- Город

Не сдаваться: интервью со звездой сериала «Журавль в небе»

Сергей Собянин рассказал о планах строительства дорог в Москве до конца года

ФСБ показала задержание советника главы Роскосмоса в Москве

«Аэрофлот» объяснил отказ взять животных на вывозной рейс из Шанхая

Проведение бесплатного тестирования на антитела к COVID-19 продлили в Москве

Банковские услуги: что ценят клиенты во время пандемии?

«Хорошая новость для «Спартака»: эксперт назвал имя вероятного преемника Цорна

Итальянский композитор Морриконе написал некролог о самом себе

Онищенко оценил вероятность эпидемии бубонной чумы в России

«Ненавижу»: появились подробности переписки доцента Соколова и Ещенко

Врач объяснил причины рекордных вспышек коронавируса в США

«Подло и пошло»: почему Пенкин отказывается общаться с Михалковым

«Без мучений и таблеток»: Фадеев раскрыл секрет своего похудения

Врачи назвали главные признаки наследственного алкоголизма

Вокалист «Руки вверх» рассказал о песне, которая сделала его миллионером

Не сдаваться: интервью со звездой сериала «Журавль в небе»

Кадр из сериала «Журавль в небе»

ФОТО: @mariaheartbeat / Официальный аккаунт Марии Луговой в Instagram

Сериал «Журавль в небе» — про сильных женщин, про мечту, про романтику. Актриса Мария Луговая отлично справилась с главной ролью, возможно, потому, что все эти качества в ней очень сильны.

— Мария, вы сыграли летчицу Асю Солнцеву. После более близкого знакомства с этой профессий страха полетов у вас не появилось?

— Нет, наоборот. Нам очень повезло, на протяжении всех съемок с нами были профессиональные консультанты — действующие летчики. И познакомившись с этими людьми, я могу сказать: «Ребята, не надо ничего бояться!» Это такие сверхлюди! Невероятные, сильные, смелые, болеющие за свое дело. Я еще больше полюбила летать на самолетах.

— Вам сложные трюки приходилось выполнять?

— Нет, не разрешили. Хотя мы с Мишей Гавриловым (исполнитель главной мужской роли. — «ВМ») очень хотели прыгнуть с парашютом.

Продюсеры сказали: «Это слишком дорого нам обойдется. Еще полкартины не снято». (Смеется.) Но в этом и заключается наша профессия — сыграть прыжок так, чтобы зритель поверил. Есть такой анекдот: у артиста, который все трюки делает сам, спрашивают: «А играть-то вы не пробовали?»

— У вас получилось все очень реалистично.

— Спасибо продюсерам и режиссеру! Когда снимали крупный план, на меня надели всю экипировку, а это половина моего веса, и подняли самолет на какую-то небольшую высоту, метра два, может быть. И с нами был человек, который... выталкивает из самолета парашютистов. Я вам скажу, это был сильный и очень большой человек. Когда он меня собирал, проверял амуницию, я ему говорю: «Меня Маша зовут, а вас как?» А он мне: «Вот прыгнешь, тогда и скажу». Я даже растерялась. В самолете включили ветродуй — полное ощущение, что ты высоко в небе. Мне так страшно стало, что я запаниковала: «Не пойду, не хочу!» И сильный большой человек произнес: «Я тебя вышвырну, если не пойдешь». Уверяю вас, у меня было полное ощущение, что я прыгнула с парашютом. И вот, когда я уже прыгнула, грозившийся безжалостно выкинуть меня из самолета подошел и представился: «Я Юра». Оказался добрейшим человеком. Может, я зря это рассказываю? Наверное, надо было всем сказать, что мы прыгали. (Улыбается.)

— Правда, что прототипом вашей героини была Валентина Терешкова?

— Прототипами моей героини были несколько летчиц, одна из них Мария Попович. Это просто собирательный образ сильной женщины, которая в мире мужчин, летчиков, совершает что-то очень значимое. Я смотрела их интервью, читала, чтобы понять, что это за женщины, какие они, откуда в них такая внутренняя силища. Мне было интересно проследить и прорисовать для зрителя, как закаляется характер, как формируется этот стальной стержень.

— В сериале вашу бабушку играет Валентина Теличкина. Как работалось с легендой?

— Мы уже работали с Валентиной Ивановной в картине «Третья мировая». И там она играет мою же героиню, только в более зрелом возрасте. Она невероятнейший партнер! Настолько тонкий, поддерживающий. Она давала мне советы, но не ее жизненного опыта, а крайне аккуратно и при этом очень точно. Как-то мы сидели в обеденный перерыв в вагончике, и Валентина Ивановна мне рассказала, как однажды в юности на пробах режиссер нахамил ей, и она ему ответила: «Вы сейчас увидите, как играет талантливая артистка. Запомните этот момент, потому что такого вы не увидите больше никогда». Хлопнула дверью и вышла из киностудии. Я ей сказала: «Какая вы сильная!» А она мне в ответ: «Маша, артистка не может не быть сильной. Иначе она просто не выживет в нашем творческом мире». Но сколько в Валентине Ивановне при этом интеллигентности и хрупкости! Когда она играет, она вьет кружева, столь тонка ее работа. И такая силища внутри!

— Смотрите свои премьеры?

— Смотрю и всегда сильно волнуюсь. Я самокритична и понимаю, что получилось, что не получилось.

— Родные, зная о вашем самоедстве, наверное, чаще хвалят вас?

— Мы с мужем (актер Сергей Лавыгин. — «ВМ») впервые будем смотреть картину вместе, пока не знаю, чего от него ждать. (Смеется.) А мама, даже когда по телевизору только анонсировали фильм, уже плакала.

— В вашей актерской семье принято говорить о работе?

—Профессия занимает огромную часть нашей жизни. Мы живем этим и, конечно, дома обсуждаем, помогаем друг другу. Был случай, когда Сергей приехал забрать меня со съемок, а у меня никак не складывался эпизод. И буквально за перерыв он придумал решение сцены.

Я вхожу в кадр, играю, и режиссер говорит: «Вот то, что надо!» У нас с Сережей очень доверительные отношения. А ведь когда-то я была уверена, что ни за что не выйду замуж за артиста. Но, как говорится, захочешь рассмешить бога, расскажи ему о своих планах.

— Как вы проводите время на самоизоляции?

— Еще осенью мы купили дом, и впервые за всю жизнь почти три месяца живем за городом. Знаете, сколько дел! (Смеется.) Например, мне казалось, что я и газонокосилка несовместимы. А тут выяснилось, что косить — невероятное удовольствие. Физический труд хорошо прочищает мозги.

— Ваш «Инстаграм» еще и упрек всем сидящим дома и заедающим вынужденную статичность. Вы ведете здоровый образ жизни?

— Здоровый образ жизни, правильное питание — это всегда вопрос мотивации. Наша профессия требует всегда быть в форме. Как говорил один мой режиссер, «артисты — как фрукты на рынке. Ты же не купишь испорченный банан». Я вегетарианец, но это абсолютно интуитивный выбор, никакого насилия над собой не было.

А еще я с детства занимаюсь балетом, это моя любовь. И мама моя связана с балетом, и тетя. К станку меня поставили раньше, чем я научилась говорить.

— Вы учились в музыкальной школе по классу скрипки. Почему выбрали именно этот инструмент?

— Фортепиано было занято моей старшей сестрой. Меня спросили: «На чем ты хочешь играть?» Я ответила: «На скрипке». Это очень интересный инструмент, первые несколько лет ты ненавидишь все это: больно, сложно и ни о какой музыке речи не идет. В 8 лет, когда у тебя ничего, кроме кошачьего визга, не выходит, хочется все бросить. Спасибо маме, ей удалось найти ко мне подход и сделать так, чтобы я продолжала заниматься музыкой. Не сдаваться и не опускать рук — наш семейный девиз. Хотя у нас с мужем еще нет совместных детей, мы обсуждаем вопросы воспитания, и я говорю: «Знаешь, вот это качество очень важно. Не знаю точно, как его привить ребенку. Может, важнее научить его не тому, что такое синус и косинус, а сказать ему, что далеко не все двери сразу открываются».

— Мама не отговаривала вас идти в актрисы?

— Моя мама не знала, что это за мир. Впервые мне посоветовала поступать в театральный мой учитель по танцу. Это было в классе девятом, наверное. Я нашла в справочнике, интернета-то еще не было, студию «Театр юношеского творчества». Оттуда в свое время вышли Петр Фоменко, Лев Додин, Игорь Гордин, с которым мы сейчас работаем в театре. Чтобы туда поступить, надо было пройти три тура, как в театральном институте. Я выучила какие-то стихи и пошла поступать.

И поступила. И только потом сообщила об этом маме. Она сказала: «Ну ладно. Поступила так поступила». Мама у меня философ по образованию и отнеслась к этому событию философски. Мое поступление в театральный институт было успешным, потому что меня брали сразу на несколько курсов. Такой у меня был запал! Мне кажется, он больше никогда в жизни не повторялся, потому что вообще-то я человек несмелый.

— Правда, что первые ваши съемки вам не понравились?

— Да, это было на сериале «Фаворский». Я после первого съемочного дня пришла домой и сказала: «Больше никогда не буду сниматься». Но я понимаю, почему так случилось. Самое начало первого курса, я еще ничего не знала про актерское мастерство, не успела даже погрузиться в этот мир.

И вдруг роль в кино. Волнение перед камерой, деревянные ноги... Но когда была вторая картина, а случилась она уже на втором курсе, мне понравилось. А к окончанию института я все это уже очень полюбила.

— У вас огромный диапазон ролей. А вам самой какие ближе?

— Я не скажу ничего нового:самое важное — история. Ты читаешь огромное количество похожих друг на друга, порой бессмысленных, совершенно банальных сценариев, в которых только имена меняются.

А иногда еще продюсеры любят прикрепить артисту ярлычок. Допустим, после роли в сериале «Рыжая» мне предлагали сценарии, где в каждом втором героиня тоже была слепая. После «Мурки» на меня посыпались сценарии фильмов, где мне предлагали сыграть женщину в погонах. Но я не хочу останавливаться, играя одноплановые роли. И когда мне в руки попал сценарий «Журавль в небе», я сказала: «Конечно, я буду играть».

— Я слышала, что ваша мечта — сыграть Жанну Д’Арк. Готовы сжечь себя на костре ради идеи и идеалов?

— Да, очень хочу сыграть Жанну Д’Арк! Но пока еще никто не предлагал. Да, мне понятна эта героиня. Надеюсь, что с возрастом я становлюсь мудрее, но внутри я не успокаиваюсь, во мне живет революционер и идеалист, я за Родину, за правду, за справедливость...

— Вы из Питера, как у вас с Москвой отношения складываются?

—  Я уже и сердцем в этом городе. У меня муж москвич, у меня здесь семья, друзья, работа. В Петербурге живут моя мама с сестрой, школьные друзья. Я стараюсь хотя бы раз в полгода ездить туда. Когда приезжаю, мне кажется, что все там мое: моя набережная, мой Спас на Крови, мой Эрмитаж, все! Но и Москву, в которой живу уже седьмой год, я тоже полюбила. Когда у нас есть время, муж устраивает для меня экскурсии, на мой взгляд, невероятно интересные. Он фанат Москвы. На каждом углу у него есть какая-то история. Людям, которые ругают Москву, я хочу сказать: а что вы видели? Ведь Москва разная. Как мне одна знакомая сказала: этот город — как приложения в айфоне. Ты можешь закачать все, что тебе нравится, и твоя Москва будет такой, какой ты хочешь.

Читайте также: Актриса Наталья Рогожкина: Мы все обречены быть бывшими

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

159 718 + 2066 (за сутки)

Выздоровели

226 174 + 629 (за сутки)

Выявлено

4 027 + 28 (за сутки)

Умерли

Никита Камзин

Как отмазать Ефремова

Сергей Хвостик

Цорн уходит из «Спартака». Как и здравый смысл

Камран Гасанов

Канье Уэста в президенты, Ким Кардашьян — в первые леди

Мехти Мехтиев

Сколько мы заплатим за «вторую волну»

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Самое страшное предательство

Ольга Кузьмина  

Эннио Морриконе: музыка для ангелов

Анастасия Заводовская

Куда деваться от стыда

Виктория Федотова

«Господь-Господь Иисус Христос»: кого оскорбил Сатаненко

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите