Главное
Карта событий
Смотреть карту

Мэр Москвы Сергей Собянин: Мое правило — не останавливать развитие города

Сюжет: 

Эксклюзивы ВМ
Город
Мэр Москвы Сергей Собянин: Мое правило — не останавливать развитие города
Мэр Москвы Сергей Собянин в студии телеканала «ТВ Центр» отвечает на вопросы горожан. Главной темой стала специальная военная операция и развитие столицы / Фото: Максим Мишин / Пресс-служба мэра и правительства Москвы

В среду вечером, 7 декабря, мэр Москвы Сергей Собянин в прямом эфире телеканала «ТВ Центр» ответил на самые важные и актуальные вопросы жителей города. Конечно, главной темой эфира стала специальная военная операция, ситуация на Украине. Рассказал глава города и о поддержке бизнеса, и о дальнейшем развитии столицы. Главные цитаты из интервью мэра Москвы — в нашем материале.

Наши сильные стороны

— Начало 2022 года было ознаменовано уверенностью, что самые сложные времена миновали. Мы научились бороться с ковидом, да и сам вирус ослаб. И в целом в мире экономическая ситуация стала стабилизироваться, экономика снова начала набирать темп. Это были месяцы позитивной динамики во всех сферах жизни. С другой стороны, было ощущение, что напряжение, которое складывалось вокруг Украины, международная ситуация, масса провокаций, гибнущие мирные жители — все это давало ощущение, что миром это не кончится. И это, конечно, вызывало тревогу.

— Ситуация в марте складывалась крайне непросто. Чем она закончится и какой тренд будет в экономике, тогда сказать было достаточно сложно. То, что нарабатывалось годами, а может, даже десятилетиями — взаимодействие особенно с европейскими странами, — было нарушено. Наши иллюзии по поводу того, что Запад относится к России дружелюбно, что он настроен на выполнение всех международных договоров, что превыше всего для них свобода слова и частная собственность, закончились разом. Наплевали на все правила игры, объявили нам, по сути дела, санкционную войну, набросившись на Россию, чтобы ее попросту уничтожить.

— Для нас наступила новая реальность, которая заключалась в том, что мы, по большому счету, остались одни. Один на один с половиной мира. И в этой ситуации, конечно, ощущение было сложное. Но, на мой взгляд, было очевидно и другое — нас просто недооценили. Они считали нашу страну такой, какой она была несколько десятилетий назад. Что это некий сырьевой придаток, который без Запада существовать не может, и любой щелчок, любые санкции повлекут за собой то, что все рухнет как карточный домик.

Что мы не сможем существовать без международного рынка, огромного потока западных товаров. Что народ России выйдет на улицы с протестом из-за этих санкций. Что руководство страны и бизнес запаникуют. Но ничего этого не произошло. Они недооценили ни нашу страну, ни наш народ, ни управление страной. Поэтому было сразу ощущение, что мы точно выстоим в этой ситуации. Но как будут развиваться события, до конца первой недели было непонятно. И как будем этому противостоять.

— Проводится специальная военная операция на Украине. По сути дела, там идет война, но мы же воюем не с Украиной — на ее стороне все НАТО, со всеми своими технологиями, вооружением, информацией, специалистами, которые командуют украинскими войсками. С другой стороны, каждый день придумывают санкции, которые секторально отрубили бы нас от всего мира, загнали в угол.

— Сейчас мы тоже одни. Но России не привыкать — мы всегда жили так. Когда у нас были сторонники, которые, несмотря ни на какие сложности, будут идти с нами до конца? У нас всегда было два союзника — армия и флот. Так они и остались. Ничего в этом плохого нет. Наша страна сильная, способна пережить и не такие кризисы. В конце концов, огромное количество стран в мире понимают нашу правоту, но не могут это сказать во весь голос.

Продуманные решения

— Ситуация была непростая с точки зрения психологии и политики. Мобилизации не было со времен Второй мировой войны, Великой Отечественной. Многие политики решили пополнить свой политический капитал на этом — лили крокодильи слезы, развернули правозащитную деятельность. Но при этом надо было понимать, что это вынужденная мера. Президент не просто так ее принял. Против нас обрушилась вся машина натовского блока, и ей нужно было противостоять. Совершенно очевидно, что теми ресурсами, которые у нас были на начало СВО, эту проблему не решить. Если бы мы не провели мобилизацию, то пожали бы гораздо более худшие последствия.

— В первую очередь надо было быть ответственными в данной ситуации, а не просто заниматься популизмом. Второе — было огромное количество технологических проблем, потому что вся система воинского учета и призыва работала на срочную службу, на небольшие объемы.

Здесь резко необходимо было начинать работу с огромным количеством людей. Нужно было обновить списки, сделать их в электронном виде, составить новые регистры, уточнить учетные данные. И все это за считаные дни.

Действительно, было много ошибок, и их надо было исправлять. Была создана система 122, когда человек мог обжаловать призыв или уточнить какие-то данные. Созданные новые, по сути дела, пункты воинского призыва, куда военнослужащие могли прийти и получить весь спектр услуг, пройти медкомиссию, пообщаться с родственниками. Это была непростая задача, но она была необходима для нашей страны.

