Карта городских событий
Смотреть карту

«Я бы сделал настоящий отбор»: музыкальный критик Сергей Соседов об ожиданиях от Евровидения

«Я бы сделал настоящий отбор»: музыкальный критик Сергей Соседов об ожиданиях от Евровидения
Сергей Соседов / Фото: Youtube / 60 минут

В преддверии финала главного европейского конкурса песни Евровидение, который состоится 22 мая в Роттердаме, «Вечерка» поговорила с известным музыкальным критиком Сергеем Соседовым о песне Манижи, его отношении к отбору на конкурс и современном шоу-бизнесе.

— Сергей, до финала «Евровидения» несколько дней. Что нам там светит? Ваше слово, товарищ маузер...

— Ты про Манижу хочешь спросить? Ужасная песня, позор кошмарный, профанация и провокация. Это и не пение, и не музыка. Полистилистика и многожанровость, да-да. Хм. Я в этой песне слышу только плохой рэп, который она орет дурниной. И фальшивые псевдонародные вставки, и отвратительный текст — это какой-то шабаш ведьм. А что светит? Думаю, ничего. Хотя на фоне своеобразного отношения к России может что-то и перепасть.

— Жестко, однако.

А как? Глубинно — тут полная бессмыслица, но лично я в этом вижу оскорбление русских женщин. А что это за эстетика зоны? «Встала и пошла»?! Так вертухаи к зэкам обращались! Все непристойно, неприлично, немузыкально, непрофессионально. Сын и дочь без отца, «рюсский жэнщин» — что это такое? Но ведь Манижа — небесталанная этнопопсовая певица, хорошая певица, и кто сделал такую подставу — вопрос...

— Может, «Евровидение» просто себя изжило?

— Ты удивишься, но я этот конкурс люблю. Он интересен разноплановостью и разножанровостью. Да, он умирал в конце 1990-х годов, когда артист должен был петь песню на языке своей страны и был запрет на танцы. Маша Кац, первая, кто от нас поехал туда, рассказывала мне, как было трудно просто стоять и петь. Пели сплошь баллады, все от этого конкурса устали дико. Но потом решили допустить на него разных артистов и разные жанры, включая музыкальную эксцентрику. Бородатая женщина не могла случиться раньше Даны Интернешнл.

И не было бы ни Нетты Барзилай с ее кукареканьем, ни «Лорди», ни «Бурановских бабушек». Но все это появилось, и мне кажется, что это хорошо.

— А что тогда тебя не устраивает в нашем нынешнем кандидате?

— Я бы сделал настоящий отбор. Сейчас, по моему мнению, он был липовым — ну сколько там кандидатов было, три человека? А я бы выбирал человек из 15–20, включая Даню Милохина, Сашу Панайотова, Тамару Гвердцители. Да кто угодно там мог быть! Хоть та же Лена Ваенга — думаю, она бы могла, кстати, зажечь! И очень хороша была песня у Little Big — смешная, легкая.

— Что же они в этом году не поехали?

— По официальной версии, они «дали дорогу» другим артистам, но я не исключаю, что они решили не связываться с отработкой пиара по Первому каналу — после отправки на «Евро» они должны были бы являться куда скажут по любому требованию.

— Какой же ты резкий. Мы много лет знакомы, но поражает меня твоя безбашенность.

— А что я такого говорю? Я говорю четко, понятно и аргументированно, никого не оскорбляю. Я никого не обозвал придурком или сволочью. Говорю правду, что этой певице — пора уходить, эта — уже не в силе, а у этого исполнителя — плохой репертуар. Это же не оскорбление, а констатация факта. Нужно уважать зрителей! И делать соответствующий репертуар, не снижая уровня.

— А в чем разница между шоу-бизнесом и эстрадой?

— Шоу-бизнес появился сейчас, эстрада была в советские времена — синкретическое искусство, которое включает в себя симбиоз музыки, вокала, пластики, балета, пантомимы, цирка, элементы разговорного жанра и иногда даже оперы: Елена Образцова в 1982 году вышла на эстраду на концерте в честь 60-летия Октября. Но сегодня есть шоу-бизнес, когда люди просто зарабатывают деньги.

Ушла школа великих композиторов и поэтов. Соловьев-Седой, Колмановский, Минков, Зацепин, Мигуля, Мартынов, Дербенев, Танич, Резник, Шаферан, разве что Пахмутова с Добронравовым остались, но кто сегодня пишет как раньше? Есть набор слов: «Косая, босая, босая, косая» — вот и весь клип. Нашли спонсоров — скок на эстраду. Не нашли — есть интернет, раскручивайтесь, универсальная площадка. И рассчитано все на мало что понимающих подростков.

— А почему наши исполнители не интересны западным слушателям?

— Там интересны только те артисты, которых там нет. А наши думают, что если ты споешь на английском, то все, успех. Западная публика наших «англоязычных» певцов часто не понимает: даже при хорошем знании языка наши акценты ставят не так, как в английском, а как у нас. И смыслы меняются радикально. И ни одна большая капстрана не пустит никого на свой рынок, потому что это передел денег. С этой точки зрения чем ты талантливее, тем ты опаснее. Идеология Золотого Тельца, что ты хочешь. И эмигранты — всегда люди второго сорта, исключения — по пальцам перечесть, это люди единичности и неповторимости уровня Ростроповича, Плисецкой или Нуриева, готовые показать то, что никто не делал, эксклюзив. И мы для них загадочные люди с другим менталитетом.

— А в чем разница?

— У нас взгляд шире, души шире. Хотя сейчас наши исконные черты размыты поверхностностью, легкостью, псевдоискренностью. Но все равно мы и сегодня отличаемся от людей Запада широким взглядом на мир, нас все интересует, от литературы до философии. В школе мы учили и показывали у доски все штаты США — зная, что никогда туда не поедем. И журнал «Вокруг света», признанный лучшим журналом о путешествиях, рассказывал нам о мире так, как не умело ни одно иное издание. При всей критике нашего времени тяга к всеохватности у нас осталась.

ДОСЬЕ

Сергей Соседов родился 23 мая 1968 года в Москве, окончил факультет журналистики МГУ им. Ломоносова. С декабря 1998 по апрель 2000 года был корреспондентом еженедельника «Среда» в редакции«Вечерняя Москва». Участник многочисленных телепроектов, автор статей и рецензий, интервьюер, член жюри крупных музыкальных конкурсов.

Читайте также: Иосиф Пригожин оценил шансы Манижи на победу в Евровидении

Подкасты