«Мне не нравится быть гардемарином»: актер Владимир Шевельков о причине ухода из профессии
Фото: instagram/vladimir.shevelkov

«Мне не нравится быть гардемарином»: актер Владимир Шевельков о причине ухода из профессии

Интервью

«Вечерка» продолжает рубрику «Зеркало для героя», где известные люди делятся своими мыслями и сокровенным. В преддверии выхода картины «Гардемарины-1787. Война» мы побеседовали со звездой первой части приключений о гардемаринах — режиссером, сценаристом и продюсером Владимиром Шевельковым.

— Владимир, два года назад вы переехали из Санкт-Петербурга в Москву. Над чем сейчас трудитесь?

— Хотел бы сразу отметить, что я полумосквич, учился во ВГИКе и прожил в столице около десяти лет. А два года назад перебрался в Москву только для того, чтобы работать. И сейчас у меня остается все меньше свободного времени. Начал преподавать во ВГИКе на первом курсе актерского факультета в мастерской Александра Михайлова. Есть немало предложений по съемкам.

Пока выбираю. Пишу сценарий. Социальная драма. Позитивная, нелживая. Имею еще несколько проектов, которыми хочется поделиться. Только, к сожалению, не всегда все выходит на широкие экраны...

— В чем причина?

— Например, картину «О чем молчат французы» не выпустили, потому что ее я снял, никому ничего не предложив, «не откатив». Причем внес свои деньги, назанимал. Понадеялся на себя, на свои способности, подумал, что справлюсь. А мне сказали, что если бы я действовал через кого-нибудь, то наверняка с фильмом было бы все нормально.

— Кинематограф сегодня какой?

— Если обернуться и посмотреть на то, что сделано за последние 20–30 лет, ответом можно считать то, что нам показывают по ТВ из года в год в новогодние праздники: «Иронию судьбы, или С легким паром», «Гардемарины, вперед!», «Сердца трех». Каков вывод? То ли ничего достойного не снято, то ли снято не то, что хочется смотреть. Это некий приговор тому, что сейчас происходит в нашем кино.

Если говорить о современных фильмах, такое ощущение, будто они сделаны под копирку. Все одинаково, нет судеб, страданий, чувств, переживаний... Если мы не обратимся к человеку, не начнем снимать истории про людей, то вообще потеряем наше кино, построенное на жизненных принципах.

— «Гардемарины, вперед!» в вашей жизни какую роль сыграли?

— Никакую. Я словно попал в чужой мир. Мне не нравилось быть гардемарином. На самом деле изначально на эту роль утверждали другого актера. Я же думал, что это будет взрослое кино, а оказалось, словно попал в шоу-бизнес, в киноверсию группы «Ласковый май».

— Вы как-то сказали, что комфортно чувствовали себя в актерской профессии, а после «Гардемаринов» интерес пропал...

— Мне просто действительно стало в этой профессии неуютно. Между прочим, я только в этом году, спустя 32 года, наконец-то впервые в жизни посмотрел «Гардемарины» полностью, под куранты и оливье. И обнаружил, что внес немалую лепту в успех картины своей работой. Дал много правильных оценок герою, которые придумал сам. Их было бы еще больше, если бы я со съемок не убегал.

В некоторых запланированных сценах меня просто нет. И с коллегами по актерскому цеху на гастроли не ездил. Считал и считаю себя человеком приличным, поэтому принял решение: если уж не полюбил этот фильм, не имею права кататься по стране и зарабатывать на нем деньги. Нечестно. И еще песня «Не вешать нос, гардемарины» меня сильно раздражала. В этой фразе есть что-то неприличное.

— Тем не менее благодаря «Гардемаринам» Дмитрий Харатьян и Сергей Жигунов были на волне славы, а вы куда-то пропали...

— Я тоже оказался на такой же волне. Просто на концерты не ездил. А исчез я позже. В то время начал сниматься за границей, потом в «Сердцах трех» и принял решение уйти из актерства на десять лет. Но не из кино. Открыл компанию по производству рекламы и клипов. Создавал, например, клипы Татьяне Булановой. И они не сняты под копирку, как большинство наших роликов в то время. Я не считаю правильным брать чужие клипы и их копировать.

У меня было свое собственное изображение, истории и стиль. Никогда ничего «не сдирал». А первый фильм снял спустя 30 лет. Задумал заняться режиссурой еще во время съемок «Приключений принца Флоризеля» в 18-летнем возрасте.

— Никогда не жалели, что оставили актерство ради режиссуры?

— Нет. Я на своем месте. Но есть большая проблема — сейчас пришло время людей уступчивых, готовых во всем соглашаться с начальством. А точнее, с теми, кто платит деньги. Когда советский кинематограф был на подъеме, трудились в этой области творческие люди, настоящие профессионалы.

