Нечисть выжгли огнем
Фото:nurmuseum.ru / Новоуренгойский Музей Изобразительных Искусств

Нечисть выжгли огнем

История

Прорыв немцев к Кубинке в декабре 1941 года была остановлен стеной пламени. Это стало одним из самых ярких, но малоизвестных эпизодов битвы за Москву, о нем сегодня рассказывает «Вечерка».

6 декабря 1941 года Верховный главнокомандующий вызвал в Кремль для беседы… лейтенанта. Поводом для приглашения Иосифом Сталиным командира взвода Ивана Швеца вместе с двумя полковниками, начальником химического отдела Западного фронта Кузьмой Шальковым и начхимом 5-й армии Шалвой Брегадзе, стал невероятный эффект первого боевого применения советских огнеметов. Фашисты свернули свое успешное прежде наступление на обескровленную, выбитую в боях советскую 32-ю стрелковую дивизию полковника Виктора Полосухина и не смогли прорваться к Москве.

Два боя — две победы

В конце ноября 26-я отдельная рота фугасных огнеметов (ФОГ) получила приказ занять позиции в боевых порядках 32-й стрелковой дивизии. Передний край обороны ее 113-го полка проходил юго-западнее Кубинки, по западной окраине деревни Дютьково. Там 1-й взвод огнеметчиков возглавил сам комроты лейтенант Михаил Собецкий. 2-й взвод лейтенанта Ивана Швеца был поставлен в глубине обороны 32-й дивизии, на опушке леса севернее Акулова, у ведущей на Кубинку дороги.

Утром 1 декабря фашисты пошли в атаку на 113-й советский полк. За танками по снегу скакали кавалеристы немецкого разведывательного батальона и развернулись в цепь пехотинцы из французского добровольческого «Легиона борцов с большевизмом».

Внезапно под ногами наступающих вскипела земля. В возникшем огненном валу катались по снегу кони и люди, в загоревшемся танке начали детонировать боеприпасы. Но это еще не было финалом огненного шоу: со всех сторон на фашистов полетели мощные струи горящей химической смеси. В сплошной стене огня сгорели до 60 солдат врага, остальные, бросив оружие, пытаясь на ходу сбить с шинелей языки пламени, бежали. По отступающим открыли интенсивный ружейно-пулеметный огонь советские стрелки. В общей сложности были уничтожены более роты гитлеровцев и танк. Больше на этом направлении противник атак не повторял.

Успех в бою принесли установленные огнеметчиками «бутылочные поля» с «коктейлем Молотова», которые в нужный момент были подорваны дистанционно. Прицельно добили фашистов ослепительно пылающими на лету струями из фугасных огнеметов, их дальность действия достигала 100–120 метров.

Вязкая огнеметная смесь, еще и загустевшая на морозе, помогла выиграть бой и 2-му взводу. Прямо на его позиции вышли прорвавшиеся в глубину обороны 32-й стрелковой дивизии танки и пехота немцев. Как только они достигли рубежа заранее выставленных нашими бойцами ориентиров, лейтенант Иван Швец дал команду на одновременный залп. Огненными струями из 20 огнеметов были накрыты все атакующие. Сразу запылали три танка. По земле катались, пытаясь сбить огонь, немецкие автоматчики. С поля боя не ушел живым ни один фашист.

Но на этом бой на опушке леса у деревни Акулово не закончился. Подошедшие немецкие подразделения обошли с флангов и выбили наших стрелков из окопов, находившихся поблизости от позиции огнеметчиков, и заняли их. Лейтенант Швец сориентировался быстро. Одновременное огнеметание по врагу из шести фугасных огнеметов очистило траншеи: в них осталось более четырех десятков обугленных трупов вражеских солдат… С этих удержанных позиций 5 декабря 1941 года 32-я стрелковая дивизия полковника Виктора Полосухина перешла из обороны в победное наступление.

