Александра Маринина: Не знаю, что такое «качество литературы»
Фото: Пресс-служба издательство «Эксмо»

Александра Маринина: Не знаю, что такое «качество литературы»

Литература

Александра Маринина — одна из тех, кто в 90-х своими детективами, издаваемыми огромными тиражами, проложила дорогу в литературу другим женщинам-писательницам. Она стала «звездой» больше 20 лет назад, но и тогда, и теперь остается в стороне от суеты. Чем живет и о чем думает сегодня «мать» русского женского детектива? Ей — слово.

У меня не было ни единого шанса писать что-то, кроме детективов. Ни фэнтези, ни лирика, ни что-то еще не были мне интересны. И писать в этих жанрах я не стала бы. Я вообще после выхода в отставку стараюсь не делать того, что мне не интересно. Когда хочется — пишу не детективы, а нечто совсем иное, но ни любовных романов, ни фэнтези!

Крайне редко, начиная писать детективную историю, я знаю ответ на вопрос: «Кто убил». Он мне в принципе не интересен. Какая разница, кто убил? Оно потом придумается, по ходу. Главное для меня — с самого начала понимать: зачем я рассказываю эту историю? Для чего? Над каким вопросом мне интересно поразмышлять сегодня? Как только я это начинаю понимать — начинаю конструировать сюжет, который позволит рассмотреть проблему. А ответ на вопрос: «Кто убил?» — это так скучно... Если читателя интересует только это, то к его услугам огромное число прекрасных писателей, которые затейливо и остросюжетно приведут его к разгадке. Я к числу этих писателей не принадлежу.

У меня вообще нет музы. И вдохновения не бывает. Наверное, я неправильно устроена, но для меня написание книг это очень тяжелый труд. Как и в любой работе, часто наступают периоды истощения, застоя, когда и сил, и желания что-то делать нет, и текст не идет, и хочется все бросить. Один раз бросила, написав около ста страниц, но спустя несколько лет вспомнила о замысле и поняла, что он вполне соответствует моему состоянию ума и души, и решила вернуться к тексту. Перечитала, не понравилось. Все удалила, начала заново и все-таки написала.

Не знаю, что такое «качество литературы». Большие продажи имеют под собой только две причины: либо люди действительно хотят это читать, либо книгу хорошо и правильно разрекламировали. Иногда обе причины сливаются вместе, иногда существуют по отдельности. Каковы показатели «качества»? Увлекательность? Полезность с точки зрения добавленного знания? Может быть, глубина проработки философских вопросов? Стилистическая выверенность? «Качество литературы» — это тоже придуманный миф. То, что является настольной или «подподушечной» книгой на все времена для одного, может представляться другому страшной белибердой и пошлостью. Так чье мнение мы учтем при определении качества?

Я никогда не сталкивалась с завистью коллег, ведь я ни с кем из них не общаюсь.Я домоседка, ни в каких обществах и союзах участия не принимаю. Может быть, кто-то и завидует, не знаю, но испытывать на себе в открытую не приходилось. Конечно, обо мне говорят много гадостей, критикуют весьма уничижительно и порой оскорбительно, даже по-хамски, мне это прекрасно известно. Если я принимаю подобные высказывания близко к сердцу и расстраиваюсь, меня пытаются утешить именно этим аргументом: «Он/она просто тебе завидует». Насколько это близко к истине — судить не берусь.

Очень хотелось бы надеяться, что мифические ценности вроде «моды», «бренда», «последней коллекции» и всякого гламура канут в вечность. И еще хотелось бы, чтобы люди поняли: все, что нам нужно, находится в нас самих, а не во внешних раздражителях типа шумных компаний, ночных клубов и великосветских тусовок. Если я хоть чуточку могу разбираться в поведении и мотивах людей, то потому, что давно живу. А вовсе не потому, что когда-то занималась изучением личности преступника. Криминологические знания основаны на типологии и классификации; они не имеют перед собой цели «залезть в душу», у них другие задачи. Но для добывания этих знаний мне приходилось разбираться с жизнью конкретных преступников, отбывающих наказание. Однако это не означает, что такая работа научила меня разбираться в людях. Умение разбираться в людях — это миф. Разобраться в человеке невозможно, слишком уж сложно у него в голове все устроено.

Александра Маринина может все, что угодно, ибо ее не существует. Это псевдоним. А я, Марина Алексеева, наверное, смогу нарушить закон, если потеряю голову от страха за жизнь кого-то из своих близких. Ни один человек не сможет с уверенностью сказать, как поведет себя в ситуации, в которой раньше не бывал. Мы не то что других людей до конца не понимаем, мы и в самих себе разобраться как следует не можем.

Написание книг по степени важности в моей личной табели о рангах далеко не на первом месте. Самое важное для меня — любимый муж, его здоровье и душевный комфорт. Затем идет самоподдержание, поскольку очень не хочется на старости лет превратиться в развалину, впавшую в маразм. Физические нагрузки, тренировки мозга и памяти, занятия музыкой — одним словом, все, что доступно. Далее — чтение и кино. Все-таки читать я люблю больше, чем сочинять. А вот то, что после всего вышеперечисленного остается, отдается написанию книг.

Мне не нужны дома за границей. Даже — в Подмосковье. Нам с мужем вполне достаточно одной московской квартиры, из которой мы, была бы наша воля, вообще не выходили бы. Выходить, однако, приходится в любую погоду, ибо псу наши резоны до лампочки, ему надо. Мы люди тихие, спокойные, и нужно нам очень немного.

КСТАТИ

В рейтинг книг, самых читаемых осужденными, вошел детектив Александры Марининой «Стилист». Он оказался на десятой строчке. Возглавил же десятку роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита».

Читайте также: Как появился роман «Унесенные ветром» и почему он стал несчастьем для автора

Google newsGoogle newsGoogle news