Главное
Карта событий
Смотреть карту

Секрет долголетия юмора Брагинского

Сюжет: 

Телевидение
Развлечения
Секрет долголетия юмора Брагинского
Заслуженный деятель искусств РСФСР, драматург Эмиль Брагинский / Фото: РИА Новости
Безусловно, Эмиль Брагинский был известен не только узкому кругу близких к кино людей, но все же судьба кинодраматурга — быть немного в тени режиссера. Для большинства зрителей идиомой стало выражение «фильмы Рязанова», но все же самые удачные из них были сделаны именно парой, тандемом самодостаточных в отдельности «Эмика и Элика».

Эмилю Брагинскому в минувшую субботу, 19 ноября, исполнилось бы 95 лет. Он прожил удивительно беззлобную, светлую жизнь, искренне верил в любовь — поскольку действительно очень любил жену, не убил ни одного из своих героев и не сделал ни шага по дорожке всеупрочающего популизма.

Я часто думаю: интересно, отчего создатели сегодняшних комедий из бесчисленных проявлений смеха так часто выбирают именно утробные варианты — упал, извазюкался, потерял трусы, а не тот умный смех, что придает любому произведению глубину и продляет в разы его жизнь. Ответ очевиден: так проще.

У Брагинского «проще», судя по всему, не получалось. Он был мудрым «законченным » оптимистом, любил хеппи-энды, за что в кинематографической среде получил прозвище «великий утешитель», а сам себя называл «городской сказочник ». И даже с Рязановым расстался на несколько лет, не простив ему того, что он, не спросясь, убил героя «Забытой мелодии для флейты», изменив принципу обязательности счастливого финала.

Его герои не стареют потому, что они не были стопроцентной придумкой: все типажи он брал из жизни, обладая даром и наблюдателя, и аналитика. И за плечами его был колоссальный опыт — и войны, и работы, и поисков себя — вплоть до смены профессии.

Перевести «смешное частное» в очень «смешное общее» может только человек с бэкграундом, приподнятый над землей и не думающий о дешевой сиюминутной удаче. Даже если бы Брагинский писал сценарии для скетчей и ситкомов, он, я уверена, не унизил бы себя расставлением «смеховых маячков» — взрывов закадрового ржания в своих работах, уважая как себя, автора, так и зрителя, в котором никогда не видел идиота, пломбирующего дырки в зубах попкорном. Именно поэтому так смотрится до сих пор «Берегись автомобиля», неувядаема бог весть сколько лет «Ирония судьбы» и даже самая неудачная, как считали Брагинский и Рязанов, их работа — «Невероятные приключения итальянцев в России » — и сегодня вызывает не утробное булькание, а светлый, легкий, но очень неглупый при этом смех.

В жизни Брагинского было много случайностей, которые оказались неслучайностями. Их случайное по сути знакомство с Рязановым обернулось фантастическим творческим альянсом. Жизнь сводила их с разными актерами, и постепенно, но часто произрастая именно из случая, вокруг них сбился тот самый круг постоянных исполнителей, без которых сегодня невозможно представить ни один из фильмов этого удивительного дуэта. А еще они совпали в главном: просто смешить и развлекать зрителя и Брагинскому, и Рязанову было неинтересно. Созданное ими вызывало значительно более глубокие реакции, чем «специфические звуки и непроизвольные движения мышц лица и дыхательного аппарата» — такое определение смеху дает словарь.

...В выходные, 19 и 20 ноября, телевидение показало немало интересного. Но задел за живое документальный фильм памяти Эмиля Брагинского, показанный каналом «Культура», а затем старый фильм «Зигзаг удачи» Брагинского–Рязанова. Посмотрите, если забыли. Оно того стоит...

Подкасты
Эксклюзивы