Ирина Пономарева: Медиаторы помогают столичным семьям урегулировать конфликты
Фото: Pexels / Pavel Danilyuk

Ирина Пономарева: Медиаторы помогают столичным семьям урегулировать конфликты

Интервью

Московская служба психологической помощи запустила тренинги по саморегуляции. Но если самим справиться со сложной ситуацией не выходит, то помочь могут специалисты Службы медиации. За это время они приняли без малого 800 заявок, три четверти из них удалось урегулировать. Директор семейного центра Северного округа и руководитель проекта Ирина Пономарева рассказала «Вечерней Москве», как развивается служба, которая помогает горожанам наладить отношения с близкими.

— Ирина Николаевна, не ошибемся, если скажем, что еще три года назад мало кто из жителей столицы имел представление о службе медиации, а сам термин не вызывал у них никаких ассоциаций?

— Увы, не ошибемся. Представления не было как у жителей, так и у тех, кому предстояло включиться в данную работу: специалисты семейных центров знали о ней лишь поверхностно. Ведь медиация как технология, хотя и опирается на известные всем дисциплины, — вполне самостоятельное направление. Необходимы специальные знания. Поэтому три года назад мы и начали с обучения первых сорока сотрудников.

— Численность специалистов системы социальной защиты населения, оперирующих медиативными технологиями, выросла более чем в пять раз. Это говорит о потребности в подобного рода услугах?

— Несомненно. В 2018 году служба была создана в одном семейном центре Северного округа Москвы, но за короткий срок такие же подразделения открылись в каждом из административных округов. И поверьте, что сидеть без дела медиаторам не приходится. Департамент сработал на опережение, что дало результат. Помните: если звезды зажигают — значит, это кому-нибудь нужно. Статистика бытовых конфликтов имела определенную динамику роста. И найти точку опоры, которая если и не изменила бы кардинально положение, то скорректировала бы его, было необходимо. От идеи до реализации не стали затягивать: мониторинг — статистика — аналитика — вариативность путей решения — продукт. Дальше — развитие проекта.

— Подготовка кадров шла, да и, насколько известно, сейчас ведется без отрыва от производства. Насколько образовательная методика учитывает сегодня уже имеющийся практический опыт?

— Скажу сразу, что теория и практика в сфере медиации изначально идут рука об руку, и процесс этот взаимодополняемый. Отсюда две образовательные платформы, которые нами задействованы: первая обеспечивает получение базовых знаний, вторая — супервизорских компетенций.

— Так было с самого начала?

— Соавторы проекта — благотворительный фонд помощи детям «Иван да Марья» и студия инновационной психологии и медиации «ЭГО» — безусловно, уже на старте исходили из специфики технологии. Первые же «выпускники», прошедшие обучение по их методикам, были отнюдь не теоретиками. В сертификатах, которые они получили, проект назывался «Бесконфликтное общение. Основы медиативного подхода». В 2019 году были выпущены, на мой взгляд, очень профессиональные учебные пособия «Реабилитация кризисной кровной семьи с применением медиативных практик» и «Создание служб медиации в учреждениях социальной сферы». Интересен опыт участия в международной программе повышения квалификации «Медиация: меняется мир, меняемся мы!», а также в международных сессиях в Санкт-Петербурге и Берлине. С включением в процесс Института дополнительного профессионального образования работников социальной сферы (ИДПО) мы вышли на тот уровень подготовки кадров, который характеризует масштабность, системность и академичность.

— Ирина Николаевна, получается, третий год ИДПО готовит будущих медиаторов?

— Совершенно верно. И с 16 марта стартовал новый поток. ИДПО предлагает не только теоретические курсы по самой медиации и получение соответствующего документа об их окончании, но и супервизии. Это повышение профессионального уровня специалиста службы медиации, по итогам которого он может стать наставником и организовать супервизионную работу в своем учреждении. Помимо теоретических и практических занятий, в рамках обучения проходят межведомственные семинары, консультативные и другие мероприятия. Особо выделю дискуссионную площадку, сформированную на базе института, как один из самых эффективных инструментов в деле совершенствования работы служб.

— Что происходит на этой площадке?

— Это открытая территория по обмену опытом, выработке стратегий, корректировке текущих действий. Так что правильнее назвать ее даже неким экспертно-аналитическим центром, где к диалогу приглашаются представители самых разных ведомств, занимающихся проблемами семьи и детства.

— Как в целом межведомственное сообщество интегрировано в процесс медиации?

— Направлений здесь несколько. Как я уже сказала, участие в совместных мероприятиях, где обсуждаются ход и результаты реализации проекта. И это всегда движение навстречу друг другу. Важный аспект — взаимодействие с органами опеки и попечительства, комиссиями по делам несовершеннолетних, откуда регулярно поступают запросы на медиативные услуги. В 2020 году, несмотря на ограничительные мероприятия, мы успели провести установочные встречи и переговоры с представителями таких организаций, как Министерство юстиции РФ, Городской психолого-педагогический центр Департамента образования и науки города Москвы, Национальная организация медиаторов, общественный центр «Судебно-правовая реформа», действующих в профильной сфере и являющихся значимыми субъектами влияния. В проведении процедуры медиации крайне заинтересована служба мировых судей.

— В настоящее время вами разработан проект соглашения с Московским городским судом о сотрудничестве в сфере защиты, обеспечения прав и интересов детей. Звучит весомо.

— То, что к нам сегодня относятся уважительно и как к равноправным партнерам, осознавать, безусловно, приятно, и это показатель нашей работы. Однако груз ответственности колоссальный. Такой, знаете, в прогрессии.

— Количество специалистов системы соцзащиты населения, применяющих медиативные технологии, более 200 человек. Наверное, у вас самое массовое в столице профессиональное сообщество в этой сфере. Чем измерить эффективность такой деятельности?

— Давайте попробуем за теми цифрами, что я сейчас назову, увидеть не просто статистику, а реальную работу, которая помогла нескольким сотням людей. Без малого 800 запросов поступило в наши службы в последние два года. Из них урегулировано свыше 75 процентов конфликтных ситуаций, в которых оказались семьи. По вашему мнению, какой весомый показатель качества работы? В принципе, можете не отвечать. Потому что лучший ответ — слова благодарности, которые медиаторы слышат от людей. А этих самых «спасибо» звучит немало.

— Ирина Николаевна, пандемия добавила какие-либо нюансы в работу?

— Она перевела нас в онлайн, что несколько усложнило процесс проведения медиативных сессий и сказалось на урегулировании споров. Но количественный показатель обращений в 2020 году остался на высоком уровне: более 400 запросов медиаторы отработали.

— Конфликты-лидеры сохраняют свои позиции или в структуре запросов есть изменения?

— Преимущественно обращения связаны с детско-родительскими конфликтами и внутрисемейными спорами. Несущественно, но увеличилось число запросов по разрешению споров при бракоразводных процессах. Сделаю осторожный вывод, что доверять нам стали больше — значит, информация о службе распространяется все лучше.

— Какие информационные мероприятия, по вашему мнению, продвигают медиативные технологии в сознание социума быстрее и эффективнее?

— Абсолютно без реверансов: первое место — у пресс-тура «Недели медиации в городе». Это такое массированное воздействие, которое, хочешь не хочешь, заставляет человека включаться в процесс, задумываться, участвуя в соцопросах, снимать взглядом видеокартинку с мониторов в транспорте, проявлять любопытство перед «открытыми дверями» и так далее. Очень хорошо работают публикации в окружной печатной газете, которая разносится по почтовым ящикам. Информативен портал «Мой семейный центр».

— И все-таки, Ирина Николаевна, что главное, на ваш взгляд, для популяризации медиативных услуг среди населения нашего города?

— Безусловно, это качество и эффективность нашей работы.

ТОП-5 СОВЕТОВ

Конфликт — это нормальное явление, которое не должно страшить. При правильном подходе такая ситуация может стать импульсом для лучшего понимания друг друга. Для этого стоит следовать некоторым советам:

■ Не начинайте разговор в момент, когда испытываете негативные эмоции. Разговор «на грани» не может быть продуктивным. Установите контроль над своими эмоциями.

■ Уважайте расхождения во мнениях. В отношениях уважение равноценно любви и необходимо для благоприятного роста и укрепления брачных уз. Будьте внимательны к партнеру, постарайтесь его выслушать, поставить себя на его место, повторяйте сказанное им, начиная со слов: «Правильно ли я тебя понимаю…»

■ Прибегните к юмору. Тем самым вы разрядите обстановку и развеете конфликт. Будьте тактичны: шутите так, чтобы смешно было обоим.

■ Радуйтесь, когда очередной конфликт преодолен и вы сумели найти общий язык друг с другом, потому что каждое столкновение — это в том числе путь к сближению.

■ Привлеките посредника для разрешения конфликта. Профессиональная помощь медиатора снабдит вас действенными навыками общения и поможет разрешить серьезные разногласия.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Евгений Стружак, министр правительства Москвы, руководитель столичного департамента труда и социальной защиты населения:

— Почти в каждой семье случаются конфликтные ситуации или кризисы. Важно в такие моменты спокойно и взвешенно найти компромисс. Если самостоятельно решить спор не удается или конфликт затягивается, то семья может обратиться в службу медиации, где медиатор-посредник поможет разобраться в проблеме.

В Москве работает 11 окружных служб медиации — единая сеть центров, куда можно на условиях анонимности обратиться за помощью.

КАК У НИХ

Службы медиации сегодня есть во многих странах мира. Существует даже типовой закон о медиации, который разработан комиссией ООН по праву международной торговли. В пояснительной записке к нему содержится обзор по юридическому эффекту и обязательности соглашений, достигнутых в ходе медиации в тех странах, где данный институт уже нашел свое применение.

Соединенные Штаты Америки. Здесь работает Единый закон о медиации. В стране приветствуется решение споров в досудебном порядке, поэтому медиация активно применяется в решении конфликтов разного уровня. Без медиаторов в сфере экономики, политики, бизнеса в этой стране не проходит ни один серьезный переговорный процесс. А еще в США занимаются разработкой новых методов медиации — научная работа ведется на базе Национального института разрешения диспутов.

Великобритания. В этой стране медиация очень популярна, процедура примирения с участием нейтральных посредников пользуется огромным спросом. В Великобритании даже есть телефонная служба, специалисты которой могут дистанционно помочь в решении спорного вопроса. Кстати, в случае обращения за судебной защитой, если сторона в рамках судебного спора отказывается от использования процедуры медиации, на нее возлагаются все судебные расходы вне зависимости от результатов рассмотрения спора.

Германия. Институт медиации встроен в систему правосудия, что помогает значительно снизить количество судебных разбирательств. К слову, такой подход используется не только при семейных конфликтах. Также во многих немецких школах права введен постоянный курс медиации.

Австрия. В этой стране профессия медиатора имеет официальный статус, также действует федеральный закон, который регулирует подготовку таких специалистов.

Китай. Порядка 30 процентов споров в Китае решается во внесудебном порядке, а такое соглашение приобретает силу судебного решения.

Гонконг. Соглашение, заключенное по результатам медиации, имеет одинаковую силу с третейскими (арбитражными) решениями, независимо от того, была ли данная процедура возбуждена в рамках уже имеющегося судебного производства или нет, но только в отношении сторон, между которыми существовала договоренность о передаче спора в третейский суд.

Читайте также: «Мне страшно»: Хаматова эмоционально рассказала о своем опыте материнства

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse