ср 16 октября 15:34
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Александр Малькевич о безопасности в Сети: Какой должен грянуть интернет-гром, чтобы русский мужик перекрестился

Александр Малькевич о безопасности в Сети: Какой должен грянуть интернет-гром, чтобы русский мужик перекрестился

Александр Малькевич (на фото) объяснил, почему забанили Маргариту Симоньян

Официальный сайт Совета федерации (council.gov.ru/events/multimedia/photo/112746)

О проблеме защиты российской сферы интернет-пространства принято отзываться скептически. Считается, что неприятности и угрозы могут поджидать человека лишь в реальном мире, а киберпреступления обывателя не коснутся никогда. Да, могут списать деньги с карты, запустить вирус на компьютер, но по-настоящему навредить нам нельзя. Как меняется подход информационных гигантов к каждому из нас? С чем могут столкнуться наши дети и зачем соцсети пытаются повлиять на популярных российских журналистов? Об этом корреспонденту «Вечерней Москвы» рассказал председатель комиссии Общественной палаты РФ по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций, президент Фонда защиты национальных ценностей Александр Малькевич.

— На этой неделе главного редактора RT Маргариту Симоньян забанили в Facebook на три дня за пост, который якобы противоречит правилам соцсети. Что думаете про этот случай?

— За бан Симоньян они уже извинились, отменили. Я считаю, что это было тестирование границ возможного: пройдет или нет? Выбрали специально топовую фигуру, увидели общественное возмущение, откатили обратно. Да, это была политическая акция, попытка поставить на место. Нас всех будут банить: сначала посты, которые им не нравятся, потом людей целиком. Потому что это цензурная площадка. Мы должны продвигать альтернативные резервные площадки, особенно для компаний и публичных людей.

Я был на комиссии рабочей группы временной комиссии СФ по защите госсуверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела РФ 12 сентября, и там одним из выступающих, представителем Совета Федерации, была озвучена мысль, которая была странной для меня. Мол, мы строго скажем всем интернет-гигантам, что если они не будут идти нам навстречу, то мы введем у себя строгие законы и покажем им кузькину мать.

Я не понимаю, почему мы не можем принять реальные законы, как у них, со штрафами. Мы теряем время, мы добренькие. Когда из Европы приходят новости, как Google снова оштрафовали на миллиард евро, в США — Facebook, у нас им все сходит с рук. Представители Google на запросы СМИ, которых же сами и заблокировали, не отвечают. А глава Google спокойно перемещается по стране, рассказывает, как Google преуспел в России... Они нас ударили по щеке, а мы им подставили вторую. Еще и просим рассказать, как нас, папуасов, воспитывать. Надо было принести в Google стоп-листы со штрафами, чтобы они в трехдневный срок реагировали на запросы.

— Говорим ли мы о вмешательстве в наши выборы третьих стран? Что можете сказать по итогам мониторинга?

— Вмешательство есть, оно будет только разрастаться. Главная тема прошедшей избирательной кампании — плевок в сторону России со стороны Google и YouTube во время дня тишины. Контекстная реклама про «умное голосование» в Google, тьма фейков в Facebook в день тишины и день выборов. Я напомню, что через два года будет мощнейший цикл: будем выбирать не только Госдуму, но и в половине регионов — выборы в законодательные собрания. Нас так могут бомбануть в 2021 году по всему спектру: фейки, альтернативные варианты выборов. Нам же показали уже тактику. Пока будут критиковать выборный процесс, а возражения будут блокироваться. Мы к цифровой борьбе и отстаиванию своих прав не готовы, мы пока только говорим, а они делают. Я предупреждал региональные СМИ, которые будут банить в соцсетях. Я не знаю, какого рода должен грянуть интернет-гром, чтобы русский мужик перекрестился. Потому что одной молитвой делу не поможешь.

— Когда США и ЕС всерьез занялись проработкой права в сфере Интернета? Россия занялась этим гораздо позже. На какую из стран работает время и почему?

— США занимались проработкой права и, в принципе, начали заниматься Интернетом в самом широком смысле этого слова раньше. Просто немногие знают: под Вашингтоном есть здание — там находится глобальный центр по управлению Интернетом. Чем он занимается, вам никто не расскажет. Все их действия подчинены тому, чтобы управлять Интернетом и диктовать свою волю крупным компаниям. А американские законы имеют экстерриториальное значение: на основании выписанного американцами ордера они могут врываться в любой стране куда угодно и хватать подозреваемых. ЕС сейчас в ускоренном режиме занимается тем же, а Россия, на мой взгляд, отстает. А те законы, которые мы стараемся даже не применять, а обсуждать, зачастую плохо проработаны. Мое скрытое убеждение состоит в том, что скрытые агенты списывают в каждый такой законопроект пару абзацев абсолютной галиматьи, что делает из них объект насмешек.

