Названы способы делать замечания так, чтобы никого не обидеть
Фото: pixabay.com

Названы способы делать замечания так, чтобы никого не обидеть

Образование

На рассмотрение в Госдуме скоро должны вынести законопроект о борьбе с преследованием в интернете. Виртуальные «тролли» (люди, которым нравится оскорблять других) наконец-то будут ограничены в своей разрушительной деятельности. А мы решили развить тему, ведь не только «тролли» и трамвайные хамы отравляют нам жизнь. Часто обидные слова мы слышим от коллег, приятелей и даже родственников. Что заставляет людей говорить друг другу гадости из «благих побуждений»?

Многие ученые выдвигают идею, что привычка критиковать друг друга была свойственна уже нашим далеким предкам. Так, антрополог Станислав Дробышевский в книге «Достающее звено» рассказывает, что древние художники старались рисовать свои наскальные рисунки в самых укромных уголках пещер. Очень вероятно, живописцы творили, как говорится, для себя, втайне от сородичей, поскольку опасались критики. «Это могли быть отдельные спонтанные всплески творчества одаренных людей, которых переполняли чувства, например, после некоего экстраординарного события (скажем, дикий зверь убил человека на охоте. — «ВМ»). А соплеменники могли не понять и не оценить, если бы человек начал выражать свои эмоции среди них», — отмечает антрополог.

Но почему мы так любим говорить людям неприятное? Пол Экманн, профессор психологии, ставший прототипом главного героя и консультантом в телесериале «Обмани меня», впервые прославился вовсе не сотрудничеством с кинематографом. Громкую научную славу психологу принесла его теория шести базовых человеческих эмоций. Он изучал различные реакции людей на те или иные ситуации и пришел к выводу, что главные эмоции — это радость, злость, отвращение, страх, грусть и удивление. Заметим, что однозначно положительная эмоция в перечне всего одна. Это эволюционное достижение нашей психики: быстро реагировать на вещи неприятные и опасные важнее для выживания, чем наслаждаться жизнью. А когда у людей стало развиваться критическое мышление, мы быстро возвысились над другими видами.

«Плохое сильнее хорошего»

О том, что мы по-прежнему более восприимчивы к дурному, чем к хорошему, одним из первых заговорил Даниэль Канеман. Он занимался психологией экономического поведения (за что получил Нобелевскую премию 18 лет назад, в 2002 году) и заметил, что люди гораздо сильнее переживают из-за финансовых потерь, чем радуются каким-либо приобретениям. Вслед за Канеманом то же самое обнаружил социальный психолог, профессор Университета штата Флорида Рой Баумейстер. Вместе со своей научной группой он проанализировал сотни исследований и пришел к выводу: действительно, негативные впечатления закрепляются в памяти лучше, чем положительные. Причем это касается не только финансов, но и любви, работы, семейных отношений, дружбы и других сфер нашей жизни. «Плохое сильнее хорошего», — так назвали свою работу ученые во главе с Баумейстером.

«Я просто сказал...»

Сегодня гомо сапиенсу, в общем-то, защищаться не от кого, кроме коронавируса и телефонных мошенников. Саблезубый тигр не нагрянет, разрывая когтями почву под лапами, ядовитая змея под подушку не заползет, а если какое-то зрелище в корне не нравится, достаточно просто нажать на кнопку. Как скучно жить! Куда девать энергию, не нарушая Уголовного кодекса? А давай-ка скажем гадость ближнему. Или вообще любому: тем более далеко ходить не надо, интернет всегда под рукой. Самые неприятные разновидности критиканства — те, которые не осознаются. Их авторы искренне полагают, будто «ничего такого не сказали» и даже хотели в какой-то степени поддержать другого человека. Недавно я наблюдала забавную сценку в соцсети. Молодая дама пожаловалась у себя на страничке, как тяжело справляться с воспитанием двух малышей и работать одновременно. Тотчас примчался заботливый френд со словами «утешения»: «Маша, твои проблемы — не проблемы! Вот у нас в этом году трубу прорвало, пять этажей залило!» Маша, законно обидевшись, просто «отзеркалила» комментатора: нет, друг, эти твои проблемы — пустяки, потому что трубы чинятся быстрее, чем растут маленькие дети. На глазах у изумленной публики «добрый френд» в ответ обиделся. Стремительно и смертельно, на веки вечные. Обесценив человека, он сам почему-то оказался не готов к такой «взаимности». «Я не обзывал пустяками твои проблемы», — возражал он, как обиженный школьник. Конечно, он «просто сказал», что Машины проблемы таковыми не являются.

Причиняем добро

Еще одна разновидность ядовитых доброжелателей — позитивные люди-органчики. Позитивная психология стала набирать силу в конце прошлого века и с тех пор успела обрасти множеством противников в научном мире. Среди них, например, датский психолог Свен Бринкман, который убежден, что нынешняя эпидемия депрессии — прямое следствие призывов «мыслить позитивно», постоянно совершенствоваться и развивать свои «внутренние факторы». Ведь как бы мы ни копались в закоулках собственной души, «негатива» там все равно больше (см. выше), да и внешние обстоятельства иногда сильнее нас. Невозможно вылечиться от рака усилием воли. Однако доморощенные критики ничего про дискуссии ученых не ведают и продолжают утюжить ближних пропагандой «счастья, которое внутри нас». У таких людей абсолютно бесполезно искать понимания и сочувствия в трудную минуту. В ответ на любые сетования они предлагают благодарить и прощать обидчиков и вырабатывать в себе «светлые чувства». С друзьями у этих персонажей обычно наблюдаются проблемы, поэтому они тучными стадами бродят по социальным сетям. Будьте осторожны.

Только я знаю правду!

— Посторонний человек, осуждающий наши действия, например какой-нибудь виртуальный аноним, не донесет нам никакой полезной информации, — считает психолог, преподаватель Института экспериментальной психологии МГППУ Юлия Лисичкина. — Мы просто пропустим его слова мимо ушей, иногда слегка обидевшись. Полчища вирусологов-любителей в интернете никак не повлияли на разработку вакцины от ковида. Экономические подъемы и кризисы в мире случаются независимо от того, сколько в соцсетях толпится «диванных экономистов».

Другое дело, когда нашу веру в себя подрывает близкий человек. Вот от кого никогда не ожидаешь ! Именно родные люди иногда включают этот зловредный вид критиканства, когда мы, например, ступаем на какое-то новое поле деятельности. Учимся петь, рисовать, вести малый бизнес — и поначалу не очень получается. Любимый папа (или мама, или муж, или жена) наблюдает неуклюжие первые экзерсисы и произносит эпическую фразу, которая задушила в зачатке немало талантливых карьер: «Ты видишь, что у тебя нет способностей? Тебе все льстят только я скажу объективную правду». Это трудно, но в любом случае слушайте не родной любимый голос, а свой внутренний. Ведь дорогой родственник даже не начинал осваивать ваше новое ремесло, значит, разбирается в нем еще хуже вас. И вполне может добросовестно заблуждаться.

А судьи кто?

Но кто все эти граждане, спешащие донести «городу и миру» свое драгоценное мнение по любому поводу? В 1999 году социальные психологи Джастин Крюгер и Дэвид Даннинг выдвинули оригинальную гипотезу: чем ниже уровень компетентности человека, тем выше он оценивает свою «экспертность». Вскоре гипотезу удалось подтвердить экспериментально: ученые предложили студентам сдать тест, в котором были вопросы по грамматике и логике, также задачки на чувство юмора. А потом попросили каждого оценить свои результаты и сравнить их с результатами других участников. Выяснилось: студенты, которые справились с испытанием хуже всех, оценили себя очень высоко — в сравнении с другими. А те, кто набрал больше баллов, наоборот, свои достижения занижали.

Эксперты тоже люди

Ну да бог с ними, сетевыми троллями и домашними хулителями. Бывает же так, что разгромное мнение высказывает авторитетный профессионал. Волей-неволей руки опускаются после такого.

— Когда мои первые статьи вышли в сети, — рассказывает психолог Владислав Чубаров, — я был полон оптимизма. И с большим воодушевлением ждал читательской реакции. Одна из статей пользовалась успехом: ею поделились в соцсетях около тысячи раз, написали массу одобрительных отзывов. А потом я вчитался в «критические рецензии». И пришел в глубокое недоумение: некоторые «оппоненты» писали не по существу дела, а только для того, чтобы меня оскорбить.

Дошло до того, что на одном форуме «коллеги» принялись ставить психологу диагнозы, не опасаясь, что такое поведение может испортить их профессиональную репутацию. Даже собратьям по душеведческому цеху иногда трудно взять себя в руки и выстроить критику по своим собственным человеколюбивым лекалам, отмечает Чубаров.

— Экспертное высказывание, принадлежащее специалисту высокого класса, не является автоматически истиной в последней инстанции, — говорит социальный психолог Александр Невеев. — Профессионалы тоже ошибаются, и им тоже бывает свойствен эффект Даннинга–Крюгера. В истории описаны случаи, когда критика превращалась в коллективную травлю — как раз со стороны авторитетных экспертов. Приведем один из самых вопиющих примеров.

Врачи против гигиены

Доктор Игнац Земмельвейс с 1846 года работал в Венской центральной больнице. В этой больнице было два родильных дома. В одном роженицы часто погибали от «родильной горячки» (сепсиса). А во втором ситуация была получше. Земмельвейс много лет тщательно исследовал оба дома и в конце концов обратил внимание на одно обстоятельство. В первом учреждении роды принимали студенты-медики, у которых в учебный план входила работа в анатомическом театре. Во втором доме работали будущие акушерки, которые анатомированием не занимались. О бактериях, которые и вызывают заражение крови, врачи тогда еще не знали.

А Земмельвейс догадался, что высокая смертность как-то связана с анатомической практикой. Опытным путем он выяснил, что очень хорошо перед общением с пациентками мыть руки раствором хлорки. И смертность матерей быстро снизилась более чем в семь раз. Вроде бы дотошному доктору надо сказать спасибо и выписать премию. Вместо этого коллеги Земмельвейса обиделись, что их заставляют мыть руки, и набросились на новатора с оголтелой критикой. Против него писались большие статьи и даже книги. От переживаний доктор помешался рассудком и умер в психиатрической клинике в 1865 году. А примерно через 20 лет Луи Пастер открыл бактерии, и мыть руки стали доктора всей Европы.

Обратная связь вместо придирок

Возможно, читатель скажет: безобразие, до чего доводит ваша критика! Только жить мешает.

— Совсем без обратной связи, в том числе и критической, мы бы ничему не смогли научиться, — говорит Александр Невеев. — В подавляющем большинстве школ по всему миру существует оценочная система для определения результатов учебы. Важность быстрой и однозначной обратной связи в процессе обучения отмечал советский психолог Петр Гальперин.

Он обнаружил, что людям иногда трудно научиться выпиливать, поскольку они не могут на глазок определить, ровно ли расположен лобзик. Однако, если предоставить людям качественную обратную связь, сделав так, чтобы при неверном расположении лобзика загоралась лампочка, ученики осваивают ремесло выпиливания гораздо быстрее.

— Критика достигает своей благой цели, если в ней сочетаются три момента: она исходит от человека, значимого для нас, сопровождается похвалой и направлена на какое-либо конкретное действие, давая нам понять, что наша ошибка единична, — говорит психолог Юлия Лисичкина, — хорошо бы еще предложить свой вариант разрешения ситуации, однако большинство из нас с трудом справляются даже с первыми тремя условиями.

РЕПЛИКА

Анастасия Пономаренко, психолог, автор книг по жизнестойкости:

— В научно-популярных изданиях можно встретить статьи о том, как защититься от критики. Однако как бы ни были хороши советы, совсем отгородиться от критических атак вряд ли удастся. Вообще многие уважаемые люди страдали от замечаний с древнейших времен — от Геродота до Дарвина. Нападки всех обижали, однако редко кого сбивали с толку. Иногда даже наоборот — вдохновляли. Однажды Зинаида Гиппиус сказала отцу Владимира Набокова, что его сын «никогда писателем не будет». Гиппиус помнила свою оплошность потом до самой смерти. Действительно, большинство людей не умеют деликатно выстраивать критическое высказывание, поэтому критика редко бывает полезной и конструктивной. Однако у одних «жертв» срабатывают защитные механизмы, а другие — сдаются и вообще отказывается от какой-либо активной деятельности, чтобы не раздражать критиканов. Понятно, что жизненный успех в этом случае вряд ли возможен. Скорее всего, сверхчувствительность к критике уходит корнями в далекое детство, когда родители слишком много делали замечаний и мало хвалили своего ребенка. В результате сформировалась некая болезненная точка, и когда кто-то на эту точку нажимает, человек взрывается агрессией, защищая свою боль. Часто родители боятся перехвалить чадо, опасаясь, что оно загордится, возомнит себя лучше других. На самом деле похвала помогает маленькому человеку создать в будущем непробиваемый иммунитет против психологической агрессии. Человек, которого одобряли в детстве, не боится твердо идти вперед и ошибаться, ведь не ошибается только тот, кто ничего не делает. Словом, лучший способ защититься от критики — продолжать делать свое дело.

Читайте также: Аналитики предрекают глобальные изменения в мире искусств

Google newsGoogle newsGoogle news