Администраторы просто помогали правильно тратить деньги. Сейчас наоборот. Они сидят и думают, сколько бы заработать на производстве, где бы найти и как бы пригласить такого режиссера, который будет молчать в трубочку и делать так, как ему скажут. Очень хочется снимать кино с минимальным количеством компромиссов.

— В вашем багаже более 40 фильмов. Какой работой наиболее гордитесь?

— Одна из самых непростых — в картине «Поезд вне расписания», где я предстал простым и добрым парнем. Но для меня неорганично быть нерешительным и тюленеобразным. Понравилась работа в фильме «Признать виновным», где я играл нервного подонка — представителя золотой молодежи. Одновременно снимался в картине «Хозяйка детского дома» с Натальей Гундаревой в роли мягкого, опять же доброго, усыновленного детдомовца. Актерская профессия становится великой, когда у тебя есть время и возможность придумать и создать героя вместе с режиссером. Тогда она интересна. Во всех других случаях — предательство.

— У вас была роль и вне съемочной площадки...

— Да. В конце 1980-х в Питере мой брат открыл семейное кафе и предложил мне подзаработать. Я согласился. Встал за барную стойку. На тот момент «Гардемарины, вперед!» вышел меньше года назад. Я был очень популярным, все узнавали. Многие спрашивали: «А вы что, здесь готовитесь к какой-то новой роли»? Я отвечал: «Не уверен».

— И как справлялись?

— В плане самой работы проблем не возникало. Я умел готовить кофе и мило улыбаться. Актерская деятельность дала о себе знать. Все было бы неплохо, если бы не одно но... Как раз в те годы началась эпоха страшного бандитизма 1990-х. Из творческого мира я погрузился в жестокость, подлость и грязь, видел, как бьют кастетами, монтировками, стреляют. На моих глазах создавались группировки. Приличных, воспитанных ребят-спортсменов, которые туда попадали, убивали первыми. В общем, спустя полгода я выскочил из этого кафе в ужасе. Больше к нему даже не приближался.

«Мне не нравится быть гардемарином»: актер Владимир Шевельков о причине ухода из профессииФото: Из личного архива Владимира Шевелькова

ДОСЬЕ

Владимир Шевельков родился 8 мая 1961 года в Ленинграде. Актер, кинорежиссер, сценарист, продюсер, телеведущий. Заслуженный деятель искусств Российской Федерации. Учился в Ленинградском электротехническом институте. Окончил Всесоюзный государственный институт кинематографии. Член Союза кинематографистов России.

Обожает Флоренцию

Когда Владимир попал во Флоренцию, уже через 15 минут понял, что это его город. И при возможности он бы с удовольствием остался там жить. Флоренция — компактная, гармоничная, очень продуманная. Шевельков сравнил город в Италии с родным Санкт-Петербургом. Говорит, что похожи. А вот Рим ему не по душе. Считает его слишком разным и «лохматым».

Стихотворец и певец

Шевельков начал сочинять стихи лет в 17. Они были о любви, человеческом росте, самовоспитании, терпении, справедливости, взаимоотношениях и о многом другом. Владимир даже подкладывал под них музыку, исполнял песни. На данный момент в его багаже 50 стихотворений и одна поэма. Но мысли издать книгу пока не возникало.

Ценитель хоккея

Будущий актер взял в руки клюшку в пять лет, выступал на «Золотой шайбе». Спустя много лет попал в состав команды артистов «КомАр» благодаря коллеге по актерскому цеху Андрею Соколову. Именно он предложил Шевелькову прийти на просмотр. Несмотря на то что Владимир не надевал коньки более десяти лет, выглядел на льду он вполне достойно. Его взяли. Уже на следующий день вышел на тренировку.

Полюбил Москву

Актер уверен, что за последние десять лет столица очень сильно изменилась в лучшую сторону. По словам Владимира, она стала «крутой и настоящей». Городом, в котором хочется жить, работать, гулять, наслаждаться комфортом. Раньше Шевельков отмечал лишь Красную площадь, Третьяковку и «Блошиный рынок». Сейчас таких мест, где ему нравится проводить время, стало много.

Фильм «Му-му» решил судьбу

Шевельков рос мальчиком спортивным и даже не задумывался о творческой специальности. Интерес к актерству проснулся в нем в 10 лет, когда он зарыдал во время просмотра фильма «Му-му». Одноклассники Володю тогда осудили. Еще они не понимали, почему Шевельков читает на литературе стихи с таким мощным выражением.

Читайте также: Кино для защитника. Что посмотреть в кинотеатрах 23 февраля

Google newsYandex newsYandex dzen
Вопрос дня
Кому поставить памятник на Лубянской площади в Москве?