Все началось с оспы: как человечество боролось с эпидемиями
«Коровья оспа, или Чудесное действие новой прививки!» (1802) / Фото: Wikipedia / Общественное достояние

Все началось с оспы: как человечество боролось с эпидемиями

История

Изобретение вакцин кардинально изменило жизнь человечества. Многие болезни, уносившие тысячи, а то и миллионы жизней ежегодно, теперь практически не встречаются.

Еще в древности люди начали замечать, что некоторыми заболеваниями можно болеть только раз. Человек, единожды переболевший такой болезнью, больше никогда ею не болел. Сейчас такими хворями мы считаем ветрянку и краснуху, а раньше к ним относилась, например, и оспа.

— С нее, по сути, вакцинация и началась. Была придумана вариоляция — намеренное заражение здорового человека, — рассказывает кандидат медицинских наук, преподаватель Первого МГМУ имени И. М. Сеченова Сергей Разумов. — Оспой заражали путем введения содержимого оспенного пузырька под кожу при помощи тонкого ножа.

В Европе моду на прививание от оспы ввела леди Мэри Уортли Монтегю — английская путешественница и писательница. Она стала свидетельницей вариоляции в Стамбуле в 1715 году. Там же она привила своего пятилетнего сына, а по приезде в Англию убедила привить оспу своей четырехлетней дочери. Впоследствии она активно агитировала за вариоляцию в Европе, и ее усилия привели к повсеместному внедрению этого метода.

— Вариоляция при всех своих плюсах несла и опасность. Примерно два процента привитых от нее умирали. Конечно, смертность от оспы была куда выше — 40 процентов. Но ею можно было и вовсе не заболеть, — рассказывает Сергей Разумов. — В общем, люди стали искать более безопасный вариант прививки. Английский врач Эдвард Дженнер выяснил, что доярки, например, крайне редко заражаются оспой.

В 1796 году Дженнер решился на совершенно бесчеловечный, по нынешним временам, эксперимент. Он узнал, что у доярки Сары Нелмс развилась коровья оспа. Сначала эта болезнь возникла у коров. Их кожа, включая вымя, покрылась некоторым количеством волдырей. В ходе работы их содержимое попало на натруженные руки доярки, на которых также появились вздутия. Дженнер взрезал один из волдырей на руке крестьянки тонким ножом так, чтобы тот оказался весь покрыт содержащейся в нем жидкостью. Затем этим же ножом врач проткнул кожу на плече восьмилетнего мальчика Джеймса Фиппса. Через несколько дней у несчастного ребенка развилась лихорадка, а на месте введения появились волдыри. Но через нескольких дней симптомы ушли!

— Через два месяца Дженнер снова ввел мальчику содержимое волдырей от другой доярки и не увидел симптомов. Стало ясно, что мальчик получил защиту от оспы, — рассказывает Сергей Разумов.

Уже через несколько лет — после многочисленных подтверждающих экспериментов — вакцинация распространилась по всему миру. Появилось слово Vaccinae, которое с латинского правильнее всего перевести как «окоровливание».

Позднее за дело взялись двое выдающихся ученых XIX века — Луи Пастер и Роберт Кох. Пастер, например, изучил основные инфекционные заболевания и пришел к выводу, что их вызывают микроорганизмы.

— Коху же удалось уточнить микробиологическую теорию инфекций. Позднее он сумел вырастить чистые культуры холерного вибриона, сибиреязвенной бациллы и многих других организмов, — рассказывает Сергей Разумов.

Но больше всего Кох прославился тем, что вывел вакцину от туберкулеза, который поражал буквально всех — от дворян до обитателей ночлежек.

Впоследствии врачам удалось изобрести вакцину и от заболеваний, которые вызываются вирусами. Например, от гриппа и полиомиелита.

— Вакцины позволили победить очень многие заболевания либо резко снизить их негативные последствия, если человек все-таки заболел, — пояснил Сергей Разумов. — Рано или поздно, я уверен, создадут и вакцину от коронавируса.

От ВИЧ и онкологии противоядия пока нет

Увы, человечество еще не изобрело вакцины от всех заболеваний.

Больше всего сил ученые тратят на разработку двух двух вакцин — от ВИЧ и онкологических заболеваний. С последними особенно тяжело, ведь до сих пор точно не установлено, от чего рак возникает.

— Нет вакцин от большинства геморрагических лихорадок, в том числе почти от всех тропических. Например Ласса, Эбола, Марбург, Денге, Чикунгунья, Буньямвера, Кьясанур и других, — рассказывает вирусолог, кандидат медицинских наук Виктор Кондратенко. — Надежная вакцинация есть только от желтой лихорадки, за что надо благодарить американских врачей, работавших на Кубе в начале XX века.

По словам эксперта, также не существует вакцин от некоторых видов тропических энцефалитов, а также лихорадки Западного Нила. Но это, впрочем, весьма редкие заболевания.

— Вообще, вакцинация от большинства вирусных заболеваний очень сложна из-за высокой изменчивости вирусов, наличия различных форм — от которых нужны собственные прививки. А еще из-за способности вирусов к мутациям, — рассказывает Виктор Кондратенко. — Так что неудивительно, что вакцину от COVID-19 еще не создали. Это довольно долгий процесс.

Нет вакцины и от заболеваний невирусной природы. Например, от клещевого боррелиоза.

— Помните об этом, отправляясь в лес или парк, — советует эксперт. — Особенно если учесть, что клещи в Москве и области уже проснулись и голодны.

Читайте также: Как Джонас Солк разработал вакцину против полиомиелита

Google newsGoogle newsGoogle news