- Город

Захар Прилепин: Полутона различимы только в книгах

Сергей Собянин утвердил проект планировки микрорайона на юге Москвы

Небензя: РФ готова сотрудничать со всеми странами для разработки препаратов от COVID-19

Заветные метры. Решить квартирный вопрос становится проще

Надеть маски. Нарушителей ждет большой штраф

Названы сроки окончания «волны холодов» в России

«Гестапо какое-то»: что ждет белорусскую оппозицию без Тихановской

Врач назвал единственный способ облегчить состояние при COVID-19

Роспотребнадзор назвал самые опасные для здоровья сферы деятельности

«Сварщик — от 110 тысяч рублей»: названы регионы с самыми высокооплачиваемыми вакансиями

Качели на крыше, живые концерты и завтраки целый день. Семь лучших веранд Москвы

СМИ выяснили, что TikTok тайно собирал данные пользователей

«Я тоже против насилия»: Гергиев рассказал о белорусской награде

Адвокат Ефремова собирается обратиться за помощью к Путину и Бастрыкину

Названы самые опасные сорта пива для здоровья

Россияне назвали главные минусы удаленки

«Закончит как Кокорин и Мамаев»: что грозит Широкову за нападение на арбитра

Захар Прилепин: Полутона различимы только в книгах

ФОТО: PR-служба НТВ

7 июля писателю Захару Прилепину исполняется 45 лет. «Вечерняя Москва» искренне поздравляет юбиляра. Наш обозреватель задал литератору несколько вопросов о словесности, музыке и кино.

— Захар, накануне дня рождения у вас вышла новая книга «Имя рек». Это 40 историй, 40 главных для общества тем. Что эта книга для вас значит?

— Пять последних лет — время раскола в обществе, распада дружб, в том числе писательских.

То самое время, когда одна, большая половина страны радовалась Русской весне и возвращению Крыма, а другая болела за Майдан. Но в итоге все касалось не только, что называется, украинского вопроса.

Тут выбор иной — цивилизационный. Одни взыскуют борьбы за сохранение русской идентичности, другие — растворения в так называемом цивилизованном мире.

Пять лет я не выпускал размышлений на эти темы в виде книг, но говорил об этом в формате «Уроков русского», своей еженедельной авторской программы, которая выходит на одном из федеральных телеканалов.

Однако разговорная речь и речь письменная — разные вещи. Разговорная — нарочито упрощается, многие смыслы проговариваются слишком прямо, без полутонов, которые различимы только на страницах книг.

Поэтому «Имя рек» — плод размышлений о самом важном на предельно ответственном уровне. И там ничего, по сути, про Украину нет. Там про то, что стоит над этим вопросом: про русское бытие в целом.

— Довольны ли тем, как шли съемки «Обители» по вашей одноименной книге, и чего ждете от экранизации?

— Я не вмешивался в режиссерские дела и отвечаю только за книгу. Так что ничего не жду. Но исполнители главных ролей... Евгений Ткачук — один из самых любимых моих актеров.

Я очень хотел, чтобы именно он играл Артема. А Юрий Кузнецов, Владимир Стеклов? Господи, да я с детства их знаю. Кузнецов когда мне позвонил — я чуть в обморок не упал.

— До сих пор идут обсуждения вашей книги о Есенине. Почему именно он? Что вы для себя открыли, когда писали его историю? Приходилось ли сталкиваться с людьми, которые уверены в том, что поэта убили? Как вы на это реагируете?

— Есенин — мой самый любимый русский поэт. Ну, разве что Пушкин может с ним сравниться по народной любви. Поразительная, яркая судьба. По поводу смерти насочиняли такого — что жуть. Пришлось шаг за шагом разбираться в чепухе, что нанесли вокруг этой трагедии.

Но вот в чем печаль. Люди все равно покупаются на глупейшие «телевизионные расследования» в жанре «клюквы». Я книгу издал — а мне пишут: «Нет, мы вам не верим, его в лоб убили из пистолета, это на посмертной маске видно».

Есенина хоронили тысяча человек — мать, жены, дети, друзья. Некоторые дожили до этих «открытий».

И ужаснулись. Дочка написала: я была на похоронах отца, что вы несете — ему посмертную маску делали у всех на глазах, никто в него не стрелял и не бил ему по лбу трубой. Мать Есенина знала, что он самоубийца, его ближайшие друзья — Клюев, Мариенгоф, Катаев, Леонов — тоже.

Но многие сегодня предпочитают верить в разного рода фантазии. Один очень модный и хороший режиссер собирается фильм делать о последних днях Есенина. Я ему написал: давайте я выступлю консультантом у вас, за так, бесплатно. Просто чтоб не напортачили чего.

Он пишет: «Я вашу книгу прочитал, доверяю вам, но снимать все равно буду про убийство».

— Когда же будет очередной новый роман? О чем вы пишете сейчас?

— Я пишу биографию Шолохова, и еще — большой роман о XVII веке — Алексей Михайлович, Никон, Степан Разин, Хмельницкий, война за Украину, раскол, бунт. Это все абсолютно актуально. Просто наши дни.

— В ваших произведениях часто встречаются музыкальные мотивы. Что вы обычно слушаете?

— Больше слушаю советских композиторов сталинской эпохи: Соловьев-Седой, Блантер, Александров, Анатолий Новиков, Юрий Милютин, Тихон Хренников. Это серебряный век простонародья, аналогов не имеющий. Из числа современников слушаю рэп: Хаски, Честер, Типси Тип, 25/17 — в основном моих друзей. Они говорят актуальные сегодня вещи в своих треках. А из старейших музыкантов: конечно, новый альбом «Калинова моста» я послушаю сорок раз подряд. И Саши Скляра, и Вадима Самойлова.

И Гребенщикова тоже, куда деваться. А вот он мою книжку новую читать не станет. И зря, кстати.

СПРАВКА

Захар Прилепин — писатель, филолог, публицист. Член Общественного совета при Министерстве культуры РФ, с декабря 2018 года — заместитель художественного руководителя по литературной части МХАТа им. М. Горького. В прошлом году по итогам открытого голосования, организованного на сайте Colta.ru, был признан самым влиятельным автором десятилетия.

Читайте также: Александр Панкратов-Черный: Меня считают комедийным артистом, а в жизни я грустный человек

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

193 473 + 787 (за сутки)

Выздоровели

250 303 

Выявлено

4 622 + 11 (за сутки)

Умерли

Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем, политолог

Атмосфера общего страха

Виктория Федотова

У Белоруссии женское лицо

Игорь Воеводин

Последняя гибель «Варяга»

Екатерина Рощина

Кто его посадит, он же памятник

Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ, политолог

Лукашенко между двух огней

Олег Сыров

Готовим дома: перепела в брусничном соусе

Степан Орлов, заместитель председателя Мосгордумы

Без помощи никто не останется

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Не надо обесценивать опыт

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите