Карта городских событий
Смотреть карту

Скромное обаяние бижутерии

Развлечения
Скромное обаяние бижутерии
Фото: Pixabay

Годами храним мы предметы, с которыми у нас связаны какие-либо воспоминания: ностальгические, смешные или забавные, как эта история.

Нравится ли вам, читатель, когда мужчина украшает себя ювелирными изделиями?

Кольцами-браслетами, подвесками, серьгами в открытых и закрытых местах тела и прочими, выражаясь неформально, цацками или фенечками. Только не спешите с ответом. Если вы начнете нудеть о том, что мужики обабились, что те, чей маскулинный образ запечатан в триаде: «Могуч, колюч и пахуч», вырождаются на глазах, то вас оформят по разряду ретроградов и отстойных лохов. И в придачу напомнят, что фенечки родом из седой древности, а уж раскрашенно-украшенному вождю африканского племени или скандинавскому викингу в чем в чем, а в брутальности точно не откажешь. Поэтому давайте будем аккуратнее в оценках.

Не станем прибегать к помощи икон стиля вроде Дэвида Бекхэма с Джонни Деппом, а просто промоем глаза и придем к заключению, что, к примеру, один и тот же бронзовый браслет на тонкой вялой лапке смотрится скверно, а вот на мускулистой загорелой руке — очень даже неплохо. И что быковатая выя с тройным подбородком — не лучшее пристанище для золотой или стальной цепочки, в отличие от подтянутой шеи с выбритым или обработанным триммером подбородком. И что кулон с драгоценным камнем сильно теряет в цене, если подпрыгивает на мохнатой груди, для которой уместнее был бы бюстгальтер третьего размера.

Короче говоря, не страшась ухмылочек типа «с тобой все ясно», хочу продекларировать, что лично мне нравится, когда человек одного со мной гендера, не юнец и не старец, не дохляк и не пузан, а зрелый муж достойного обличья носит разные аксессуары.

Это при том, что сам я, что называется, не выезжал за пределы обручального кольца. В стародавнем первом браке надел его на безымянный палец, оно мне постоянно мешало, при мытье рук я его снимал, и еще до окончания медового месяца кольцо соскользнуло в раковину, да так и сгинуло в канализационных недрах. Теща сказала: «Плохая примета», и как в воду смотрела. Брак вскоре распался, а новых колец я уже не покупал. Так что в смысле украшений автор — особь донельзя целомудренная.

Но! В специальной коробке воспоминаний (есть у меня таковая, и читатель «Вечерки» имел возможность познакомиться с двумя тамошними раритетами — вратарскими перчатками и японскими часами) лежит ювелирное изделие, которое и есть герой — вернее, героиня — этого рассказа.

В середине восьмидесятых годов об отпусках на Мальдивах и Бали мы и мечтать не смели, поэтому путевка в Болгарию считалась пределом курортных желаний. В черноморской Варне был международный дом отдыха журналистов, в него съезжались акулы пера из социалистических стран, попасть туда было нелегко, но мне в тот раз повезло.

В Москве нам разрешалось обменять 500 рублей на такое же количество болгарских левов, что составляло приличную сумму. К тому же многие везли с собой кофе в зернах, часы и утюги, которые стыдливо сбывали в местных парикмахерских и химчистках. Так что можно было и погулять, и отовариться еще редкими в Союзе джинсами, кроссовками и прочей, как это называли болгары, конфекцией. И, само собой, приобрести украшения из серебра, которое в Болгарии стоило гораздо дешевле.

Мы с Коллегой (пишу с большой буквы, имени разглашать не хочу по причине, которая станет ясна в конце) тоже купили и повесили на шею цепочки, которые и стали пружинками дальнейшей интриги.

Гром грянул, откуда не ждали. Незадолго до окончания нашей смены бессердечное болгарское правительство подняло цены на алкоголь. Вдвое! Ставшие родными бренди «Солнечный берег» и «Плиска» сделались недоступными, заканчивать же роскошный отпуск самогонкой-ракией было как-то фи. В глубокой грусти мы с Коллегой брели вдоль моря, пока не встретили на пути каменную стенку, из нее торчала широкая труба, а из трубы лилась теплая пахучая вода. «Источник», — сказал Коллега, и мы улеглись под струю, где и задремали. А когда открыли глаза, синхронно ахнули: «Золото!» Серебряные цепочки на наших шеях сделались золотыми. В смысле желтыми. Мы сняли их и хорошенько потерли, — цвет не менялся. «Вот так водичка, — сказал Коллега. — Алхимия в чистом виде. Она-то нам и поможет».

Скромное обаяние бижутерии Фото: Pixabay

За обедом мы рассказали, что нашли лавочку, где умелец-старик за сущие гроши покрывает серебряные изделия позолотой, и показали свои цепочки. Эффект был силен, дамы нашего потока тут же затребовали адрес. Но мы объяснили, что старик просил явку не раскрывать, поскольку дело, сами понимаете, подсудное. Что же делать, заохали девушки, как же без золота! Ладно, сказали мы с Коллегой, попробуем с дедом договориться, несите ваши бранзулетки. И денежки не забудьте!

На следующее утро мы положили под волшебную струю цепочки и кулоны, кольца и браслеты, которые через час покрылись позолотой. За день до отъезда украшения вернулись к законным владелицам, мы с Коллегой были многократно целованы и, растрогавшись, устроили грандиозный прощальный банкет. Естественно, пригласив и прекрасных дам, которые были его истинными спонсорами, сами о том не догадываясь.

Назад вся смена возвращалась поездом. На подъезде к родной границе Коллега утащил меня в тамбур и расстегнул рубашку. Цепочка побелела, обретя исконный серебряный вид. Я глянул на свою — то же самое. Действие волшебной воды иссякло. Совсем рядом замаячила мучительная погибель от рук разгневанных соотечественниц.

Но до Москвы как-то дотянули. Позже позвонили несколько дам и обругали мифического болгарского деда жуликом, а меня — растяпой, с чем я охотно согласился как с меньшим из зол. И жизнь пошла своим чередом. А Коллега через несколько лет стал пресс-секретарем главы государства, что было абсолютно справедливо, поскольку пресс-секретарь должен быть изобретателен и вызывать доверие.

С тех пор утекло много лет, а с ними и всяких украшений. Канули в небытие девяностые с их бандосовским шиком, поэтично названным «златая цепь на дубе том».

Утратило прежний лоск, приобретя налет вульгара, выгуливание часов с бриллиантами. На смену явился эпатаж, смешавший всяческие стили — сафари с готикой, винтаж с модерном, и мы учились не удивляться этому, как и сочетанию кроссовок со смокингом и кожаным туфлям на босу ногу. Следом ослепил гламур, и метросексуалы с хипстерами открыли нам во всем великолепии мир декоративно-прикладного искусства для сильного пола (надеюсь, этот термин еще не перешел в разряд оскорбительных по отношению к иным полам, сколько их там теперь). Мы считывали скрытые смыслы, расшифровывали месседжи и осваивали прочую фигню.

Скромное обаяние бижутерии Фото: Pixabay

А недавно знакомый модник растолковал мне, что теперь правильные нательные цацки, оказывается, не только знак вашего имущественного положения, приверженности нонконформизму либо консерватизму, — этого уже недостаточно. Они должны нести некую легенду, на худой конец — увлекательную историю.

Ну, если так, то я спокоен. Байка о болгарской серебряной цепочке точно укладывается в тренд.

О ЧЕМ РАССКАЗАЛА ФЕНЕЧКА

Автора истории о цепочке не обманули: в последнее время мужские украшения действительно сменили свои смысловые приоритеты. Теперь они не столько социальные или сословные маркеры, сколько рассказчики различных историй. Сторителлеры, как выражаются продвинутые люди. Если девушка, или попутчик, или работодатель, или карточный шулер поинтересуется, что за необычный на вас браслет, или перстень, или запонки, или галстучный зажим, а вы в ответ поведаете историю о семейной реликвии, передающейся от отца к сыну, или о подарке друга, спасшего вас от наркозависимости, или о талисмане, который оставила на память невеста, сбежавшая от вас к олигарху, или об обереге, хранящем от сглаза и порчи, — если так случится, вы точно заработаете очки, или наберете висты, или получите преференции, короче, окажетесь в выигрыше.

При этом замечу, что украшение доставляет информацию о человеке еще до того, как он откроет рот. А как мы знаем, у нас не будет второго случая произвести первое впечатление. Поэтому речь идет вовсе не о пустяках, а о вашем имидже и, не исключено, даже о повороте вашей судьбы.

ЧЕМ ЕЩЕ ПЫТАЛИСЬ УКРАСИТЬ СЕБЯ МУЖЧИНЫ

ЗАЖИМ ДЛЯ ГАЛСТУКА

Можно было купить в любом универмаге, но он мало кому был нужен.

ЗАПОНКИ

Для элегантных мужчин. Как теперь написали бы, это был маркер стиля и вкуса.

ПОРТСИГАР И МУНДШТУК

Простенькие атрибуты курильщика, которые вряд ли помогали выделиться.

ЗАЖИГАЛКА

Воняли, как АЗС, а работали через раз. Но среди них попадались шедевры.

ПЕРСТЕНЬ-ПЕЧАТКА

Немногие могли позволить, немногие решались носить, но 90-е все изменили.

НАРУЧНЫЕ ЧАСЫ

А вот часы были хорошие, встречались и отличные. В том числе и золотые.

Google news Yandex news Yandex dzen Mail pulse

Подкасты