- Город

Сергей Никоненко: Я был и участковым, и генералом

Сергей Собянин рассказал о сроках открытия парка «Остров мечты»

Прощание с Лужковым пройдет в храме Христа Спасителя 12 декабря

Центров госуслуг становится больше

Дедушка убитой студентки РУДН раскрыл подробности трагедии

Москвичи собрали 43 тонны продуктов для пенсионеров

Грета Тунберг признана Человеком года по версии Time

Спасти еду, чтобы спасти людей

Топ-5 грехов новой Мосгордумы

Каких специалистов ценят в столице больше всего

Найденная в Италии картина может оказаться шедевром Климта

Как распознать редкие и дорогие монеты в своем кошельке

«Я очень по вам скучала»: София Ротару выступила в Москве

Назван главный цвет 2020 года

Тодоренко ответила на вопрос Собчак, кто содержит семью

Личные вещи Людмилы Зыкиной продадут на аукционе в Москве

Сергей Никоненко: Я был и участковым, и генералом

Сергей Никоненко — актер, вызывающий безоговорочное доверие, человек с положительной харизмой, как принято говорить

ФОТО: Анна Иванцова, «Вечерняя Москва»

Сергей Никоненко — актер, вызывающий безоговорочное доверие, человек с положительной харизмой, как принято говорить. Неслучайно режиссеры нередко зовут его на роли героев правоохранительных структур, с которыми он справляется на совесть, наделяя каждого индивидуальным характером.

ОТЛИЧНИК ГАИ

— Сергей Петрович, в вашей жизни случалось, что вас реально спасали милиционеры?

— Скорее, «приучали к законопослушности» (улыбается). Как-то, еще в советское время, будучи студентом, ехал я без билета в троллейбусе, меня обнаружили, высадили прямо у Кремля, отправили в участок… В общем, охота к новым встречам такого рода у меня надолго пропала, другое дело — творческое сотрудничество (улыбается). Знаете, как мы с другом Мишей Шабровым и Славой Добрыниным песню о ГАИ сочинили?! Накануне семидесятилетия Госавтоинспекции звонят мне вдруг организаторы праздничного концерта и говорят: «Сергей Петрович, тут высшее начальство утвердило нам программу выступлений, только выразили пожелание, чтобы вы приняли участие и спели песню о ГАИ». «Я не против, — отвечаю, хоть и не Робертино Лоретти. — А песня-то какая?» И тут понимаем, что песни в природе не существует (тогда, по крайней мере, не было). А кто за два дня ее способен написать?! ...Вот так уже к вечеру родилась наша остросюжетная «сага», которую я и спел на торжестве: «Машина, обгоняя всех летит: и тех, кто слева, и тех, кто справа. Инспектор ту машину тормозит, на то законное имея право. Притормозил, и сам тому не рад — слова, как пули, больно ранят. Водитель, как всегда, не виноват, грозится, что инспектора достанет…» Это был успех (улыбается). Знаете, у меня ведь даже есть знак «Отличник ГАИ России».

— Очевидно, когда вы за рулем, вас прощают за «прегрешения»...

— Только не подумайте, что я злостный нарушитель — это не так! Недавно снимался в Ялте в роли татарина, был отлично загримирован, с бородой, так и сел за руль поехать по своим делам, незначительно нарушил правила, был остановлен и не узнан. Пришлось долго объясняться.

Я ВЫРОС С БУКВОЙ «Д» НА ГРУДИ

— Как лихой парень с Арбата, вы сами в реальной жизни спасали кого-то?

— К счастью, не довелось побывать в опасных передрягах. У меня есть истории только про мальчишеские драки. Я всегда лез в самую гущу, и мне доставалось.

— Кстати, про детство: вы родились прямо накануне войны. Благодаря самоотверженности мамы, которая вынесла вас через линию фронта, выжили на полях сражений между Ржевом и Вязьмой, ваш отец воевал.

— До войны он был шофером. Во время Великой Отечественной водил «Катюшу», после контузии пересел на пожарную машину уже в Москве. А после службы возглавил охотно-рыболовную секцию спортобщества «Динамо», которое имеет прямое отношение к МВД (создано в 1923 году при Народном комиссариате внутренних дел. —«ВМ»). Так что у меня с детства связь с органами — вырос я в спортивных «динамовских» обносках, с буквой «Д» на груди (улыбается). Я помню этот стадион, который еще военнопленные немцы ремонтировали… И, разумеется, ясно, за кого болею: «Я за «Динамо» — сила в движении!»

— Не могу не спросить. Впереди 75-летие Победы, а в обществе сейчас разные мнения: одни говорят, что 9 Мая — день скорби, парады не уместны, а другие наоборот. К какому лагерю принадлежите вы?

— Ко второму. Мне очень нравится в воинских ритуалах торжественный марш, салют. Это действительно впечатляет. И наша Победа того стоит. Фронтовики, однополчане всегда собирались, отмечали 9 Мая, вспоминали о тех днях, причем не грустно, а часто с юмором. Первая рюмка была за помин души погибших, а затем за здравие живых. Я это знаю точно. Один из моих родственников воевал в Сталинграде, в дивизии Родимцева. Позже я его сыграл в фильме «Сталинград»… Вообще воинская тема мне близка, у меня же и младший брат — полковник бронетанковой академии Малиновского, конструктор танков. Как говорят, в семье все умные и один артист (улыбается).

— Значит, все-таки не случайно актерская судьба вас частенько сводила с героями в погонах…

— Ну, ролей тридцать милицейских и армейских у меня есть: и участковым, и генералом был. На фоне 230 сыгранных персонажей это, конечно, немного. Хотя, признаю, мне с радостью предлагали стражей порядка.

— Все потому, что вы вышли ликом, статью…

— Много лет назад по Москве висели агитплакаты «Водитель троллейбуса — хорошая профессия!» И мой приятель Вадим Абдрашитов заметил, что я будто с этих плакатов сошел — лицо порядочное (улыбается). Видимо, по этой причине меня особо и не звали вживаться в роли негодяев.

Драматургии не хватает

— Раньше образы правоохранителей становились культовыми, сегодня такого почти нет, хоть сериалов вал. Как полагаете, в чем причина?

— Другая эпоха, система ценностей. Даже появилась поговорка: «Будь здоров, а все остальное можно купить за деньги». Даже талант, славу… Возникла отдельная специальность — «светская львица». Вот что это такое?! Тля из подворотни! Мятежные, со своим кодексом чести герои не всех вдохновляют. Да и кинодраматургия пошла откровенно слабая, однообразная — сплошные гонки. Я несколько раз отказывался от ролей стражей порядка именно поэтому. Но и к режиссуре, к актерам тоже есть вопросы. Притом что условия работы создаются комфортные — отдельные вагончики, райдер… У некоторых он на трех страницах. А у меня в нем только вода «Архыз» (смеется).

— Какой проект об органах безопасности, в котором вы принимали участие, снят наиболее достоверно?

— Я очень люблю сериал Юрия Мороза «Каменская», где играл полковника, которого с лихвой наградил внутренней драмой. Это действительно душевное кино с замечательными партнерами.

— Как режиссер вы в основном снимаете кино про любовь, знаю, в эту сферу вас подтолкнул ваш товарищ, Василий Макарович Шукшин…

— Он однажды заметил, что мне свойственен режиссерский взгляд, а я уже и сам был готов себя попробовать на этом поприще. Василий Макарович был, конечно, человек основательный, со стержнем, внешне замкнутый. Такой хороший мужик, масштаб которого мы все осознали только много позже. Рядом же были Тарковский, Володя Китайских, которого Шукшин называл самым талантливым. Он вскоре, еще на первом курсе, повесился… А я больше восхищался своими сокурсницами: Жанной Болотовой, Жанной Прохоренко, Галиной Польских, Ларисой Лужиной, которые сразу попали в легендарные картины…

— Чем вы заняты сегодня?

— Снимаюсь в историческом сериале «Золото Пармы». Но основная моя миссия — это Есенинский культурный центр. Все планирую передать его в ведение города, но никак не могу договориться, на каких условиях. Не деньги имею в виду. Мне бы хотелось, чтобы все тут сохранилось в том виде, в каком я собрал экспозицию, с ценнейшими вещами. А так я сам плачу за межведомственную охрану из своей пенсии.

— Напоследок спрошу, что пожелаете органам безопасности в честь праздника?

— Желаю им быть здоровыми, читать книги, ходить в театры. Знаю, что у них на это часто времени нет, как мне признавались многие люди из этих структур. Но, будем надеяться, что ситуация исправится.

Рейтинг

Кино как важнейшее из искусств сыграло немалую роль в повышении авторитета советской милиции. Граждане знали наизусть имена киногероев, а их реплики превратились в крылатые фразы. Интернет-портал TipsTops дал возможность пользователям составить рейтинг лучших милиционеров советского кинематографа. На первой строчке — Глеб Жеглов в исполнении Владимира Высоцкого (к/ф «Место встречи изменить нельзя»), ну кто не помнит его безапелляционное: «Вор должен сидеть в тюрьме»?! На втором — Федор Иванович Анискин (Михаил Жаров, «Деревенский детектив», «Анискин и Фантомас», «И снова Анискин»). Третья строка — у Николая Глазычева (Юрий Никулин, «Ко мне, Мухтар»). В список попали работники милиции из сериала «Следствие ведут ЗнаТоКи», следователь Подберезовиков из «Берегись автомобиля» и другие.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Валерий Грибакин, зампредседателя Общественного совета при ГУ МВД России по городу Москве, генерал-майор полиции в отставке:

— Вот уже более восьми лет в России существует институт полиции. Когда началось реформирование милиции и ее переименование, многие москвичи отнеслись к этому скептически. Но постепенно отношение изменилось. Во-первых, прошла переаттестация сотрудников. Я сам ее проходил, и, уверяю, формальностью она не была. В итоге слабые сотрудники просто отсеялись. Во-вторых, после изменилось материальное обеспечение. Появилось новое оружие, компьютерная техника, участковым раздали планшеты. Реформа позволила многим сотрудникам «вернуться на землю», и сейчас их работа лучше отвечает запросам общества, чем это было во времена милиции.

Новости СМИ2

Игорь Воеводин

Это вам не «Мисс Вселенная»

Олег Капранов

Смартфон у ребенка отбирать нельзя. Тем более в школе

Анатолий Горняк

Хотите справедливую зарплату? Смешно

Ирина Алкснис

Прекрасный мэр своего времени

Георгий Бовт

«Нормандская четверка»: ради чего собрались

Ольга Маховская, психолог

Девочка в больнице: как ей помочь

Сергей Хвостик

WADA, расстреляйте нас всех

Генерал Мороз был предателем. Правда и мифы о Битве за Москву

Построили стену из кирпичей собственного производства

Правильно распределяйте свое время на экзамене

Чтобы попасть в мишень нужны не глаза, а чувства