Есть только миг
Американский военно-транспортный самолет C-119 сбрасывает армейский десант и вооружение на территорию Кореи / Фото: ИТАР-ТАСС/PA Photos

Есть только миг

История

70 лет назад советские летчики получили приказ воевать. Их целью была защита от американских бомбежек района переправки добровольцев из Китая в Корею.

Корейская война 1950–1953 годов занимает особое место среди локальных конфликтов, в которых участвовали наши соотечественники. СССР вступил в нее в октябре 1950-го.

После победного завершения Второй мировой войны между союзниками-победителями — СССР, США и Великобританией — начался разлад. Английский премьер Черчилль вернулся к своей антикоммунистической и антисоветской риторике, и в 1948 году в Фултоне объявил о возникновении железного занавеса между западным миром и СССР. Американский президент Трумэн вообще призывал к жесткому противостоянию СССР и требовал ослабить позиции Советского Союза во всем, в чем только возможно.

— В этой политике США и Англия очень надеялись на экономическое отставание Союза от Запада из-за послевоенной разрухи, — пояснил военный историк Владимир Сидоров. — Но, к удивлению всех западных аналитиков, сталинский Союз сумел восстановить основные отрасли своего хозяйства за рекордно короткий срок, буквально за три-четыре года. К 1948–1949 годам был преодолен послевоенный голод, а в пострадавших от войны областях восстановлены масштабы колхозного сельского хозяйства, за счет репараций и вывоза станков из побежденной Германии восстановлено большинство промышленных предприятий. После 1949 года экономическое развитие Союза стало настолько мощным, что были отменены карточки на товары и начались ежегодные снижения цен: официально, по указам правительства.

Глядя на все это, западные политики пришли к выводу, что ослабить и затем уничтожить СССР можно только с помощью новой войны, с использованием оружия, в котором у Запада на тот момент было превосходство. Так появились планы атомных бомбардировок нашей страны. Их было несколько, и каждый новый предполагал все больше ударов по нашим городам. Появление у нас в 1949 году своей атомной бомбы положение не изменило. Дело в том, что, кроме самих атомных бомб, требовались и средства их доставки до цели. Тогда это были мощные дальние бомбардировщики, способные лететь на тысячи километров выше огня зенитной артиллерии. И у США с Англией их было много, а у СССР чуть-чуть (да и те были копиями американских). Ракетная техника еще только разрабатывалась, и Трумэн и Черчилль спешили использовать преимущество в авиации.

Единственным спасением для нас были новые высотные истребители, такие, как поступивший на вооружение в 1949 году МиГ-15. Однако мало было иметь хороший истребитель, надо было еще доказать американцам и англичанам, что он действительно способен эффективно сбивать их бомбардировщики. Только тогда Вашингтон и Лондон отказались бы от планов атомных бомбардировок. А задача эта была трудной, ведь для нее требовались реальные бои против хорошо защищенных и вооруженных американских машин типа B-29. Причем вопрос надо было решать как можно быстрее. И вот в 1950 году возможность представилась: в разделенной надвое Корее началась гражданская война между социалистическим Севером и капиталистическим Югом.

Американцы сразу вмешались в войну на стороне Юга, причем смогли провести в ООН резолюцию о посылке в Корею полицейских сил и возглавили их. А СССР и Китай пришли на помощь Северу. При этом официально Советский Союз в войне не участвовал, а только поставлял оружие и припасы северокорейцам. Чтобы соблюсти этот статус (а прямое вмешательство грозило новой мировой войной), было решено замаскировать весь авиакорпус под корейскую авиацию. МиГи раскрасили опознавательными знаками Северной Кореи, весь личный состав корпуса одели в северокорейскую форму.

Дошло даже до того, что пилотам приказали общаться во время полетов на корейском языке! Для этого каждому выдали разговорник, по которому наши летчики учили основные фразы на корейском: «враг справа» или «слева», «атакуем!» или «выходим из боя» и так далее. Но в боевой обстановке вся эта иностранщина вылетала из головы, будто ее и не было. При появлении противника пилоты сразу переходили на родной русский, а то и на русский матерный. У американцев и англичан службы радиоперехвата записывали переговоры на наших частотах, и после первых же боев они поняли, с кем на самом деле имеют дело в воздухе.

— Из этого мог бы выйти скандал мирового уровня, — пояснил Сидоров, — особенно учитывая позицию ООН по поводу событий в Корее, но... Времена развязывания войн с помощью размахивания пробирками с непонятным порошком еще не пришли. Любую запись перехвата можно было объявить поддельной, а для доказательства советского вмешательства требовались либо обломки сбитого самолета, либо пленный советский летчик. Ничего такого за всю войну американцы так и не смогли добыть.

А вот драться с нашими асами им пришлось всерьез. Первые боевые вылеты против американцев наши МиГи провели в ноябре 1950 года. В это время основные действия со стороны ооновских сил в воздухе вели именно бомбардировщики. Против них и направили свои усилия наши летчики. Более того, по 64-му авиакорпусу были распространены инструкции, предписывавшие советским пилотам в случае перехвата противника не отвлекаться на вражеские истребители сопровождения, а на большой скорости проскакивать мимо них и сразу атаковать непосредственно бомбардировщики. И поначалу такая тактика вполне работала. К тому же быстро выяснилось, что реактивные истребители F-80 «Шутинг стар» и F-84 «Тандерджет» сильно уступают МиГам, а англо-американские винтовые истребители вообще оказались вне игры. Так продолжалось несколько месяцев. В начале 1951 года в Пентагоне наконец поняли, что надо воспринимать советских летчиков всерьез.

И в Корею были переброшены новейшие американские реактивные истребители F-86 «Сейбр». Эти машины имели равные характеристики с МиГ-15, а по некоторым параметрам даже превосходили наши самолеты. Борьба в воздухе сразу перешла на новый уровень. Советским пилотам пришлось менять тактику. Теперь на перехват американцев выходили две группы МиГов: одна связывала боем «Сейбры», другая прорывалась к бомбардировщикам.

Тогда же, в 1951-м, американцы решили проверить возможность атомной бомбардировки СССР. Расчет был простым: они собирались провести показательный налет на объекты поближе к корейско-китайской границе — как раз в «зоне ответственности» наших МиГов. Если налет удастся и объекты будут разбомблены, значит, и при атомной бомбежке американским В-29 удастся прорваться сквозь заслон истребителей к советским городам. Операцию готовили серьезно: в день налета передовая группа «Сейбров» должна была атаковать китайские аэродромы, на которых базировались наши самолеты, кроме того, большую группу истребителей выделили для прикрытия в воздухе бомбардировщиков. И вот 12 апреля 1951 года 48 бомбардировщиков В-29 взлетели и взяли курс на гидроэлектростанцию возле города Сингисю (сейчас Синыйджу). В воздухе к ним присоединились «Сейбры», «Тандерджеты» и «Шутинг стары» — всего 76 истребителей прикрытия. Этот налет вошел в историю как «черный четверг» для авиации США.

Навстречу американцам поднялись всего 44 наших МиГа. Столкновение было скоротечным: бой длился всего 10 минут. «Полицейские ООН» понесли большие потери и отступили. Несколько самолетов сумели дойти до Сингисю, но прицельной бомбардировки им сделать не дали — электростанция уцелела. Американцы официально признали потерю 12 бомбардировщиков и четырех истребителей.

Однако, по данным разведки, реально на аэродромы вернулись лишь 23 из 48 В-29. Кроме сбитых в бою, еще почти столько же из-за полученных повреждений упало по дороге назад. А в экипажах каждого сумевшего вернуться самолета были потери — раненые и убитые от огня наших МиГов. При этом советские летчики никаких потерь не имели: все МиГи вернулись на аэродромы. Когда американская разведка узнала об этом, то аналитики в Пентагоне признали, что затея обернулась провалом. Однако просто так американцы сдаваться не собирались, планы атомных бомбардировок разрабатывали всерьез, и для отказа от них одного «черного четверга» было мало.

— Спустя полгода, в октябре 1951-го, янки решили повторить попытку, — рассказал Сидоров. — В этот раз в налет отправили всего 21 бомбардировщик, зато в прикрытие им дали почти 200 истребителей разных типов. Результат обескуражил: к «черному четвергу» прибавился «черный вторник». Советские МиГи опять сорвали налет, — отметил историк.

Аналитики Пентагона сделали вывод: при атомном конфликте американские бомбардировщики просто не долетят до целей на территории СССР. Во-первых, лететь туда далеко. Во-вторых, свою территорию СССР будет защищать гораздо большим количеством МиГов, чем корейскую. И если советские асы умудрялись срывать налеты втрое-вчетверо превосходящего числа американцев, то при примерно равном соотношении шансов на выполнение планов практически не было. Для очистки совести янки попытались провести мини-бомбардировку — отработать вариант прорыва малой группы В-29 — и в ноябре 1951-го отправили к китайской границе под прикрытием «Сейбров» всего три бомбардировщика. МиГи сбили все три.

После этого планы атомных бомбежек советской территории были упрятаны в дальние ящики. Работа нашего 64-го авиакорпуса спасла и нашу страну, и весь мир от атомной войны.

Читайте также: Тень за плечом

Google newsGoogle newsGoogle news