мной уже озвучен — проблема финансирования.

Вторая серьезная проблема — посетители. Многие частные музеи практически никому не известны. И в Москве, и в глубинке туристические маршруты редко прокладывают с учетом этих учреждений. Разрешение вопроса тоже упирается в финансирование — у владельцев частных музеев просто не хватает средств на рекламу. Еще один актуальный вопрос — кадровый. Ведь все экспонаты необходимо хранить, с посетителями нужно общаться. Возможно, из-за подобных сложностей сложилась такая тенденция, что частные музеи чаще всего являются семейными.

Главный экспонат. Как музеи борются за посетителейТретьяковская галерея. Москвичка Виктория Разумовская у картины Ф. А. Малявина «Крестьянская девушка» (1899) / Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Центр культурной жизни

Наталья Артюхина, директор московского Музея космонавтики:

— С каждым годом интерес к музеям и космосу растет, и для нас это особенно ценно и важно. В этом году рост посещаемости составит не менее 15 процентов, к нам уже пришли 750 000 человек. Сегодня в музеи приходят не только, чтобы посмотреть подлинные экспонаты и узнать что-то новое, но и провести интересно время с любимыми и друзьями, посидеть в кафе, школьники приходят на уроки в рамках «Учебного дня в музее» и олимпиаду «Музеи, парки, усадьбы», спектакли, встречи, лекции, а влюбленные — на свидания, заходят в сувенирные магазины, чтобы купить подарки. Музеи сегодня — центры культурной жизни.

Соотношение по аудиториям примерно равно: родители с детьми, школьники, молодежь, взрослые люди и люди пожилого возраста. При этом около половины посетителей — москвичи, а половина — жители других городов и стран и еще половина посетителей мужчины, половина — женщины. Что еще раз доказывает, что в музеи ходят совершенно разные люди. И что тематика нашего музея интересна всем! При этом каждый пятый посетитель считает, что его специальность или профессия связаны с темой космоса, а еще 35 процентов отмечают, что увлекаются темой космоса.

Одним их самых важных проектов для нашей команды в этом году стала модернизация главного зала музея «Утро космической эры». Мне кажется, что нам удалось передать дух времени первых космических открытий 1960–1970-х годов и ощущение радости и гордости за нашу страну. Посетитель сразу, войдя в зал, понимает: мы в космосе первые. А подлинные космические артефакты рассказывают истории людей — не только космонавтов, но и ученых, инженеров и рабочих.

Главным выставочным проектом для нас стала выставка «ЛЕОНОВ» к 85-летию Алексея Архиповича Леонова. Художественные работы Алексея Архиповича можно увидеть в музее и сейчас. Я с удовольствием приглашаю вас посетить выставку «ЛЕОНОВ». Она удивительная!

Мы по-прежнему продолжаем серьезную работу с нашими партнерами, придумывая совместные нестандартные проекты для привлечения новой аудитории. Так, в этом году мы выпустили новую коллекцию космической одежды с брендом «Кружок», выступили партнером масштабного проекта Роскосмоса и «ВКонтакте» «МКС на связи». Это ток-шоу, где звезды выходят на связь с Международной космической станцией прямо из Музея космонавтики.

Мы также активно развиваем наши космические истории в других городах и странах. В этом году во второй раз провели выставку PROКОСМОС в СанктПетербурге, открыли передвижную выставку на улицах Екатеринбурга и выставку «Космос и кисти. Изображая Землю» в Армении. В Доме-музее Мартироса Сарьяна в Ереване мы показываем картины, которые написали легендарные космонавты Алексей Архипович Леонов и Владимир Александрович Джанибеков.

В этом году наша фондовая коллекция пополнилась многими интересными экспонатами. Так, весной компания «Инвитро» передала нам два биопринтера «Орган.Авт», созданных в лаборатории 3D Bioprinting Solutions. На таких же принтерах наши космонавты на орбите уже провели эксперименты по печати живых тканей и органов. И уже совсем скоро мы расскажем об этих исследованиях нашим посетителям. А совсем недавнее наше «сокровище» мы пока оставим в секрете.

Но самый главный итог года — это то, что наша работа нас по-прежнему вдохновляет, поэтому у нас уже огромное количество планов. А это уже рассказ для следующего года!

Когда же нас навестит Леонардо

Александр Лосото, обозреватель:

— С радостью и тревогой ждут новогодних каникул московские музейщики. Для них эта неделя с бесплатным входом в 84 музея будет жаркой вне зависимости от того, придет ли, наконец, в столицу зима. Январское нашествие публики, толкотня в залах и очереди в гардероб неизбежны, как аншлаг в Большом театре. Число граждан, желающих наглотаться культурки на год вперед, каждый раз растет, давая специалистам повод говорить о музейном буме.

Но сумасшедшая неделя закончится, и жизнь войдет в привычную колею. Зевающие смотрители, редкие посетители — такую картинку можно увидеть во многих столичных музеях. И впору будет задуматься, так ли хороши, так ли нужны городу все эти хранилища былого, разбросанные по карте столицы. Скептики подначивают: лучше зайдите на сайт Лувра и «побродите» часок по его залам. Тоже, кстати, бесплатно! Оптимисты возражают: виртуальная реальность несравнима с возможностью видеть подлинник — пусть и не столь значимый, как набившая оскомину «Джоконда» или крылатая «Ника».

В Москве больше четырехсот музеев, а точной цифры не знает никто. Причем лишь один из пяти получает средства из городского бюджета. Остальные — федеральные, частные и ведомственные. Есть музеи предприятий, вузов, воинских частей, неинтересные широкой публике, но дорогие сердцам тех, кто там работал, учился и служил. По количеству музеев Москва мало отличается от других мегаполисов. Скажем, в Лондоне и в Париже их больше трехсот. Давно уже преодолена наша былая отсталость в организации выставок. В Москве теперь тоже думают о дизайне, ломают голову над эффектным освещением, даже цвет стен тщательно подбирают. Как и за рубежом, растет роль мультимедиа, появляются музеи, заточенные на прямой контакт посетителя с экспонатом (загляните в «Экспериментариум» или музей советских игровых автоматов).

И все же Москва так и не стала одной из мировых музейных столиц. Ну нет у нас художественных сокровищниц уровня Эрмитажа, не говоря уже о Прадо или Уффици. Коллекция живописи купца Третьякова является предметом национальной гордости, но по определению не может конкурировать с собраниями испанских королей или семьи Медичи. Это факт, и этого не изменить. Досадно другое: в Москве не бывает выставок-блок-бастеров, представляющих хиты мировых собраний, на которые съезжались бы любители со всего света. Как едут они сейчас в Париж, где в Гран-Пале одновременно проходят сразу две масштабные ретроспективы — Эль Греко и Тулуз-Лотрека. А ведь Гран-Пале — изначально вообще не музей, просто огромное здание, построенное ко Всемирной выставке 1900 года. Московским Гран-Пале должен был стать воссозданный после пожара Манеж, нашпигованный современным оборудованием и способный достойно принять хоть самого Леонардо. Увы, амбициозные планы пока не оправдываются. Тому есть много объективных причин: нежелание владельцев связываться с Россией, супердорогие страховки, расписание выставок, утвержденное на годы вперед. И Манеж по-прежнему интригует, что называется, шедеврами второго ряда. А сравнения с Гран-Пале уместны разве что в добрых новогодних тостах.

Не ворчите на искусство

Ольга Кузьмина, обозреватель:

— Счет посетителей музеев пошел на миллионы. Называются фантастические цифры — двери музейных залов открывают процентов на 70 больше, чем десять лет назад. Мода, бум, тренд? Отчасти. И безусловная заслуга музеев.

Стены, увешанные картинами, мебель, огороженная от посягательств зрителей-вандалов бархатными шнурами или цепочками, — такими наши музеи были недавно. Потом они безбожно отстали от нас. Символом абсолютного развала конца 90-х стал для меня случайный заход в один из музеев на пике их упадка, если у упадка, конечно, есть пик: на историческом бюро лежал толстый слой пыли, а стекла в витринах были почти непрозрачными. Осадок от посещения остался ужасным: я боялась, что еще до конца вялой экскурсии все мы, группка идиотов, распадемся вместе с помпезными портьерами на миллионы атомов и умножим слой пыли. Но и в печальные дни музеи героически исполняли две главные задачи — собирали и сохраняли искусство.

Сегодня музеи сделали гигантский шаг вперед, и теперь в аутсайдерах в большей степени мы, чем они. Это мы не успеваем за их развитием, мультимедийными «заморочками». Теперь они меняют выставки едва ли не еженедельно, без устали ища новые формы подачи материала, смело сочетая разные виды искусства. Эта смелость иногда претит нам, не всегда готовым к восприятию медиаискусства, легко соединяющего показ классических полотен с возможностями нейросетей, компьютерной графикой и очками виртуальной реальности. Ныне — время кураторов, креативщиков, причем имена самых удачливых из них, вроде Виктора Мизиано, уже известны любителям искусства не хуже, чем имена творцов. И если раньше к работе над экспозицией привлекались только коллеги «по направлениям», то сегодня выставка в музее или на выезде — работа команды, коллективного разума. Там не боятся экспериментов и ошибок, служа просвещению.

На музеи ворчат те, кто там не бывает. Очередь в музей — это очередь тех, кто хочет их догнать и жаждет развития. И нам трудно это осознать, но искусственный интеллект уже создал «Портрет Эдмонда Белами», ушедший с молотка за 432 500 долларов. Это та реальность, которую музейщики восприняли едва ли не раньше всех.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Зельфира Трегулова, директор Третьяковской галереи:

— «Черный квадрат» Казимира Малевича и «Сикстинская Мадонна» — для истории мирового искусства это вещи одного порядка. Не надо их трогать с места, пусть люди приезжают на них смотреть.

ЦИФРА

84 столичных музея можно будет бесплатно посетить в новогодние каникулы — с 2 по 5 января, а также 8 января.

Читайте также: Посещаемость Третьяковской галереи выросла в два раза за пять лет

Google newsGoogle newsGoogle news