Сталин впечатлился «аутодафе»

Об удачном применении огнеметов под Кубинкой доложили комфронта Георгию Жукову, тот — в Кремль. Сталин впечатлился самим фактом устроенного для врага «аутодафе». Возможно, ему, бывшему семинаристу, показалось это неким мистическим знаком: нечисть выжигается очистительным огнем…

Так это было, или более важным стал эффект применения оружия, но в горячие первые дни начавшегося крупномасштабного контрнаступления Красной армии он нашел время и вызвал к себе участника удачного боя под Кубинкой комвзвода Ивана Швеца и двух его высокопоставленных начальников. Верховный главнокомандующий 20 минут расспрашивал лейтенанта, как были отбиты атаки немецких танков и пехоты у деревень Акулово и Дютьково, сколько при этом уничтожено противника, как вели себя наши огнеметчики в бою. В заключение беседы Сталин удовлетворенно сказал: «Огнеметчики сделали большое дело. За это следует наградить».

Нечисть выжгли огнемФото: Wikipedia/Общественное достояние

Вскоре это награждение состоялось. Приказом Военного совета Западного фронта за образцовое выполнение боевого задания командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество лейтенантам Собецкому, Швецу, Швагеру и большой группе красноармейцев вручили боевые ордена. Орденом Красного Знамени было награждено и подразделение. 26-я отдельная рота фугасных огнеметов стала первой Краснознаменной в химических войсках Красной армии.

Пока в штабах писались представления к наградам, 9 декабря 1941 года Государственный комитет обороны СССР по инициативе Иосифа Сталина принял постановление «О формировании огнеметных рот». С декабря 1941-го по апрель 1942-го были созданы 93 новые отдельные роты фугасных минометов, а с лета 1943 года на их базе стали создавать огнеметные батальоны. Такие подразделения массово применялись в Сталинграде. Ранцевые огнеметы являлись составной частью каждой штурмовой группы и использовались для выжигания противника из домов, дзотов и для ослепления расчетов его огневых точек.

Не мы это начали

С позиций нынешних «вегетарианских» времен можно долго рассуждать о жестокости и бесчеловечности огнеметного оружия. Но не мы это начали, и не в 1941-м.

Утром 30 июля 1915 года английские солдаты под Верденом были ошеломлены: через брустверы в их траншеи полился огненный поток. Бросая оружие, британская пехота бежала в тыл, оставив врагу свои выжженные окопы. Так впервые в истории применили огнеметы немцы. Потом они жгли и французов, и бельгийцев, и русских.

В 1941-м немецкие огнеметчики струями огня убивали защитников Брестской крепости, выжигали дотла дзоты и доты на линиях обороны советских войск. И все мы видели кадры трофейной фашистской кинохроники — как огнеметчики вермахта поджигают белорусские, русские и украинские хаты.

Красная армия взяла жестокое оружие на вооружение в июле 1941-го. Огнеметы активно применялись и в обороне, и в наступлении. Военные историки подсчитали потери фашистских войск от советских огнеметов. Враг потерял до 34 000 военнослужащих, свыше 120 танков, самоходных орудий и бронетранспортеров, до 150 автомашин, было выжжено более 3000 дотов, дзотов и других огневых точек.

Нечисть выжгли огнемМинистр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп на пресс-конференции в Берлине объявляет о начале войны против СоветскогоСоюза. / Фото: Хуго Йегер

Наиболее широко огнеметы использовались на заключительном этапе войны — при штурмах городов, превращенных немцами в крепости. Советские огнеметчики испепелили последние очаги сопротивления в Кенигсберге и Берлине. По иронии войны в Рейхстаге в очищающем землю от фашистской скверны огне сгорели оборонявшие его французские нацисты из дивизии СС «Шарлемань».Немцы были бы рады ответить на огонь огнем, но их огнесмеси на холоде не загорались.

Читайте также: «Легкая ловушка»: политолог объяснил, почему Украина уравняла нацистов и советских воинов

Google newsYandex newsYandex dzen