Малькевич привел в пример обсуждаемый «закон Клишаса», который говорит о деанонимизации в Сети. По этому пути идет весь мир: одно дело — устраивать дискуссии с пользователем, у которого есть имя и фамилия, и совсем другое — с анонимом.

Борются с терроризмом, наркоторговлей. Большинство людей ведь открыты, а когда ты ведешь диалоги с какой-нибудь Бомбочкой1215, то это какая-то ерунда. Реальным людям незачем себя скрывать. Но в вышеупомянутом законопроекте было вписано предложение о чтении почты операторами, и сразу начался народный бунт. Ну кто готов, чтобы его переписку читали все кому не лень? Время работает на США, Евросоюз закручивает гайки в сфере свободы слова в Интернете, но они добились успеха в зачесывании под одну гребенку крупных корпораций. Россия в этом смысле самая либеральная страна.

— В марте прошлого года в США был принят, так называемый облачный закон (CLOUD Act — Clarifying Lawful Overseas Use of Data Act), то есть «акт, разъясняющий законное использование данных за рубежом». CLOUD Act законодательно позволяет правоохранительным органам США при наличии судебного ордера получать от американских IT-компаний хранящиеся у них данные граждан США и связанных с ними лиц, где бы эти данные не были расположены территориально, в том числе за рубежом. Как российский бизнес может от этого защититься?

— Для меня как человека, знающего зарубежные законодательные акты, этот закон был шоком. Компании, которые заведуют этой информацией и так по запросу спецслужб предоставляли необходимую информацию, но они это все ввели в правовое поле. Документы и фото бизнесменов, политиков — все это используется в своих целях. Как защититься нашему бизнесу? Государство должно объяснить, что происходит, должен быть цикл информационных программ для разных возрастов, который обучит интернет-гигиене. У нас хромает медиаобразование на все ноги. Мы должны строить собственные облачные истории, локализованные на нашей территории. Работа по суверенному Интернету должна быть. Но получается, что у семи нянек дитя без глазу: борьбой с противоправными действиями в Интернете, например, занимаются все подряд, но это неправильно. Должна быть федеральная служба безопасности по кибербезопасности, которая в связке с другими компаниями должна отвечать на вызовы. За нами даже шпионить не надо — просто заходи в облако и бери информацию.

— Нам кажется, что это далекие от повседневной жизни темы, но в соцсетях опасности подстерегают и детей, подростков. Могут ли родители защитить детей от потенциальных угроз в Сети?

— Родителям некогда заниматься воспитанием детей, они все время работают и подсовывают им гаджеты. Мы все такие, не нужно никого обманывать. По поводу школы... Никаких отживших предметов в школе быть не должно, которые детям может быть и не пригодятся, а вот современные компьютерные технологии, интернет-гигиена быть должны. Дети элементарно не понимают, что нельзя вываливать в соцсетях свои личные переживания, приватные фото и прочее, участвовать в сомнительных флешмобах. Есть опыт других стран, например, предустановленное программное обеспечение, благодаря которому ребенок не может выйти на ряд сайтов, работает автоматическая блокировка. И только у нас дети могут без проблем найти сомнительные группы.

Хотя это сразу ставит вопрос об информационных посредниках: нужно заставить площадки, на которых размещен противоправный контент, самих удалять его немилосердно и не рассусоливая.

— Недавно разгорелся скандал касательно программ-шпионов в гаджетах. Как они туда попадают, стоит ли бояться обычному человеку (если да, то чего именно), как мы можем защититься?

— Каждая вторая программа в гаджетах является шпионской. Мы сами их устанавливаем. Это сервисы, которые собирают информацию о нас, наших передвижениях и прочем. Защититься сейчас мы уже не можем, но, если заработают российские IT-специалисты во взаимодействии с государством, возможно будут ставить отечественное ПО, которое будет нас защищать. Но Facebook наплодил разных «отношений» с разными приложениями, которые информацию собирают и передают, поэтому я склонен разделять версию о том, что Марк — талантливый парень, но все не просто так. Сказка про американскую мечту... Парнишка в кедах и джинсах вдруг наворотил такое и стал миллиардером. Facebook, Instagram, Whats App — это же монополия, которая решает определенные задачи. Наша переписка, информация, фото, видео — все попадает в этот треугольник и уходит к дяде.

Малькевич привел в пример случай, когда обсуждал по телефону со своей помощницей повестку выступления в Турции. Обсудили авиакомпанию Turkish Airlines, которая предоставляла удобную стыковку. На следующий день в соцсетях он увидел таргетированную рекламу этой авиакомпании.

Программы сканируют наш телефон и забирают себе информацию. Любой пользователь вспомнит кучу таких историй. Рассказывать с ранних лет об определенной бдительности, чтобы ребенок берег свое личное пространство, необходимо.

Читайте также: 

Никита Исаев: Браков становится меньше, потому что современное общество их перерастает

Новости СМИ2

Виктория Федотова

Контроль не спасет детей от беды

Анна Кудрявцева, диетолог

Чем меньше добавок, тем лучше

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше