Научный центр полиции. 75 лет на страже правопорядка стоит ВНИИ МВД
Фото: Андрей Никеричев / АГН Москва

Научный центр полиции. 75 лет на страже правопорядка стоит ВНИИ МВД

Интервью

Всероссийскому научно-исследовательскому институту Министерства внутренних дел России исполнилось 75 лет. В течение всей своей истории институт находился в авангарде работы по охране спокойствия и безопасности граждан. Юбилей по традиции — это время подведения итогов. О том, с чем подошел институт к славной дате, «Вечерней Москве» рассказал начальник ВНИИ генерал-лейтенант полиции Валерий Кожокарь.

В системе Министерства внутренних дел Всероссийский научно-исследовательский институт является особым учреждением. Его сфера деятельности — исследования в сфере оперативно-разыскной, уголовно-правовой, уголовно-процессуальной, административно-правовой, криминологической деятельности органов внутренних дел. За многолетнюю историю в институте накоплен богатый опыт, сформированы признанные научные школы, проведен значительный объем исследований. Институту принадлежит важная роль в нормотворческой деятельности министерства.

Созданный самим временем

— Валерий Васильевич, в прошлом году мы отметили 75-летие Победы в Великой Отечественной войне. Институт — ровесник этого события. Случайно ли такое совпадение?

— Можно сказать, что далеко не случайно. Трагические события войны и ее тяжелые последствия способствовали росту криминальных проявлений. Разбои, грабежи и кражи принимали все более дерзкие формы, а доступность большого количества стрелкового оружия, которое оказалось на руках у населения после боевых действий, способствовала совершению преступлений. Возросло число вооруженных бандитских групп, активизировались дезертиры, пособники фашистов и националисты. Об этом снято много фильмов, например «Место встречи изменить нельзя», написаны книги.

Раскрываемость преступлений в те годы была крайне низкой. Причины такой ситуации объяснимы, во-первых, недостатком квалифицированных кадров, во-вторых, слабым использованием научных методов расследования преступлений, в-третьих, дефицитом специальных техсредств. Перед милицией встала задача — в короткий срок остановить разгул преступности, обеспечить безопасность граждан и сохранность государственного имущества.

— Условия работы были крайне суровыми и непростыми, это понятно. А какие-то особенности у этого периода были?

— Конечно. Ведь, помимо традиционных преступлений, в послевоенный период появился целый ряд новых, таких как хищение и подделка продовольственных карточек, пропусков. Для оперативного и эффективного выполнения поставленных перед милицией задач требовалось широкое применение научно-технических средств и криминалистических методов, основанных на передовых достижениях науки и техники. Таким образом, возникла настоятельная потребность в создании специального научно-исследовательского подразделения в системе органов внутренних дел. Приказом НКВД СССР, а милиция организационно входила именно в это ведомство, от 19 декабря 1945 года, кстати — в день памяти святителя Николая Чудотворца, был создан Научно-исследовательский институт криминалистики Главного управления милиции.

Институт возглавил кандидат юридических наук Борис Максимович Комаринец, в то время он был единственным сотрудником в институте, имевшим ученую степень. Основу первого коллектива института составили участники войны и труженики тыла.

— Постановка борьбы с преступностью на научную основу принесла свои результаты?

— В первые же годы своего существования Научно-исследовательский институт криминалистики проделал весьма значительную и полезную работу для органов милиции. Например, уже в 1947 году сотрудники института разрабатывают таблицы графических признаков почерка, которые стали применяться на практике. Это быстро принесло результаты.

— Можно попросить вас привести пример?

— Конечно. Например, во Львове преступники по поддельным аккредитивам получили в сберегательных кассах свыше 50 000 рублей. В послевоенные годы это была очень значительная сумма. Органы милиции начали розыск преступников по почерку. В следственных мероприятиях была использована таблица признаков почерка, разработанная сотрудниками института. В результате ее применения преступники были изобличены.

— Но на опыт зарубежных коллег институт в то время, надо полагать, опираться не мог? По понятным причинам.

— Напротив, в институте старались максимально широко использовать положительный опыт полицейских зарубежных стран. Например, в том же 1947 году сотрудники переводного бюро института осуществили перевод 23 книг и статей по криминалистике. Новый опыт и знания быстро распространялись по всей системе милиции. Сотрудники Института систематически читали лекции оперативникам Главного управления милиции и курсантам Высшей офицерской школы МВД СССР, проводили с ними практические занятия.

Флагман новых знаний

— Валерий Васильевич, несмотря на трудности первых послевоенных лет, начало 1950-х годов было ознаменовано бурным ростом науки. Что в это время происходило в институте?

— Наши сотрудники не отставали от общего темпа развития науки в те годы. В начале 1960-х годов, называемых сегодня эпохой оттепели, когда усилился интерес к жизни отдельного человека, личности, а не класса, впервые в отечественной практике было проведено массовое криминологическое обследование 200 тысяч осужденных, содержащихся в местах лишения свободы. Полученная информация обрабатывалась с помощью одних из первых в нашей стране электронно-вычислительных машин. В результате исследований собран обширный и интересный материал о личности преступника, причинах и условиях, способствующих совершению преступлений.

По инициативе института в МВД была создана пулегильзотека, сыгравшая большую роль в раскрытии особо тяжких преступлений, связанных с применением огнестрельного оружия. А биологами института была впервые разработана и применена методика, позволяющая различать мужскую и женскую кровь, что вдвое сократило число версий по розыску лиц, причастных к совершению преступлений. Начальником отдела криминалистических исследований Снетковым было разработано новое направление в криминалистике — учение о внешнем облике человека, теория использования субъективных портретов (фотороботов), которая получила широкое применение на практике как в милиции, так и в других правоохранительных органах, успешно развивается и используется до сих пор.

Научный центр полиции. 75 лет на страже правопорядка стоит ВНИИ МВДФото: Pixabay / Fleimax

— Можно ли привести какие-то примеры успешного применения новых знаний и методов?

— Да, конечно. Они, что было типично в те годы, касались отдельных моментов, значимых для истории Советского Союза. Так, в 1960 году по обращению научных сотрудников Центрального музея В. И. Ленина криминалиcтом института Кисиным была проведена экспертиза пальто, в которое был одет Владимир Ильич в момент покушения на него. Цель исследования заключалась в том, чтобы определить, соответствуют ли отметки на пальто входным отверстиям пуль, или это дефекты ткани. Но с момента события прошло 42 года, ткань сильно обветшала.

Для проведения экспертизы было необходимо восстановить в мельчайших подробностях картину ранения Ленина. Кисин изучил и проанализировал показания свидетелей по архивным материалам, использовал фотоснимки из фонда Института марксизма-ленинизма, воссоздавшие картину происходящего 30 августа 1918 года — в момент, предшествующий покушению, во время покушения и сразу после него.

Затем эксперт приступил к исследованию пальто и пиджака Ленина. Экспертиза установила, что на пальто не три повреждения, как считали раньше, а четыре. На пиджаке — три, на двух из которых были заплаты. Анализ фотоматериалов позволил полностью восстановить картину ранения: первая пуля попала в левое плечо, вторая, а не третья, вырвав клок ткани на спине пальто, не задела Владимира Ильича, а попала в работницу Попову. Третья же пуля вошла под левую лопатку и ранила Ленина в тот момент, когда он наклонился немного вперед и стоял спиной к стрелявшей.

Еще один пример. Руководство Музея обороны Брестской крепости обратилось за помощью в институт с целью восстановить, насколько возможно, почти совершенно сожженный текст документов, найденных при раскопках одного из казематов крепости. Работа по восстановлению текста была передана в фотолабораторию института криминалистам Зуеву и Красавину. Ими были применены инфракрасные лучи, которые позволили разобрать... невидимый текст! Он был восстановлен на тридцати документах из тридцати одного. Двадцать три документа представляли собой обрывки учетных карточек членов и кандидатов ВЛКСМ, два — части красноармейских книжек, четыре — ведомости на оплату комсомольских взносов, один документ был частью протокола... Так стали известны новые имена героев Бреста.

— А что касается борьбы с преступностью, рабочих будней милиции, какие тут были новинки?

— Достижений было много. Так, в 70–80-е годы прошлого века группа специалистов института во главе с Сулимовым, одним из ведущих российских специалистов одорологии, в результате многолетней селекционной работы вывела собак для обнаружения наркотиков и взрывчатых веществ. Им же была создана специальная методика применения собак в условиях проведения оперативно-разыскных мероприятий и неотложных следственных действий. Она использовалась в Ростовской школе служебного собаководства для подготовки поисковых собак. Криминалисты некоторых зарубежных стран также взяли на вооружение нашу разработку. Ну а еще совместно с немецкими и венгерскими специалистами сотрудниками института были разработаны оригинальные методики — мы начали формирование «банка запахов» и подготовку собак для работы по этим запахам.

Со второй половины 1980-х годов сотрудниками института был опубликован ряд монографий, пособий, сборников, статей, которые послужили основой для изучения новых видов преступности, создали базу для анализа преступности и ее прогнозирования с учетом латентности. Криминологические исследования последующих лет обеспечили дальнейшее развитие учения о личности преступников и потерпевших. Существенно усилилось внимание к «географии преступности», а в регионах страны были сформированы центры криминологических исследований. Министр Николай Щелоков не раз говорил, что институт — своеобразный интеллектуальный центр МВД, мозг «наших органов внутренних дел».

Достойно прошли лихолетье

— Валерий Васильевич, как институт пережил безвременье 1990-х годов, с чем подошел к сегодняшнему дню?

— Все турбулентности эпохи институт прошел вместе со страной. Ученые института участвовали в боевых действиях в Афганистане и на Северном Кавказе, в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Ярким примером является Герой России, доктор юридических наук Сергей Александрович Селиверстов — ведущий отечественный специалист в области оперативно-боевого противодействия терроризму и экстремизму. Он как ученый-исследователь одним из первых в стране разработал и апробировал теорию оперативно-боевой деятельности по выявлению, предотвращению и пресечению терроризма и экстремизма.

С 1988 по 1995 год Сергей Александрович, будучи командиром отряда милиции особого назначения ГУВД Московской области, руководителем оперативно-боевых групп СОБР и ОСН «Вега», участвовал в спецоперациях по задержанию и ликвидации вооруженных преступников, по освобождению заложников в аэропортах Внуково, Минеральные Воды, в здании ТАСС в Москве, в зоне Осетино-Ингушского конфликта. Лично принимал участие в 150 мероприятиях по задержанию вооруженных преступников и был удостоен высокого звания Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда».

Мне особенно хотелось бы отметить, что ученые, которые служат в органах внутренних дел, — это «полицейские с профессорскими лицами», то есть интеллектуальные, высокообразованные люди, способные решать разносторонние задачи, офицеры, которые должны поддерживать положительный имидж российского полицейского, вызывать уважение и доверие у граждан.

Научный центр полиции. 75 лет на страже правопорядка стоит ВНИИ МВДФото: Официальный сайт Следственного комитета России

ФАКТЫ

— Всего в НИИ МВД трудятся 246 человек, из них 183 человека научные сотрудники. В их числе — 32 доктора и 76 кандидатов наук (специалисты в области уголовного, уголовно-процессуального, административного права, оперативноразыскной деятельности, криминологии, экономики, социологии, психологии, философии).

— Институтом в соответствии с планом научно-исследовательской работы ежегодно проводится свыше 100 исследований (аналитические обзоры с предложениями, методические рекомендации, концепции и др.). Во внеплановом порядке сотрудниками Института готовится более 1000 выходных документов.

— За годы существования Института в диссертационных советах ВНИИ защищено 875 кандидатских и 156 докторских диссертаций.

СПРАВКА

За всю историю института произошло 12 преобразований с изменением наименования и свыше 45 изменений организационно-штатной структуры. После реорганизаций 2015–2016 годов и сокращения региональных филиалов ВНИИ МВД России состоит из пяти научно-исследовательских центров, центра организационного обеспечения научной деятельности, пяти самостоятельных отделов, одной группы, трех направлений и двух библиотек.

В настоящее время институт выполняет функции головной научной организации МВД России в области исследования проблем оперативно-разыскной, уголовно-правовой, уголовно-процессуальной, административно-правовой, криминологической деятельности органов внутренних дел. Накоплен значительный опыт проведения социологических исследований, выработки криминологических прогнозов. Научные школы ВНИИ МВД России заслужили известность высоким уровнем исследований в правоохранительной сфере.

Читайте также: Сотрудница полиции спасла жизнь пассажиру метро в Москве

Google newsYandex newsYandex dzen
Вопрос дня
Кому поставить памятник на Лубянской площади в Москве?