- Город

Найти и уничтожить. Как советский лётчик лишил Гитлера единственного шанса на спасение

Сергей Собянин: Достроим проспект Генерала Дорохова до конца года

Путин предложил замену Юрию Чайке на должности генпрокурора

Музеи ВДНХ будут бесплатно работать до конца 2020 года

«Страшно представить, что было внутри»: очевидец о трагедии в пермском отеле:

Станут ли россияне жить лучше после отмены комиссии за ЖКУ

Чемпион мира по ММА: Победа Макгрегора похожа на договорняк

Союз высоких технологий: мобильный и фиксированный бизнес под одним брендом

Ксения Пунтус лично рассказала о произошедших с ней событиях

Мишустин рассказал Познеру о трех своих желаниях

Актриса Екатерина Климова рассказала о бывших мужьях

Протоиерей объяснил, сколько святая вода сохраняет свои свойства

Композитор Дунаевский объявил о разводе с седьмой женой

Сомнолог назвала главные вредные привычки перед сном

Названы страны, где выгоднее всего покупать недвижимость россиянам

Брежнева ответила фотографией на слухи о разводе с Меладзе

Найти и уничтожить. Как советский лётчик лишил Гитлера единственного шанса на спасение

ФОТО: Wikipedia/Общественное достояние

Советский летчик Вазген Оганесов лишил нацистского фюрера Адольфа Гитлера единственного шанса на спасение из окруженного Красной армией Берлина.

На стене московской квартиры — большой портрет красавца-летчика. На кителе — звезда Героя Советского Союза.

— Папа был отчаянным человеком, поэтому ему часто поручали невыполнимые задания, — говорит Татьяна Акопян, дочь героя. — И он их выполнял.

27 апреля 1945 года советскому командованию стало известно, что, потеряв все аэродромы в Берлине и вблизи него, немцы готовятся использовать для взлета и посадки самолетов аллеи в парке Тиргартен.

— Там зенитки стояли чуть ли не под каждым деревом, а лететь надо было низко, на бреющем полете, — продолжает Татьяна Вазгеновна. — Генералы Руденко и Савицкий посовещались и решили отправить на разведку отца: он был одним из самых отважных среди летчиков 16-й воздушной армии.

Сталинский сокол

Новорожденного не было во что запеленать. Турецкое вторжение в Армению в 1920-м оставило в селе Ором под Гюмри сгоревшие дома, разруху, голод.

— Моя бабушка нашла только старые мешки из-под зерна, — рассказывает Татьяна Акопян. — Постирала их, разорвала на куски и в эти обрывки мешковины кутала ребенка. Жизнь была трудной, и через несколько лет семья, в которой было восемь детей, переехала в Баку. Дедушка стал работать на нефтяных промыслах. Мой папа бегал к нему на работу и забирался на нефтевышки. Его ругали, лупили за такое хулиганство, но он не унимался: совсем не боялся высоты.

После восьмилетки Вазген Оганесов окончил бакинский аэроклуб, освоил технику пилотирования планеров. С 1940 года — в Красной армии, в авиации. Тбилисскую военную авиационную школу пилотов он окончил в 1941-м.

— Отец рассказывал, что их отправили на фронт в декабре 1941 года и сразу бросили в бой, — говорит Татьяна Вазгеновна. — Многие молодые летчики погибали в первом же вылете. Необученные они были и летали на самолетах, которые сильно уступали немецким «Мессершмиттам». Но отец выжил и даже на устаревшем истребителе уничтожил нескольких фашистов.

Первую воздушную победу младший лейтенант Оганесов одержал 9 мая 1942 года в небе над крымским поселком Арма-Эли. На И-153«Чайка» он сбил немецкий Ме-109, а через три дня отправил в последнее пике тяжелый истребитель Ме-110.

347-й истребительный авиационный полк (ИАП), в котором служил молодой летчик, участвовал в Керченско-Феодосийской десантной операции, в обороне Севастополя, в Армавиро-Майкопской операции. За мужество и героизм, проявленные в тяжелых воздушных боях 1942-го, Оганесов был награжден первым боевым орденом — Красного Знамени. Из боев авиачасть вывели только для переобучения летного состава и получения новой техники — Як-9. На этих маневренных «ястребках» летчики полка вступили в Курскую битву, в дни которой Вазген Оганесов пополнил свой боевой счет сбитыми «Мессершмиттом» и двумя «Фокке-Вульфами».

Братство народов

— Во всех официальных документах говорится, что прошедший войн у с 1941-го по 1945-й отец ни разу не был сбит, но это не так, — говорит Татьяна Вазгеновна. — Я хорошо помню его рассказы. В небе над Украиной однажды на звено советских Як-9 налетело много самолетов противника. В воздушном бою истребитель отца получил несколько пробоин, машина загорелась, и он выпрыгнул с парашютом. А бой шел над территорией, занятой фашистами. Папа не дожил бы до Победы, если бы его не спас старик-украинец.

А было так. Приземлившись неподалеку от догорающего на земле самолета, Оганесов быстро собрал купол и забросал его ветками: понимал, что немцы могли заметить, как советский пилот десантируется из подбитой воздушной машины. Не ошибся. Местность начали прочесывать автоматчики. Вазген наблюдал за поисками, забравшись на дерево, росшее на опушке рощи. Немцы прошли в одну сторону, потом вернулись.

С первой попытки не нашли. Но что делать дальше? Ведь не просидишь на ветке, пока наши не пойдут в наступление и не погонят врага на запад?

Вдруг на проселке, идущем вдоль опушки, показалась телега, с вожжами в руках на облучке сидел старик. «Дед, выручи меня!» — крикнул ему летчик. Возница остановил лошадь.

— А ты кто такой? — спросил старик.

— Свой, советский, летчик я, сбили меня, — ответил Вазген.

— Дед сказал ему, что вокруг полно фашистов, и пообещал приехать утром, — вспоминает рассказ отца Татьяна Акопян. — Папа до утра не спал, гадал, а вдруг старик его немцам сдаст или попросту не вернется.

Но тот вернулся — с телегой, нагруженной копной сена. Спрятанного в скошенной траве летчика украинец провез через немецкие посты. Трое суток Оганесов прожил в хате у старика и его старухи, потом они переправили его к партизанам. Ночью за пилотом из-за линии фронта прилетел «кукурузник» По-2, и вскоре Вазген снова оказался в родном полку.

— До конца войны отец отправлял своему спасителю деньги из офицерского денежного аттестата, — продолжает Татьяна Вазгеновна. — И после Победы продолжал благодарить, пока дед с бабкой были живы — то деньгами, то посылками с подарками.

Разведка над Берлином

— Рассказ о подвиге отца подробно описан в мемуарах Героя Советского Союза маршала авиации Сергея Игнатьевича Руденко, — говорит Татьяна Акопян. — В 1945-м он командовал 16-й воздушной армией и лично выбрал моего папу для выполнения особо важного задания.

— В те дни дым от пожаров поднимался над городом в высоту до двух километров, — писал С. И. Руденко. — И в таких условиях летчики должны были поддерживать пехоту, буквально прокладывать ей дорогу через завалы и баррикады. Генерал Евгений Савицкий, бывший в то время командиром 3-го истребительного авиационного корпуса, поднялся 27 апреля в воздух. И увидел, что с центральной аллеи Тиргартена взлетает двухместный связной самолет. Савицкий уничтожил его и тут же сообщил об этом в штаб армии. Нам не надо было объяснять, кто и для чего стартует на таком самолете из логова Гитлера. Послали мы к Бранденбургским воротам одного из наиболее опытных разведчиков, летчика-истребителя В. Оганесова в паре с ведомым. Вернулись они и подтвердили: действительно, вблизи имперской канцелярии замаскировано два или три самолета и несколько танков. На следующий день Оганесов вылетел уже во главе двух восьмерок бомбардировщиков и штурмовиков. Видимость минимальная. Но разведчик по ему лишь известным ориентирам вывел обе группы на цель и даже указал очередью из трассирующих пуль, где она расположена. Бомбардировщики нанесли по парку и по главной аллее удар, а штурмовики прочесали местность из пулеметов.

Старший лейтенант Оганесов сделал повторный заход, чтобы уточнить результаты. На месте самолетов горели обломки, вся аллея была изрыта воронками.

— Задание выполнено, цель уничтожена! — успел он передать по радио. Тотчас его самолет резко подбросил разрыв зенитного снаряда. Тяжелораненый летчик с трудом довел поврежденную машину до аэродрома. Его вытащили из кабины и отправили в военный госпиталь…

— Папа добавлял только одно, — рассказывает дочь героя. — Зениток немцев он не боялся, опасался только, что в самолет может попасть реактивный снаряд «катюши». Они, по его словам, летали тогда в Берлине «стаями».

Сбил американца

В День Победы в госпиталь к Оганесову пришли боевые друзья.

— С ящиком трофейного коньяка и вестью о подписанном наградном листе на присвоение ему звания Героя Советского Союза, — вспоминает рассказы отца Татьяна Акопян. — У отца была раздроблена осколком челюсть, но ему принесли соломинку и он сумел-таки выпить с однополчанами и за Победу, и за свою геройскую звезду.

Но звание и Золотую Звезду № 7019 Вазген Оганесов получил только через год с лишним — указ о награждении был подписан 15 мая 1946 года.

— Мог и вообще не получить награду, — говорит его дочь. — Незадолго до вылета в разведку над Тиргартеном отец сбил под Берлином американский самолет. Летчик выжил, приземлился на парашюте и доложил своему командованию, что его атаковал советский Як-9 с нарисованными на борту 23 звездами.

Союзники пожаловались, наши стали разбираться, у кого из вылетавших в тот день пилотов было на счету 23 победы в воздушных боях.

— Отца вызвали к генералу Савицкому, — рассказывает Татьяна Акопян. — Он не стал отпираться: да, сбил. Командир авиакорпуса с надеждой спросил: по ошибке? Папа ответил: нет, осознанно. И объяснил почему. За несколько дней до этого американские летчики сбили его друга Ваню, к сожалению, мы с братом Владимиром не помним его фамилию, хотя отец ее называл. Напали на советского летчика, не ожидавшего такой подлости от «братьев по оружию», понимая, кого атакуют. Отец жалел только, что американец выжил, а русский Ваня погиб.

Генерал Савицкий замял дело против летчика, затем Оганесов отличился в разведке над горящим Берлином. Документы на награждение ушли в Москву, но мариновались в штабах год. За это время отношения СССР с бывшими союзниками испортились окончательно, и Вазген Оганесов наконец получил свою заслуженную награду.

Живая память

После войны летчик-истребитель продолжал служить в советских ВВС — в Германии, в Прибалтике, на Камчатке.

— Потом напомнили о себе фронтовые ранения, и врачи запретили ему заниматься летной работой, предложили руководить полетами с земли, — рассказывает дочь героя. — Отец отказался: он был летчиком до мозга костей и хотел только летать.

После увольнения в запас подполковник Оганесов жил в Баку, работал директором хлебозавода. В конце 1980-х в столице советского Азербайджана начались армянские погромы, и Вазген Михайлович вместе с семьей был вынужден уехать в Ереван.

— Отец невесело шутил: начал жизнь беженцем в пеленках из мешковины и заканчиваю жизнь беженцем без ничего, — влажнеют глаза Татьяны Вазгеновны. — Но наша семья сумела вывезти папин архив: боевые награды, книги о нем, письма ветеранов-однополчан, кители офицерские…

Легендарный летчик скончался 23 мая 1993 года в возрасте 73 лет, похоронен в Ереване. Большую часть спасенного наследия отца-героя Татьяна Акопян перевезла в Москву и передала в Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 годов на Поклонной горе.

КСТАТИ

Гитлер боялся стать экспонатом Московского зоопарка

Узнав, как погиб Муссолини (дуче и его любовницу Клару Петаччи расстреляли итальянские партизаны, а тела их повесили вниз головой на площади в Милане), Гитлер сказал своему окружению, что боится не столько смерти, сколько плена. У Гитлера была фобия: он опасался, что Сталин посадит его в клетку в Московском зоопарке. Когда ситуация в Берлине стала безнадежной, Гитлер и Ева Браун покончили жизнь самоубийством. Эсэсовцы вынесли их тела во двор рейхсканцелярии, облили бензином и подожгли. Останки засыпали землей. Версии о том, что Гитлер чудесным образом спасся и благополучно дожил свой век в Южной Америке, плодятся без малого 75 лет. За это время спецслужбы СССР, России, США и Израиля не нашли этому подтверждения.  

Читайте также: Главный проект Курчатова: знакомство с одним из самых закрытых объектов страны

Новости СМИ2

Александр Лосото 

Хватит сажать врачей за наркотики

Екатерина Рощина

Опять виноват учитель

Мехти Мехтиев

Инвестиции в человека

Ирина Алкснис

Тут вам не Австралия: Москва готовится к жаркому лету

Илья Переседов

Как я стал угнетателем тайской женщины

Георгий Бовт

Против кого дружить будем

Игорь Воеводин

75 лет освобождению Варшавы: в чем вина русских

Жизнь во льдах. Какие задачи могут выполнять самые мощные корабли

Школьница придумала проект, который помогает людям

Учитесь анализировать и делать выводы

Тайный ингредиент вкусной выпечки