Якубович против контролеров
Дом-коммуна на улице Лестева в 1932 году / Фото: pastvu.com

Якубович против контролеров

История

«Вечерняя Москва» с читателями уже почти 100 лет. Долгие годы она была и путеводителем, и всезнающим «Справочным бюро». Эта рубрика давала читателям уникальную возможность получить ответы на важные вопросы. Накануне векового юбилея редакция вспоминает, что волновало жителей Москвы в разные годы.

«Вечерка» становилась последним аргументом в споре с соседом, с билетером и со строителем. Дала «Вечерка» сто лет назад и прогноз о перспективах городской застройки, отвечая читателям.

Где будем жить через 100 лет?

Самыми передовыми, или, как сегодня бы сказали, новейшими трендами жилищного строительства столетней давности были две урбанистические идеи: домики-коттеджи и дома-коммуны.

Естественно, между горожанами развернулся спор, по какому пути развиваться родному городу. «В последнее время «идеализируют» домики-коттеджи, то есть отдельные домики-квартиры по образу мещанской Англии», — пишет читатель И. Куделько в номере «Вечерки» за 9 апреля 1925 года. С другой стороны, дома-коммуны на 20–30 квартир намного удобней и дешевле, подчеркивает житель. Что же лучше? «Верно-то верно. Но коттеджи — это синица в руках. А большие стоквартирные дома — дело будущего»,— ответила редакция. А ведь в те годы еще немногие могли предположить масштабы, до которых разрастутся города, однако редакция смогла заглянуть в будущее.

Разве Лондон больше Москвы?

Зачастую читатели апеллировали к газете как к авторитетному и непредвзятому источнику, и даже как к своего рода арбитру. Допустим, между друзьями разгорался спор — какой город на свете самый большой, но чтобы поставить в нем финальную точку и определить победителя, информации было явно недостаточно.

Так, в 1974 году коллектив читателей, подписавшийся «С. Грошин и др.», спросил: «Действительно ли территория Москвы больше территории Лондона, Парижа, Токио и других столиц?» Конечно, сегодня можно «загуглить» — и все дела. Но тогда это было целое дело. «Вечерняя Москва» направила репортера в научно-исследовательский и проектный институт Генерального плана Москвы.

Там он и выяснил: «В административно установленных границах площадь Москвы составляет 877 кв. км, Лондона — 303 кв. км, Парижа — 105 кв. км, Токио — 573 кв. км. Однако при сопоставлении нужно учитывать, что зарубежные столицы давно уже имеют пригороды, которые слились в непрерывную застройку городского типа (они именуются Большой Лондон, Большой Париж и т.п.). Так, в 1974 году Большой Лондон официально включал 1579 кв. км, Большой Париж — 1450 кв. км (но его границы административно не закреплены). Размер Большого Токио — более 2000 кв. км». Получив такой ответ, товарищ Грошин и компания могли поставить точку в дебатах.

Нельзя ли прекратить суматоху?

Но бывало, что «Вечерка» выступала не только в роли судьи, но и в качестве миротворца. От читателя А. Якубовича в 1925 году поступила жалоба на контролеров. Он сообщал: «В народном доме им. Каляева — при начале действия — не в меру ретивые контролеры проверяют билеты. Суматоха и шум мешают слушать музыку. Надо прекратить проверять билеты до тушения света в зрительном зале. Что же с этим делать?» На что редакция, чтобы унять пыл разгоряченного Якубовича, ответила ему в шутливой примирительной форме: «Контролер, да еще театральный — это чаще всего личность, которая изо всех сил желает доказать, что она недаром хлеб кушает. Отсюда и шум, и суматоха». Благодаря этому оперативному ответу ни один контролер — от гнева рассерженного товарища Якубовича — не пострадал.

Читайте также: Старинные здания хранят память об известных людях

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse