«На одной рюмке не остановишься»: нарколог объяснил, как определить у себя диагноз Ефремова
Фото: Андрей Любимов / АГН «Москва»

«На одной рюмке не остановишься»: нарколог объяснил, как определить у себя диагноз Ефремова

Здоровье

Заслуженному артисту России Михаилу Ефремову поставлен диагноз «хронический алкоголизм», сообщают СМИ. «Вечерняя Москва» выяснила у психиатра и нарколога Алексея Казанцева, как люди доводят себя до этой болезни и каких занятий, кроме вождения, лучше остерегаться с таким синдромом.

— Алексей Владимирович, как люди доходят до хронического алкоголизма?

— Доходят на протяжении длительного времени, за одну вечеринку не бывает. Как пишут друзья и однокашники Ефремова, он начал пить и курить одновременно в 13 лет, когда снимался в фильме «Когда я стану великаном». Некоторые его знакомые относились к этому негативно и отдалились от него.

— Каковы первые признаки алкозависимости?

— Как у любого зависимого, (у Ефремова — прим. «ВМ») отсутствовала критика к своему состоянию. Он искал оправдания своей зависимости, называя себя «жизнерадостным пьяницей». Теряется количественный контроль. Есть видео, где он на фестивале «Кинотавр» просит, чтобы ему налили 50 граммов водки. Это говорит о том, что человек не может остановиться на определенной дозе, хотя шатается, хватает прохожих за рукав, не может самостоятельно подняться. Происходят нарушения походки, как при заболевании гипофиза.

Ефремов не выглядит согласно своему паспортному возрасту. Я всегда сравниваю зависимого с оплывшей свечой. Пациенты, конечно, смеются по этому поводу, говорят: «Дорогой! А где деньги?!» — «В мешках…» — «А где мешки?!» — «Под глазами…». Присутствуют также шрамы на лице. Вроде бы он (Ефремов — прим. «ВМ») единоборствами и боксом не занимался. В состоянии алкогольного опьянения люди часто падают, ломают носы и ударяются лицом, а шрамы остаются на всю жизнь. Алкозависимым присуща потеря ситуационного контроля. Человеку куда-то надо идти, а он напился.

При каком количестве выпитого можно говорить, что ты уже алкоголик?

— Если человек употребляет, то это больше 300–500 мл за раз. У него (Ефремова — прим. «ВМ») нашли 2,1 промилле — это бутылка водки. Толерантность и устойчивость к алкоголю растет, достигает определенного плато. А в третьей стадии доза снижается, и уже незначительная доза приводит к выраженному опьяняющему эффекту. Но там нарастают интеллектуально-мнестические и поведенческие нарушения. Ефремова спасало то, что он человек умственного труда, талантливый артист, но, к сожалению, страдающий зависимостью и не отдающий себе отчета в том, как далеко у него все это зашло. На него никто не мог повлиять, остановить и убедить в том, что нужно пройти реабилитацию. Все подстраивались под его поведение и старались спасать. Благодаря близким он так долго прожил в этой зависимости. Друзья старались его спасти и вытащить из разных ситуаций. Часто вину за его аварии на себя брали друзья. Но зависимым это не помогает. Он же говорил, что пьет только два дня — потом становится плохо. Но два дня — это уже запой, это не эксцесс.

Бокал вина и рюмка водки за обедом — это уже зависимость?

— Постоянной формой употребления алкоголя это точно можно назвать. Но, к сожалению, большая часть людей на рюмке водки не останавливается. Особенно в период карантина ко мне обращались знакомые и спрашивали: «Я выпиваю три рюмки водки каждый вечер. Это зависимость или нет?» Постоянное употребление приводит к привыканию, человек не может отказаться. И постепенно он будет увеличивать дозировку и значительно хуже себя чувствовать.

Алкоголь действует на головной мозг. В конечном итоге приводит к слабоумию, если до этого не наступили последствия от злоупотребления на уровне соматики, печени, поджелудочной железы и сердца. Довольно часто смерть наступает из-за внезапной остановки сердца на фоне миокардиопатии и миокардиодистрофии.

— Каковы, на ваш взгляд, главные причины алкогольной зависимости?

— Причин, на самом деле, очень много. Причинно-следственная связь должна выясняться персонально клиническим психологом, психотерапевтом и психиатром-наркологом. Не обязательно нужно обращаться в государственные учреждения. Есть масса частных клиник, где не поставят на учет и сохранят анонимность. Есть еще случаи обращения к «докторам-капельникам», как говорит Гарик Сукачев, которые выезжают и ставят капельницы.

Бывает наследственная предрасположенность. Кто-то говорит, что может быть 75 процентов вероятности, кто-то — нет. Но практика показывает, что она есть. В моей 25-летней практике работы врачом и психиатром-наркологом был случай, когда я лечил отца, сына и внука. Самое интересное, что все эти три поколения не воспитывали следующее поколение. То есть дед развелся с бабушкой и не воспитывал своего сына, а сын развелся с женой и не воспитывал внука. Только дед был более-менее сохранен, потому что работал чиновником, отец стал коммерсантом. А сын уже ходил по помойкам и сдавал алюминиевые банки. Понимаете, какая деградация происходит.

— Что еще нельзя делать, кроме вождения, при этой болезни?

— Ни в коем случае нельзя купаться. Многие выпьют и лезут в море или озеро — можно утонуть. Заниматься активными видами спорта, как паркур или прыжки, где необходима координация и концентрация внимания, тоже не стоит. Все, что связано с огнем, адекватной оценкой обстановки. Кто-то может сесть за руль вертолета или самолета, если есть на то финансовые возможности. Попытается переплыть и нырнуть. Есть масса случаев в моей практике, когда люди напивались и прыгали в пустые бассейны. В определенном возрасте люди умирали в бане — алкоголизация и повышенная температура приводят к летальному исходу. Разные варианты бывают. Как говорил Чехов: «Вино скотинит и зверит человека». Я уже не говорю о конфликтах внутри семьи и в компаниях.

— Как раз вы говорили про разводы в трех поколениях. Возможно, они тоже были на почве алкоголизма…

— Очень много неполных семей, конфликтов, разводов, которые отражаются потом на детях. Плюс у человека в алкогольном опьянении могут быть перепады настроения. Конец легкой степени опьянения и начало средней часто характеризуются агрессивностью. На пустом месте. Вы помните, наверно, эту фразу: «Ты меня уважаешь?». Если кто-то, не дай бог, не так сказал, не ответил или не обратил внимания, это может стать спусковым механизмом.

Есть еще и патологические формы опьянения, когда человек с маленькой дозы алкоголя становится агрессивным. И самое страшное, что он на следующий день ничего не помнит, что с ним происходило. Такие люди попадают в полицейские участки и за границей, где алкоголь льется рекой, в Турции и Таиланде, и оказываются в более серьезных историях. У человека в алкогольном опьянении нет границ. Как говорится, «море по колено».

Читайте также: «Самый дурацкий поступок в жизни»: Борисова о лишении Тодоренко титула «Женщина года»

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse