Александра Александрова: Безработные снизили свои зарплатные ожидания
Фото: Наталия Нечаева, «Вечерняя Москва»

Александра Александрова: Безработные снизили свои зарплатные ожидания

Интервью

Во вторник, 16 июня, столичный центр занятости «Моя карьера» открыл прием заявок на участие в программе занятости для подростков «Лето моей карьеры». Много ли москвичей за период пандемии потеряло работу и какая сейчас ситуация на рынке труда, «Вечерней Москве» рассказала первый заместитель руководителя департамента труда и социальной защиты населения столицы Александра Александрова.

Александра Борисовна, какой на сегодняшний день уровень безработицы и на сколько сильно он увеличился из-за пандемии?

— Действительно, ситуация на рынке труда Москвы очень сильно изменилась. Раньше рынок труда был самый масштабный, самый диверсифицированный, самый лучший в нашей стране. Фактически эксперты называли его рынком тотальной занятости — уровень безработицы был низкий, всего 0,43 процента. Практически любой человек мог найти работу. Но за короткий промежуток времени ситуация существенно изменилась. Количество людей, которые потеряли работу, не смогли найти ее или не имели возможности больше продолжать оказывать услуги в качестве самозанятого или индивидуального предпринимателя, резко выросло. В настоящий момент у нас в общей сложности около 176 тысяч безработных, из них 155 тысяч человек получили этот статус с начала пандемии. Уровень безработицы достиг 2,41 процента.

— Люди каких специальностей пострадали больше всего?

— Прежде всего это сервисная индустрия, все, что касается ресторанного бизнеса, фитнеса, сферы услуг и, конечно, торговли — в экономике Москвы эта отрасль имеет большое значение, а закрытие торговых центров привело к тому, что многие люди временно остались без работы. Но хочу отметить, что московские работодатели поступилидальновидно. Они предпочли не сокращать людей, а снизить зарплату, перевести сотрудников на дистанционную работу, отказаться от офисов, чтобы снизить расходы. Делали они это, поскольку считают, что сформировать команду после пандемии будет гораздо сложнее. Их выбор был в пользу сохранения коллектива, но с уменьшением заработной платы, сокращением рабочего дня. И это отличает их от стратегии реагирования на снижение экономической активности в других городах мира, где уровень безработицы из-за пандемии гораздо свыше. Хотя даже несмотря на такой подход, уровень безработицы в Москве вырос.

И люди шли на эти условия, лишь бы не остаться без работы?

— Конечно! Рынок труда замер. В период пандемии, особенно вначале, вакансий не было вообще. Никто никого не нанимал, не проводил собеседования. Только через две недели началось определенное движение, которое было связано с тем, что понадобилось большое количество людей, интегрированных в цифровую экономику. Всем компаниям, которые стали переводить своих сотрудников в онлайн или выстраивать новые сервисы, позволяющие работать удаленно, понадобились люди. Это в основном были курьеры. Вырос спрос на такие сферы деятельности, как доставка, логистика. Причем на специалистов любого уровня, потому что компаниям нужно было максимально быстро перестроить логистические процессы, решить, где будут склады, как они будут функционировать и многое другое. Также увеличился спрос на специалистов информационно-технологической индустрии, потому что нужны были профессионалы, которые быстро создают сайты, приложения, адаптируют уже готовые продукты компании под новые реалии. Кроме того, много набирали людей в кол-центры — это был канал коммуникации, с помощью которого можно было достучаться до потребителя. Росло и сейчас продолжает увеличиваться все, что связано с онлайн-продажами. Казалось бы, в пандемию это понятно, потому что люди делали покупки не выходя из дома. К слову, крупные онлайн-магазины как раз не закрывались. Наверное, нет ни одного человека в Москве, который не поймал себя на мысли, что количество доставок, которыми он стал пользоваться, возросло. Сегмент онлайн-продаж будет сохранять свою популярность. Никто не прекратил искать курьеров и менеджеров по продажам, потому что люди все равно меньше сейчас ходят в магазины. Стали постепенно оживать такие сферы, как строительство и жилищно-коммунальное хозяйство. Здесь, кстати, много вакансий как от бизнеса, так и от государственных предприятий. Причем есть и высокооплачиваемые вакансии, нужны высококвалифицированные рабочие. Совсем недавно ожила индустрия красоты, и сразу появилось много вакансий в этой сфере.

А каким специалистам сейчас сложно искать работу?

— Непросто приходится тем, кто привык работать в офисе и выполнял раньше рутинные функции. Например, администраторы. Работодатели, проведя незапланированный эксперимент работы онлайн, поняли, что не всех этих людей они возьмут назад в офис. Таким людям тяжело искать новое место, потому что их ожидания работы в офисе не соответствуют имеющимся на рынке предложениям.

— Какие еще тенденции можно отметить?

— Компании стали быстрее принимать решения. Если раньше они могли думать, реализовывать проект или подождать, то за последние несколько месяцев многие компании перестроили свои бизнес-процессы. Расскажу на примере нашей службы занятости. Сейчас регистрация безработного происходит исключительно онлайн. Не надо никуда ходить, с кем-то встречаться, носить документы. Нужно всего лишь зайти на сайт www.mos.ru или www.czn.ru и подать заявление. Аналогично сделали со своими проектами многие компании.

Регистрация в качестве безработного теперь всегда будет онлайн?

— Мы очень хотим, чтобы эта система осталась. У нас есть обязательства, связанные с федеральным законодательством, и мы как раз сейчас ведем переговоры по этому вопросу. Мы поняли, что это очень эффективно и удобно для людей.

Какие перспективы, на ваш взгляд, у работы в режиме онлайн?

— Работодатели говорят, что на рынке труда сохранятся два разных вектора. С одной стороны, все, что можно автоматизировать, и все, где можно повысить эффективность, снизить расходы, будет уходить в онлайн. Более того, компании не только в сфере информационных коммуникаций уже сейчас заявляют, что будут продолжать работать дистанционно. С другой стороны, компании считают, что нужно возвращаться в офис, потому что эффективность падает. Люди — существа социальные, они соскучились по живому общению, по диалогам возле кулера с водой. Даже поколение Z с его ощущением свободы и нелюбовью к офису хочет туда вернуться. Это тренд, который также будет сохраняться. Эксперты говорят, что 70 процентов компаний оценивают удаленную работу как не самую эффективную, при этом все же часть бизнес-процессов, которые показали свою рентабельность, будут оставлены в онлайне.

Что предпочитаете вы: работу в офисе или удаленно?

— На мой взгляд, онлайн очень дисциплинирует, учит четко давать брифы и технические задания. Если в процессе живой дискуссии мы можете вместе создавать идею, дополняя друг друга, то во время онлайн-совещаний должна быть четкая постановка задачи. Передавать через экран энергию, задания, которые не всегда понятны, гораздо тяжелее. Когда я вижу много черненьких квадратиков вместо живых лиц, то понимаю, что динамику тяжело удержать, а это крайне важно при реализации новой сложной задачи. Тем не менее я считаю, что часть рутинных, понятных задач, не требующих ежедневного присутствия, но требующих отчета, может даваться дистанционно. За время пандемии многие руководители научились давать задачи так, чтобы они были понятны с первого раза.

Какие ресурсы есть у города для снижения уровня безработицы?

— Мы уже приступили к этому. Прежде всего внимательно проанализировали портрет нынешнего безработного. До пандемии нашим среднестатистическим посетителем была женщина 45 лет, которая работала в офисе. Сейчас же портрет безработного «помолодел»: ему 39 лет, при этом стало больше мужчин, примерно 40 процентов, а раньше было около 30 процентов. По-прежнему люди хотят работать в офисе, но они существенно снизили свои зарплатные ожидания. Если раньше безработные хотели зарабатывать 55–60 тысяч рублей в месяц, то сейчас они согласны на 35–50 тысяч рублей. Теперь мы хорошо понимаем, кто эти люди, чтобы предложить им работу. Сейчас формируется пул вакансий, в том числе в государственной сфере — безработные, которые зарегистрированы у нас, первыми получат эти вакансии. Второй момент: если человек готов выйти на работу, но ему не хватает квалификации для этой должности, то мы готовы его обучить совершенно бесплатно. Отмечу, что мы адаптируем эти курсы под потребности работодателя. Таким образом, человеку, когда он выйдет на новую работу, не нужно будет время на адаптацию. Также мы заметили, что многие безработные, которые пришли к нам, ранее были самозанятыми или индивидуальными предпринимателями. Поэтому наш третий шаг — программа обучения, в которой мы рассказываем, какие сферы и продукты успешны. Если у человека есть потенциал, то пусть у него будет хотя бы небольшой бизнес, в котором он сможет себя реализовать. А мы готовы в этом помочь. Кстати, такая форма занятости очень актуальна для мам с детьми, желающих совместить семейные заботы с возможностью зарабатывать. Именно мамы активно учатся, и у них много идей, которые они хотят реализовать. Есть потенциал, но часто нет знаний, как донести свой продукт до потребителя.

Александра Александрова: Безработные снизили свои зарплатные ожиданияПервый замглавы Департамента труда и соцзащиты населения Москвы Александра Александрова в своем рабочем кабинете на фоне доски, на которой делают пометки во время совещаний / Фото: Из личного архива Александры Александровой

Есть ли сферы деятельности, которые не выдержали пандемии и которым пришлось закрыться?

— Особенность московского рынка труда в том, что в нем преобладает сервисная индустрия. Не закрывались жизнеобеспечивающие предприятия, зато сильный удар пришелся на сферу услуг. Так как в Москве этот сегмент был доминирующим, то компании сферы услуг пострадали. В основном это коснулось малого бизнеса.

Отразилась ли пандемия на поведении тех, кто ищет работу? Слышала, что люди сейчас не очень активно откликаются на вакансии.

— Конечно, сложившаяся ситуация оказала влияние на психологию людей. Они испытывают стресс, им тяжело сразу перестроиться. Чтобы вывести человека из этого состояния, нужно проделать определенную работу. Даже если есть вакансии, не все люди готовы их немедленно взять. Это действительно так. Возможно, они боятся большой конкуренции или же им нужно время, чтобы изменить свое отношение к той или иной сфере деятельности. Раньше московский безработный всегда говорил: мне нужен офис, столько-то минут от моего дома. Но сейчас нет таких предложений. Людям, конечно, нужно принять новые обстоятельства, а для этого должно пройти какое-то время. Я советую тем, кому сложно принять самостоятельное решение, пообщаться с нашими карьерными консультантами. Сейчас это можно сделать и онлайн, и офлайн. Кому как комфортнее.

Появятся ли новые специальности после пандемии?

— Так не бывает, что профессия вчера была, а сегодня ее нет. Рынок развивается в рамках определенных функций. В какой-то профессии одна функция отмирает, зато появляется другая. Например, банковская сфера: раньше все ходили в банк, чтобы получать деньги, а главный человек в банке был кассир. Сейчас деньги выдаются в банкомате, но это не значит, что банки прекратили существование. Просто функции, которые теперь в банке выполняют люди, трансформировались. Могу сказать, что сейчас будут более востребованы профессии, связанные с реабилитацией человека и выходом из кризиса, в котором оказались многие люди из-за самоизоляции. То есть все, что связано с психологами, карьерными и личными тренерами, модераторами различных сообществ, работающих на стыке офлайн- и онлайн-площадок. Раньше профессия модератора местных сообществ была скорее экзотической, хотя и существовала. Как мне кажется, теперь эти специалисты будут более востребованы, потому что люди соскучились по общению, но теперь оно и в офлайне, и в онлайне. Наибольшая помощь понадобится старшему поколению, будут расти офлайн-форматы, связанные с экономикой «серебряного возраста»: начиная от непосредственного ухода за пожилыми людьми и заканчивая образовательными, развлекательными, оздоровительными инициативами, а также программами местных сообществ по интересам. Один из самых любимых москвичами проектов — «Московское долголетие» с его разными программами и активностями — будет очень востребован, а в нем много поставщиков услуг из малого бизнеса и НКО.

Если подводить итоги работы службы занятости в этот непростой период, то как бы вы ее оценили?

— Безусловно, мы сделали необыкновенный прорыв. За весь этот период не было ни одного нарушения законодательства с точки зрения сроков регистрации в качестве безработного. Служба занятости перестроила работу, мы обучили людей новым технологиям, позаботились о здоровье и безопасности нашей команды. Нам было важно, чтобы мы могли помочь людям быстро в тот момент, когда было принято решение о назначении повышенного пособия. Конечно, это было непросто. Были проблемы и шероховатости, но мы и не глобальная сервисная компания, которая неожиданно могла бы принять за месяц такое количество людей, которое в обычное время бывает у нас за год. Сложности были не только в том, какие задачи мы ставим внутри команды, но и с межведомственным взаимодействием, чтобы не просить человека приносить нам справки, трудовую книжку. Нужно было как можно быстрее оформить статус безработного для огромного количества людей, которые из-за потери доходов оказались в сложном финансовом положении. Мы сделали это. На сегодняшний день социальными выплатами из-за потери работы пользуются более 170 тысяч человек, это рекордная цифра по России. В службе занятости и сейчас есть что совершенствовать, но мы понимаем, что нужно сделать для еще большего удобства горожан, и будем над этим работать. Наша главная задача сейчас — помочь людям найти работу, реализовать себя в профессиональной сфере.

КАК У НИХ

Соединенные Штаты Америки

По данным американского министерства труда, уровень безработицы в США за май сократился до 13,3 процента, количество рабочих мест увеличилось в этот месяц на 2,5 миллиона. Важно отметить, что в апреле уровень безработицы составил 14,7 процента, без работы остались 20,5 миллиона человек.

Германия

Достигла исторического максимума безработица в Германии. В мае, как сообщило Федеральное агентство по трудоустройству, число безработных выросло на 238 тысяч — до 2,875 миллиона человек. Уровень безработицы подскочил до 6,3 процента по сравнению с 5,8 процента в предыдущем месяце. Это максимальный уровень с декабря 2015 года.

Франция

Безработица во Франции в этом году может превысить 10 процентов экономически активного населения — такой прогноз представила государственный секретарь при министре экономики Аньес Панье-Рюнаше. До пандемии безработица находилась на самом низком уровне за последние 10 лет — 8 процентов.

Италия

В первом квартале 2020 года число занятых граждан Италии снизилось на 100 тысяч в сравнении с показателями предыдущего квартала (последнего в 2019 году), сообщили в национальной службе статистики Istat. Число имеющих постоянные трудовые контракты при этом увеличилось на 50 тысяч, количество устроенных по временным соглашениям снизилось на 123 тысячи. Кроме того, снизилось и число самозанятых (на 28 тысяч).

Китай

Уровень зарегистрированной городской безработицы в Китае в 2020 году составит около 5,5 процента, следует из обнародованного плана социально-экономического развития страны на 2020 год. При этом уровень зарегистрированной безработицы в 2019 году в этой стране составил 3,62 процента.

СПРАВКА

Александра Борисовна Александрова родилась 28 ноября в Минске. Кандидат социологических наук. Свободно владеет английским языком. В октябре 2018 года назначена первым заместителем руководителя Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы.

Читайте также: Участники городских студенческих стройотрядов начали работать параллельно со сдачей экзаменов

Google newsGoogle newsGoogle news