Виновного били молотком
«Фотокор № 1» / Фото: Youtube.com

Виновного били молотком

История

Устраивать суды в СССР в 1930-е годы было делом привычным. Тогда появились и товарищеские. и технические суды. На одном из таких разбирательств обвиняемой стала камера «Фотокор № 1».

Отчитывать публично кого бы то ни было вошло у советских руководителей в привычку. В театрах даже шли целые представления под названием «Суд над гражданином таким-то», и на него — суд — продавали билеты, так как судом это, собственно, и не было, а скорее являлось выражением общественного порицания, но без «оргвыводов». Подсудимый в этом случае, конечно, осуждался, но к тюрьме или к штрафу его не приговаривали.

В распоряжение «ВМ» попал любопытный документ — «Дело по обвинению фотоаппарата «Фотокор № 1», выпускаемого Государственным оптико-механическим заводом имени ОГПУ (ГОМЗ). Обвинительное заключение было издано в северной столице в 1935 году. В отличие от судебных антреприз , шедших вовсю в 1920-е годы, тут все было серьезней, а само «Дело» было издано тиражом 1500 экземпляров и распространялось бесплатно — о чем была соответствующая надпись на последней странице это тоненькой, толщиной в 12 листов, брошюре.

— Человек, не знакомый с реалиями Советского Союза того времени, читая, что подсудимый — фотокамера, мягко говоря, удивляется, — размышляет коллекционер фотокамер Айдас Пикиотас. — Но суд был технический, а не уголовный, а фотоаппарат, конечно же, не посадили в тюрьму.

Забегая вперед, процитируем вердикт следственной комиссии, которая посчитала необходимым «...привлечь фотоаппарат «Фотокор № 1» к общественно-техническому суду по обвинению:

1) в наличии ряда конструктивных дефектов, которые снижают универсальность пользования аппаратом;

2) в ряде дефектов внешнего вида и качества изготовления, отражающихся на работе и сроке его службы;

3) в чрезмерно высокой продажной его стоимости, не соответствующей ни массовому его распространению, ни действительно ценности в данном оформлении».

Увы, привлечение фотокамеры к суду было действительно обусловлено крайне низким качеством ее изготовления. Однако аппарат на момент суда выпускался уже пять лет (производство было начато в 1930 году).

После революции в СССР остро встал вопрос о производстве отечественных фотоаппаратов. За основу взяли, как и многое в то время, немецкую разработку — не самую сложную, но зарекомендовавшую себя с хорошей стороны фотокамеру Цейс-Айкон формата 9Х12 см, которая могла снимать как на стеклянные фотопластинки, так и на пленку в бумажных кассетах (через специальный адаптер). Но увы! В отечественной камере плохо было все — корпуса начинали ржаветь еще на складе. Разработанный силами завода объектив давал неудовлетворительную резкость по краям. Крышка корпуса камеры часто заедала, и фотографы носили с собой в кармане перочинный нож или отвертку, чтоб открыть заклинившую камеру. Плохо наклеенная клеенчатая ткань быстро превращалась в лохмотья. Но при этом даже на государственном уровне было принято решение о проведении фотозайма на общую сумму 70 миллионов рублей — очень большие для 1931 года деньги.

В общем, громкое имя «Фотокор» да еще и номер один, камера носила не по заслугам. Сказывалась не только нехватка нужных для изготовления фотографического затвора материалов (поначалу их закупали за границей), но и культура производства.

Отлетали плохо прикрученные винты, затвор постоянно клинило. Фотокорреспондент газеты «Советский объектив» Сергей Богородский в номере 68 от 1935 года рубил правду-матку: «Чтобы получить при сборке все четыре угла камеры прямыми, его (фотоаппарат. — «ВМ») бьют молотком, потому что он поступает на сборку перекошенным».

Чего же добились инициаторы технического суда? Как мы понимаем, камеру не расстреляли, рабочих вроде как не уволили, а вот цену снизили. До суда фотоаппарат продавали за 242 рубля, а после — уже за 170. Надо сказать, что после суда на заводе была сформирована инициативная группа из пяти человек, которым давался карт-бланш на любые нововведения — лишь бы улучшить качество первого серийного советского фотоаппарата.

— Думаю, что суд был скорее пиар-акцией завода, — делится своим мнением Айдас Пикиотас. — Судя по публикациям в прессе тех лет, ГОМЗ активно изобличал себя и нисколько этого не стеснялся.

«Фотокор № 1» был самым массовым советским фотоаппаратом — но не потому, что он был хорошим (как видим, совсем наоборот), а потому что выпускался в условиях тотального дефицита других камер. Выпущено же камер было с 1930 по 1941 год свыше миллиона экземпляров.

— Сегодня «Фотокор № 1» — одна из самых распространенных камер среди любителей старины, — говорит фотоколлекционер Владимир Горский. — На рынке сейчас большой выбор экземпляров этой модели. Стоит она недорого, и сегодня эта камера — радость начинающего коллекционера.

Читайте также: Космос на Соколиной горе. В столице создают лучшие в мире спутники

Google newsGoogle newsGoogle news