пн 18 ноября 22:47
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Никита Исаев: Браков становится меньше, потому что современное общество их перерастает

Три станции столичного метро на несколько дней изменят время открытия

Синоптики предупредили москвичей о ночных туманах

Замглавы отдела наркоконтроля полиции арестовали в Мытищах за мошенничество

Ученые предложили новый способ защиты печени от алкоголя

Пресняков-старший объяснил секрет долгого брака ленью

ГИБДД поддержала идею выдачи водительских прав несовершеннолетним

Рудковская показала архивное фото с историком Соколовым

Адвокат водителя из Мытищ рассказал, как у обвиняемого оказался нож

Друг Джигарханяна рассказал, когда артиста выпишут из больницы

Диетолог объяснила, почему на работе нужно отказаться от обеда с супом и котлетами

Алина Санько отказалась от участия в конкурсе «Мисс Вселенная — 2019»

Эффект СимБурДе. Симуляция бурной деятельности во многих областях стала трендом

Танцовщица из Петербурга бросила Джонни Деппа

Китайское чудо. Чему стоит учиться у Поднебесной, а чему нет

Никита Исаев: Браков становится меньше, потому что современное общество их перерастает

Директор Института актуальной экономики Никита Исаев

Александр Кожохин, «Вечерняя Москва»

Согласно данным Росстата, число разводов в первой половине текущего года снизилось на 12 процентов по сравнению с началом 2018-го. Главная причина, которую озвучили социологи, самая что ни на есть прозаическая: долги по ипотеке, которые вдвоем платить, конечно же, легче, заставляют нелюбимых терпеть друг друга. Закавыка в том, что заключать браки москвичи тоже стали реже. Почему, для чего, что с этим делать? Слово — экспертам «Вечерней Москвы».

Упрямая статистика выводов не делает. Она оперирует цифрами. Сыплет данными как таковыми. А вот экспертное сообщество уже интерпретирует цифры в силу опыта, знаний и убеждений: выводит тренды, наблюдает тенденции, делает прогнозы. Порой тревожные. После которых впору серьезно задуматься, куда же катится этот мир. Директор Института актуальной экономики Никита Исаев убежден: брак как явление устаревает, и никому до этого нет дела.

— Никита Олегович, все-таки почему, по-вашему, люди не торопятся в загс?

— Браков становится меньше, потому что современное общество перерастает институт брака. Институт семьи в его традиционном понимании все больше становится анахронизмом. Он на сегодняшний день уже не отражает отношений в обществе, отношений между мужчиной и женщиной, между родителями и детьми. Это не значит, что от него нужно немедленно отказаться и кинуться в общественный разгул. Но в обществе назрела серьезная дискуссия об институте брака и его будущем. Снижение количества браков и увеличение числа разводов — лишь маркер, который это подтверждает.

— Некоторые эксперты говорят, что браков становится меньше из-за отсутствия новых государственных мер по повышению рождаемости. Согласны вы с этим мнением? Может ли вообще государство повлиять на желание или нежелание людей создавать семью?

— На самом деле нет. Государственные меры мало на что могут серьезно повлиять. Стимуляция рождаемости может повлиять в большей степени на рост числа матерей-одиночек, а не на создание семей. К тому же государство как общественный институт сейчас менее авторитетно, чем раньше. Не зря мы в последнее время слышим «минимальное государство», «рынок сам все разрулит», «государство вам ничего не должно», «дети сами должны кормить престарелых родителей», «люди должны сами поддерживать друг друга в патриархальной семье».

— Но есть и другое мнение, которое сводится к тому, что семейные ценности как раз таки и обесцениваются из-за того, что государство, наоборот, излишне вмешивается в семью, замещая ее собой? Указывает, как жить, как растить детей и т. д. Что вы на это скажете?

— Скорее церковь вмешивается в семью. Но она считает это своей прерогативой уже, мягко говоря, очень долгое время. Государство делает это в меньшей степени. И, бесспорно, в значительно меньшей, чем в советские времена, когда живущих без штампа в паспорте могли вызвать в партком. Можно вспомнить еще один тренд — семью пытаются заместить корпорации, по примеру, который появился в Юго-Восточной Азии, в частности в Японии, оттуда перекочевал в США и Европу, а теперь добрался и до нас в весьма карикатурном виде — со всеми этими корпоративами, гимнами фирмы, днем рождения босса, тимбилдингом и дресс-кодом.

— Падение числа официальных браков — показатель моральной зрелости или незрелости, да? Можно ли его связать с экономикой? Вот давайте пофантазируем. Если сравнить город, где живут семейные люди, и город одиночек, готовых максимум на гражданский брак, эти города будут отличаться по укладу и экономическому состоянию?

— Что ж, давайте пофантазируем. Эти два вымышленных города ничем отличаться друг от друга не будут. Кроме того, что одному из них придется больше тратить денег на печати для проставления в паспорта штампа о регистрации брака. В обоих городах будут жить мужчины, женщины и дети. Будут помогать друг другу, будут счастливы или несчастливы вместе, будут сходиться и расходиться. Будут искать любви внутри своей пары, а нередко и на стороне. И уж точно будут в последнюю очередь руководствоваться в своих поступках тем, каков официальный статус их отношений.

— Но государству важно, чтобы люди женились официально?

— Нет, я не думаю, что государству это важно. Поскольку разницы между людьми, объединенными в семью, и людьми, не имеющими такого статуса, с точки зрения налогов нет, государству это не так интересно, как оно пытается порой изображать.

— Неужели не существует зависимости уровня жизни страны от количества браков? Наверняка и такие выкладки тоже имеются?

— Можно, конечно, при желании поднять статистику стран по уровню жизни за последние несколько лет. Наложить ее на статистику по количеству браков в этих же странах. Эта работа займет несколько часов максимум. Можно даже обнаружить в результате какую-то прямую или обратную зависимость, хотя вряд ли, проще нужный вывод притянуть за уши. Но я бы порекомендовал лучше поискать зависимость уровня жизни в стране от уровня коррупции.

Топ-3

Государство, традиции, общество, церковь — для отдельно взятого человека эти понятия часто эфемерны, а «своя рубашка», та, что ближе к телу, — «сшита» из чувств, эмоций и личных ощущений и понятий. Рейтинг подводных камней семейной жизни во всех ее проявлениях «ВМ» помогла составить семейный психолог Юлия Осмачкина.

— Большинство женщин, живущих в гражданских браках, забывают, как они ценны. В отношениях они переключают все внимание на мужчину. И могут жить в ожидании замужества с мужчиной долгие годы, выполняя все функции жены. Возникает вопрос у мужчины — а зачем жениться?

— Люди, живущие вне брака, играют в недоступность и охоту. Вроде мы вместе, но завтра может все измениться. После замужества многие женщины «выдыхают», снимая каблуки, а мужчины занимают почетное место на диване: все, я женился.

— Есть такая установка: «после штампа в паспорте отношения меняются». Если люди пережили тяжелый развод и вступают в новые отношения, остаются многие болезненные точки. Человек травмирован прошлым опытом и считает, что хорошее дело браком не назовут. На самом деле подобного рода суждения ошибочны.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Таков закон: все, что происходит сегодня, — следствие того, что было вчера. А что, если посмотреть на причины нынешнего отношения к браку под историческим и культурологическим углом?

Дмитрий Журавлев, политолог, историк, директор Института региональных проблем:

— В досоветское время брак был церковным. Тогда развестись было практически невозможно. Вспомните, как много у нас пьес и книг о разводе, точнее, о его невозможности. Та же «Анна Каренина» или «Гроза» Островского. Переход от свободных отношений к официальному браку означал принципиальное изменение жизни человека. Причем как в бытовом плане, так и в правовом. В советской системе штамп в паспорте имел значение для того, чтобы претендовать на материальные блага. Например, семья могла получить комнату в общежитии, а не две койки. Но с конца 30-х годов началась борьба за мораль. И хотя никто прямо не говорил, что в случае развода человек становится неправильным, но был целый ряд видов деятельности, которыми он не имел права заниматься. Люди, занимающие сколько-нибудь важные должности, разводиться не могли, не заимев служебных неприятностей. Кроме того, партком боролся за нравственность и возвращал человека в семью. Женился — терпи...

В постсоветской России штамп в паспорте, строго говоря, имеет значение только с точки зрения семейного права. Заключив официальный брак, люди получают право на часть собственности, нажитой совместно. Других благ штамп не дает. Он перестал быть значимым, поскольку исчезли ресурсы, которые заставляли человека жить в семье.

Сегодня стремление к штампу — это психологический рудимент. К нему стремятся по привычке. Но вот что нужно помнить: значимость семьи человек осознает потом. Для молодых людей гражданский брак ничуть не хуже официального. Для того чтобы внутренне институт семьи стал нужен, нужно повзрослеть. Раньше молодежи помогала традиция. Она предполагала — если мужчина не женился, значит, у него проблемы, его не особо уважали. Так вот, когда традиция делает гражданский брак неприличным, его не будет. Но мы эту традицию дважды сломали: в первый раз в 1917 году, второй — в 90-е годы. И сейчас у нас нет общественного мнения, что семья — это хорошо. Снижение количества браков — это нормально. В Европе официальных браков скоро вообще не будет. А мы, как известно, воспроизводим западную традицию, согласно которой главное — это комфорт. А дети и обязательства — это некомфортно.

Филипп Смирнов, член общественной палаты Москвы, историк:

— Известно, что институция брака сама по себе появилась ровно для того, чтобы обеспечить детям право на наследство. За всю историю России вопрос брака всегда стоял остро именно в разрезе имущественных взаимоотношений. В современном мире они стали в десятки раз разнообразнее. И люди боятся брать на себя дополнительную ответственность. Сегодняшнюю ситуацию с нежеланием жениться я связываю с серьезнейшим провалом 90-х годов — демографическим, воспитательным. Когда мы стали вольноотпущенными, институт брака начал обесцениваться. Это некоторым образом повторяет ситуацию, сложившуюся во время перехода страны из состояния империи в состояние советской России, когда люди, которые раньше слушались института церкви, ссылались на религиозные нормы этики и морали, «отбыли», а новая власть дистанцировалась от норм церковных. В 90-е же люди, раньше казавшиеся столпами, отцы семейства, показали свою слабость. Все, кто родился в Советском Союзе и пережил перелом, оказались дезориентированы и не получили нужного багажа. На базовом уровне у них нет портрета отца. В результате, насмотревшись на то, что «показывали» в 90-е, современные люди неистово строят карьеру, поздно взрослеют и не очень хотят нести ответственность и брать на себя обязательства. Их отвращает от любого рода пут. И, наконец, образование и критический разум привели к тому, что очень многие виды религиозных оснований не играют той роли, которую играли раньше. Еще один аспект связан с размытием границ, поликонфессиональностью государства и смешением традиций. Как понять, каковы моральные предикаты в обществе, в котором нет более единого подавляющего морального авторитета в лице православной церкви? Кроме того, вопросы морали сегодня стали индивидуализированы. Что аморально для одного, морально для другого. Что пожелать? Мы находимся в такой точке развития общества, что в ближайшее время нам, увы, ждать изменений не стоит. Любая цивилизация проходит определенные стадии. У нас отрицательный прирост населения. А он отрицательный, потому что люди много знают.

СПРАВКА

В прошлом году, согласно свежим данным Росстата, в стране родились 1,6 миллиона детей. Из них 340 тысяч (а это 21,2 процента) появились на свет в «неправильной» семье: их мамы не состоят в официальном браке. 24,3 тысячи малышей родились в Москве.

КСТАТИ

Согласно опросу, проведенному недавно Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), 77 процентов россиян считают, что брак обязательно следует регистрировать. Интересно, что почти 90 процентам опрошенных, придерживающихся такого мнения, уже исполнилось 60 лет. Тот же опрос показал, что 56 процентов респондентов уверены, что муж и жена должны самостоятельно решать, разводиться им или нет. 30 процентов опрошенных допускают расторжение брака, если его уже невозможно спасти. И только 10 процентов высказались против развода.

ИНТЕРЕСНЫЙ ФАКТ

Традиционно, когда человек находит для себя ответ на вопрос «кто виноват», он задается другим вопросом — «что делать?». Можно ли раскачать общество и на месте потерянной традиции заводить семью, взрастить новую, но с тем же посылом? Социолог Алексей Рощин считает, что в современном мире, где с религиозными установками все не так гладко, как раньше, роль пропагандиста семейных ценностей теоретически могло бы взять на себя государство. Но поскольку тоталитаризм остался в прошлом, оно не имеет подавляющего влияния на общество, особенно в интимных сферах. Чтобы возродить ценность уз брака, рассуждает эксперт, нужен всплеск, возникновение сверхцели. Такой всплеск может спровоцировать, например, идея о необходимости спасти нацию от вымирания (для чего нужны крепкие семьи) или смена религий. Но «прививание» новой традиции будет болезненным и попахивает массовой невротизацией общества.

Читайте также: Август стал самым популярным месяцем для празднования свадеб в Москве

Новости СМИ2

Георгий Бовт

Человек, который спрашивал

Екатерина Рощина

Кто оправдывает Наполеончика

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Что такое справедливость?

Александр Никонов

С чипом в кармане

Дарья Завгородняя

Экзамены уходят в онлайн

Виктория Федотова

Ваши паспорта в Интернете не нужны

Алексей Зернаков

Руки прочь от реконструкции

Вторая жизнь отходов. Как промышленность использует выброшенный мусор

Путают наречия и порядок слов в предложении

Cемиклассница победила соперников и побила рекорд

Научись играть на укулеле