Екатерина Драгунова: Количество волонтеров в столице постоянно растет
Председатель Комитета общественных связей и молодежной политики Москвы Екатерина Драгунова в своем рабочем кабинете / Фото: Пресс-служба Комитета общественных связей и молодёжной политики Москвы

Екатерина Драгунова: Количество волонтеров в столице постоянно растет

Интервью

За период ограничений, связанных со сложной эпидемической ситуацией, к столичному волонтерскому движению присоединилась 21 тысяча добровольцев. Почему нести добро стало трендом, какие проекты развиваются в столице, связанные с волонтерским движением, «Вечерней Москве» рассказала Екатерина Драгунова, председатель Комитета общественных связей и молодежной политики Москвы.

— Екатерина Вячеславовна, в последнее время все чаще мы слышим фразу «Москва — добрый город». Действительно ли это так?

— Вы знаете, Москва — не просто добрый город, а, как показали последние события, город неравнодушных. У нас настолько много появилось отзывчивых людей в это страшное время, которое мы все вместе пережили, что мы сами даже такого не ожидали.

— Получается, что философское понятие «доброта» и материальное понятие «пандемия» взаимосвязаны?

— Оказалось, что связаны напрямую. Очень много помощи было оказано совершенно простыми людьми. Наш ресурсный центр «Мосволонтер» пропустил через себя 21 тысячу добровольцев за все время, пока действовали ограничения. Это большая цифра, хотя вопрос, конечно, не в статистике, а в тех поступках, которые совершали люди. Например, мы объявили набор волонтеров, которые могут приходить к пожилым людям, приносить им продукты, лекарства. Но у нас появились и другие добровольцы, фактически возникло новое направление автоволонтерство. Было очень много людей, которые говорили: «Я сам не могу пойти, но готов возить волонтеров». И у нас была целая очередь из таких добровольцев.

Еще один интересный факт, который мы увидели, — активировалась помощь от предпринимателей. Они не ходили по домам, но они привозили продукты к нам в штаб. Кто-то бесплатно привозил картошку, огурцы, а еще у нас был уникальный случай: позвонил предприниматель и сказал, что у него пропадают в теплице цветы, и предложил их привозить нам. И даже простые цветы в это непростое время доставляли людям много радости. Очень много кафе и ресторанов бесплатно кормили волонтеров и врачей. В какой-то момент мне показалось, что центр «Мосволонтер» — это место, где есть все. Отмечу, что наши горожане старались соблюдать все меры безопасности, оставаться дома, поэтому, конечно, им требовалась помощь и поддержка. Наша задача была сделать так, чтобы жизнь у людей не останавливалась, не ухудшалось ее качество. Мы поздравляли людей с днем рождения, приносили торт и цветы на годовщину свадьбы. Таким образом мы давали понять, что все наладится.

— Вы сказали, что за время действия ограничений помогали 21 тысяча волонтеров. А в обычное время много ли в столице добровольцев?

— 21 тысяча человек, о которых я говорила, — это новые люди, которые только пришли в волонтерство. Сейчас у нас в базе ресурсного центра «Мосволонтер» более 95 тысяч человек. Это, можно сказать, армия добра. И сейчас, когда эпидемиологическая обстановка стабилизировалась, те, кто пришел к нам во время действия ограничительных мер, не пропали. Добрые дела продолжаются, просто не в таком масштабе.

— За счет чего возник такой рост активности волонтеров?

— Кризис, в котором мы все оказались, — это и опасность, и возможность. У людей проявлялись совершенно новые качества. Мне кажется, что в каждом человеке заложена частичка добра. К слову, сейчас у молодежи огромный запрос на любовь. Причем не получать ее, а именно отдавать, помогать кому-то. Средний возраст волонтеров за период действия ограничений составил 25 лет. Можно сказать, что современный московский волонтер омолодился. Кстати, средний возраст волонтеров за границей — 45 лет. У них это история начинается, когда человек выходит на пенсию, у него все есть, дети выросли, делать нечего. У нас же, наоборот, волонтерство начинается со школьной скамьи.

— У нас много говорят сейчас о посткризисной экономике, мерах поддержки бизнеса. А какие направления посткризисного волонтерства наиболее актуальны в настоящее время?

— Самый главный запрос у людей — на общение.В городе потихоньку начинают организовываться какие-то мероприятия, поэтому требуется большое количество событийных волонтеров. Совсем недавно проходила Российская креативная неделя, там было 150 волонтеров. Параллельно проходил спортивный забег и мероприятие на ВДНХ — и там, и там было 100 волонтеров. Очень много людей, которые хотят сейчас участвовать в событиях города. Конечно, с соблюдением всех мер безопасности, наши волонтеры знают их очень хорошо.

— Есть ли какие-то необычные направления волонтерства?

— Для каждого мероприятия у нас формируется группа волонтеров. В ней может быть и студент, и волонтер серебряного возраста. Первое, чему мы обучаем всех, — быть командой. А дальше в процессе у нас появляются внутренние направления. Например, есть волонтеры-навигаторы, которые показывают, куда идти, где можно взять что-то. Есть люди, которые говорят на иностранных языках. Это и студенты, и люди серебряного возраста. А есть волонтеры настроения — это в основном молодые ребята. У нас есть такая традиция — волонтерские «обнимашки». Когда доброволец видит, что кому-то грустно, то он подходит и начинает обнимать человека, спрашивать, как у него дела, дарит шарики или какие-то другие сувениры. То есть они всячески пытаются поднять настроение, создают атмосферу добра.

— Какие еще виды помощи есть?

— У нас есть такое направление, как волонтеры-медики. Они помогают на мероприятиях оказывать медицинскую помощь горожанам и гостям столицы. Помогают нам и волонтеры-безопасности — это в основном студенты-спасатели старших курсов. У нас в общей сложности свыше 10 направлений волонтерства, и каждый может найти для себя то, что ему ближе.

— Кто может стать волонтером?

— Любой человек. С 14 лет доброволец может получить личную книжку волонтера. Предельного возраста нет, у нас самому старшему волонтеру 94 года. При этом каждый доброволец сам решает, каким направлением он хочет заниматься, но для некоторых видов нужны определенные навыки. Например, волонтером-медиком может стать любой желающий. Хотя есть определенные функции, когда медицинское образование может пригодиться.

— Что может получить человек, который пришел в волонтерство?

— Прежде всего добровольчество — это зов сердца. Если цель, какие-то материальные вещи, то это совсем другая история. При этом у нас есть проект «Личная книжка волонтера», в которой фиксируется, в каких мероприятиях участвовал человек. Для самых активных проводим поощрительные мероприятия. Например, после завершения периода ограничений у нас была акция «Спасибо, волонтеры Москвы», в рамках которой те, кто больше всех оказывал помощь, могли посетить культурные и спортивные мероприятия. Для них были организованы познавательные прогулки по Парку Горького, студии «Союзмультфильм», метро, олимпийскому комплексу «Лужники», ВДНХ, Московскому зоопарку, деловому центру «Москва-Сити», а также обзорные экскурсии по городу на двухэтажных автобусах City Sightseeing и прогулки на яхтах «Рэдиссон Ройал» по Москве-реке.

— Помимо волонтерства чем еще занимается ваш комитет?

— Мы являемся площадкой для коммуникации гражданского общества, поддержки различных инициатив. Мы ведем работу с некоммерческим сектором столицы. В Москве зарегистрировано 32 тысячи некоммерческих организаций (НКО), которые работают по совершенно разным направлениям, и 6,5 тысячи из них имеют статус социально-направленных — мы работаем именно с ними. У нас существует целый комплекс мер поддержки таких организаций. Например, совсем недавно завершилась заявочная кампания на конкурс грантов мэра Москвы для некоммерческих организаций. В общей сложности было подано 1092 заявки, а в прошлом году было 670 заявок. Думаю, рост количества заявок связан с тем, что мы поменяли формат конкурса. Мы ведем большую работу с Общественной палатой Москвы, и там у нас существует совет по добровольчеству и волонтерству. В него входят представители разных НКО, которые и определяют, как будет проходить конкурс в следующем году. Они долго совещались и вместе пришли к выводу, что нужно поддерживать не только крупные организации, большие фонды, но и оказывать помощь маленьким НКО. Поэтому в этом году можно было подавать заявку даже тем организациям, которые существуют всего полгода. Кроме того, мы сократили количество запрашиваемых документов — теперь их всего три, а также ввели электронную форму подачи заявок.

— Какие направления наиболее социально-значимые для города?

— В этом году Общественная палата определила 12 номинаций конкурса грантов, под которые подходят абсолютно все возможные направления деятельности. Могу отметить, что в этом году лидирует номинация «Молодежь Москвы», на втором месте «Наше наследие», куда входят все патриотические акции и проекты города, «ЗОЖ и спорт» — третьи. У нас есть даже такая номинация, как «Безопасная Москва», — это ИТ-проекты. Сейчас эксперты приступили к оценке проектов, чтобы решить, кого поддержать.

— Если человек хочет помочь какой-то организации, стать волонтером, как ему быть уверенным, что этой НКО можно доверять?

— У нас есть портал «Душевная Москва». На нем есть реестр некоммерческих организаций, которые уже делают что-то доброе и хорошее для города и москвичей. Этот реестр — гарантия того, что этой организации можно доверять, что это не мошенники.

— Как еще город поддерживает НКО?

— Есть сеть коворкинг-центров для некоммерческих организаций — всего их 11 по всему городу. В таком доме можно забронировать любой зал для проведения мероприятия или встречи. Также у нас есть типография для НКО, в которой мы бесплатно печатаем полиграфическую продукцию от блокнота до плаката. Еще у нас есть проект «НКО Лаб» — это лаборатории, где совершенно бесплатно проходят обучающие занятия по разным направлениям деятельности некоммерческих организаций. Самый востребованный курс — бухгалтерское сопровождение. К нам приезжают коллеги из регионов, и для них такая система сервисов в новинку.

— Недавно мэр Москвы объявил о создании специального раздела на mos.ru по поддержке благотворительности. Что это за проект?

— Эту идею предложили сами некоммерческие организации. Мы уже говорили с вами о том, что не все доверяют фондам, не знают, где искать проверенные организации. Поэтому мы решили создать реестр, верифицированный список. Сейчас этот раздел заработал в тестовом режиме, там размещены три фонда, которые согласились принять участие в пилотном проекте. Работает все очень просто: при заходе в личный кабинет, при оплате каких-либо услуг через mos.ru появляется у пользователя надпись «Благотворительность». В разделе перечислены фонды, написано, чем конкретно они занимаются, кому помогают. Затем человек может ввести любую сумму и сделать пожертвование.

— Комитет ведет работу и с ветеранскими организациями. Какой запрос сейчас исходит от них?

— В нашем городе проживают 45 тысяч ветеранов Великой Отечественной войны. Мы не оказываем им социальную поддержку, этим занимается Департамент труда и социальной защиты населения Москвы. В нашу задачу входит организация мероприятий для ветеранов. Мы проводим акции, приуроченные ко всем памятным датам, а также реагируем на конкретные обращения ветеранов. Все, что мы проводим в городе, все патриотические акции мы сначала обсуждаем со свидетелями тех исторических событий. Недавно позвонил Владимир Иванович Долгих, который возглавляет все ветеранское сообщество столицы, и сказал, что они бы очень хотели посмотреть новый памятник солдату во Ржеве. Он попросил их туда отвезти, и мы, конечно же, вызвались помочь. Мы собрали два автобуса, всех, кто хотел и кто может передвигаться, ведь в силу возраста многие не имеют такой возможности, кто-то уже совсем не выходит из дома. Буквально на днях мы также поехали с ветеранами по их просьбе в парк «Патриот».

— Благодаря вашей работе, можно сказать, город меняется. Какие главные, если можно так сказать, результаты своей работы вы бы отметили?

— Безусловно, у нас расширяется некоммерческий сектор столицы. Наш комитет еще молодой, он создан всего два года назад. И на момент нашего образования социально-ориентированных некоммерческих организаций было значительно меньше, а сейчас — 6,5 тысячи. Это говорит о том, что мы двигаемся в нужном направлении. Выросло и количество уникальных волонтеров. На мой взгляд, 95 тысяч — это очень много, и мы можем не один чемпионат мира по футболу провести еще раз на том же уровне. Есть и качественные показатели, которые тоже растут, — это количество добрых дел, которые совершают неравнодушные жители Москвы.

— Что бы вы сказали тем, кто только думает стать волонтером?

— Если вы занимаетесь любимым делом, вас ждет успех. Не надо бояться, приходите к нам, мы поможем и направим вас. Это хорошая возможность не только начать делать добрые дела, но и обрести новых друзей. Мы ждем вас!

— Есть ли у вас любимое место в столице?

— Я коренная москвичка, живу здесь всю жизнь. Я очень люблю смотровую площадку на Воробьевых горах, это мое место силы. Мне нравится там гулять, вообще очень люблю Воробьевы горы.

Читайте также: Журналист Геннадий Бочаров: Пишу так, чтобы быть понятым

Google newsGoogle newsGoogle news