Главное
Эксклюзивы
Карта событий
Смотреть карту

Третьяковка. На месте работ Федотова теперь стоят две императорские вазы

Развлечения
Корреспондент "ВМ" посмотрела, как Третьяковская галерея устанавливает новые экспонаты.

Две уникальные вазы, сломанные еще при Николае I, возвращены к жизни и выставлены в залах Третьяковки.  

Эти вазы - не просто вазы, а Императорский фарфор. Вес, размер, декор - куда ни глянь, размах - императорский. Из реставрационных помещений, где несколько лет шли восстановительные работы, экспонаты медленно везут на самокатах-роклах, по специально построенным пандусам. Их уже ждут журналисты, сотрудники галереи и княжна Марья Васильевна Воронцова работы художника Зарянко. 

Красавица-княжна недолго наслаждалась одиночеством. 

- За то, что вы увидели Императорский фарфор, благодарите Федотова, - шепотом говорит хранитель коллекции Валентина Шевченко. - Вообще-то, декоративно-прикладное искусство в Третьяковке выставляют крайне редко, но сегодня...

Работы художника Федотова (автора "Сватовства майора", "Неравного брака" и других картин) - делили стену вместе с княжной Воронцовой, но в честь персональной выставки переехали. Освободившееся место отдали вазам. 

Они выглядят как два огромных золотых веретена. Специалисты называют эту форму фюзо. Каждая - ростом с хранителя коллекции декоративно-прикладного искусства Валентину Шевченко. На вид совершенно одинаковые. Но мастера больше любят левую, ведь она пострадала больше.

- На золотой поверхности пришлось заделывать многочисленные сколы, восстанавливать металлическую подставку, маскировать глубокую трещину на туловище, - вспоминает реставратор фарфора Ирина Сивова.

О существовании дефектов помнит только она. Непрофессионал первую от второй отличит разве что по картинам, изображенным на вазах. На одной - "Зимний вид", на другой - "Привал охотников" - копии с работ голландских живописцев. Нанесение копий на поверхность требовала от мастеров особой виртуозности. Художнику Корнилову пришлось запекать вазу в печи раз пятнадцать: ведь каждый цвет картины требовал своей температуры. 

Трое грузчиков - особенных, третьяковских грузчиков, которым не страшно доверить самое хрупкое, - с трудом поднимают и выравнивают на фисташковом постаменте экспонат. 

Финальный аккорд - человек в синем костюме, белых перчатках,  устанавливает ручки - витые, как рога, чудеса селекции в виде стеблей растения аканта, увенчанного шишками пиний. 

Теперь мы видим вазы такими, какими их должен был увидеть император Николай I. Должен был, но не увидел.

Работая над вазами, реставраторы поняли: даже на императорский фарфор бывает проруха. Изделия имели дефекты конструкции, из-за которых на протяжении своей жизни (здесь говорят "бытования) падали, ломались и чинились разными подручными средствами.

Поэтому для специалиста по металлу Владимира Порутая эти вазы - особенная профессиональная гордость.

- Собрать изделие Императорского фарфора - это вам не кровать по икеевским каталогам собрать, - говорит Владимир. - Вазы поступили к нам, разделенные на части, с кучей разнородных болтов, винтиков и штырьков "в наследство". В процессе сборки мы поняли, что техническое исполнение было не айс. Конструкция с трудом удерживала равновесие. Пришлось исправлять технические просчеты. Зато теперь в зале Третьяковки в Лаврушинском переулке вазы стоят так прочно, как не стояли и в царских палатах. 

 

Подкасты