— Рассуждения о том, что в Москве призывали по частичной мобилизации меньше людей, просто бессовестные. Ничего такого близко даже не было. Количество людей, которые были мобилизованы, находились в той же пропорции, как и по другим регионам. Кроме того, надо учитывать специфику Москвы. У нас количество людей, которые имеют бронь, несоизмеримо больше, чем в других регионах. А значит, база для призыва у нас значительно меньше, чем у других.

— Мы понимали, что военнослужащие будут обеспечены всем необходимым. Но от Москвы они получали дополнительный комплект вещевого довольствия. Также мы активно взаимодействовали с руководством войсковых частей, куда поступали наши мобилизованные. Смотрели за их бытом, питанием, размещением. За этот период времени мы помогли модернизировать около 13 тысяч мест для размещения мобилизованных.

— Недавно я ездил на Донбасс. Одно дело приехать повздыхать, как вам здесь тяжело, другое дело — реально помочь людям. Целый ряд регионов создают оборонительные линии, и сделать это надо с помощью профессиональных строителей, а не силами простых солдат, которые вынуждены сами лопатой работать под непрерывным огнем противника. Москва отправила туда строителей, которые помогают строить противотанковые рвы, пирамиды, траншеи, окопы, укрытия для техники и многое другое. Я надеюсь, это спасет многие жизни наших солдат.

— Сообщения о второй волне мобилизации, мне кажется, делаются в провокационных целях, чтобы создать у людей тревожное состояние, чтобы люди разбегались из страны. Ни о какой второй волне никто вообще не говорит — такой необходимости сегодня нет.

Своевременная помощь

— Донецк и Луганск — наши города-побратимы. Мы активно работаем над восстановлением социальной инфраструктуры, жилья и в первую очередь подготовкой к зимнему отопительному сезону, потому что ситуация с инженерией там просто аховая. Особенно в Донецке, который больше всех пострадал от обстрелов и сегодня находится в такой зоне, когда каждый день прилеты. Сегодня несколько сотен наших работников находятся там, оказывая поддержку аварийным бригадам.

— Буквально за считаные дни огромное количество семей оказалось без своих кормильцев. У многих была просто растерянность: как дальше жить? Центр поддержки семей мобилизованных начал заниматься всеми проблемами, не отмахиваясь ни от кого. Всего у нас поступило за это время около 20 тысяч заявлений, в том числе 18 тысяч — в области адресной финансовой поддержки, просьбы по трудоустройству, переобучению, получению новой профессии, устройству детей в детские сады, заявки на продленку, платное питание.

— Мы отказались от салютов, от больших уличных концертов, но, тем не менее, это полноценный Новый год. Те доходы, которые мы получим от праздничных мероприятий, направим на поддержку военнослужащих, их семей, на восстановление новых территорий. Праздник должен быть посвящен в первую очередь им. Но праздник должен быть праздником.

Антикризисные меры

— С точки зрения экономического кризиса набор мер поддержки стандартен. Это субсидирование кредитных ставок, гарантии бизнесу, льготные инвестиционные кредиты, точечные адресные меры поддержки для отдельных предприятий. Из того, чего не было ранее — пришлось практически полностью менять логистику товарных потоков. Во времена ковида мы потренировались, но такого масштаба не было. Тем не менее все те механизмы, которые были наработаны во время пандемии, во время санкционной войны были включены незамедлительно.

— Правительство Москвы само по себе вряд ли могло решить все проблемы. Правительство России и Москва работали как одна команда — под руководством президента. Мы делали со своей стороны все, чтобы те меры поддержки, которые мы традиционно оказываем, функционировали. И, во-вторых, вводили дополнительные меры по тем секторам, которые оказались наиболее подвержены санкциям. Всего около 80 различных мер поддержки было введено.

— Один из главных показателей во время любого кризиса — это психологический настрой всех участников процесса: и населения, и бизнеса, и правительства. Бизнес чувствует настрой власти, ее уверенность или, наоборот, неуверенность. И ему эти сигналы очень важны. Особенно важно, что ты находишься рядом с ними, что ты их слышишь. Поэтому я тоже практически каждый день встречался с бизнесменами, слушал их, мы принимали оперативно решения, апеллировали к правительству. Сам этот процесс, когда бизнес уверен, что его слышат и поддерживают, его не бросят, дорогого стоит. Да и в целом российский бизнес много чего в своей жизни видел, и его просто так не напугаешь.

Ситуация была не паническая, хотя было много тревог и опасений. Но по прошествии этих месяцев можно сказать, что опасения не сбылись и наш бизнес быстро адаптировался к этой ситуации.

Экономическая перспектива

— Многие конкуренты ушли, но пришли другие проблемы. Ведь ушли компании, которые поставляли комплектующие, детали. Практически ни одна страна в мире не производит все сама, и, так или иначе, надо закупать товары. Даже в сельском хозяйстве, где, казалось бы, мы достаточно независимы, все равно есть определенный спектр вещей, которые приходится закупать. Поэтому никто не радовался и не потирал руки, что теперь он развернется. Тем не менее бизнес отдавал себе отчет, что действительно открываются новые возможности. И многие ими воспользовались.

— Автомобильная отрасль оказалась самой пострадавшей. Все бренды в одночасье взяли и объявили, что они уходят из России. Думали, наверное, что у нас теперь лет 100 не будет производиться никаких автомобилей и мы будем чуть ли не на телегах ездить. Но, как оказалось, заводы постепенно восстанавливают свою работу. На первом этапе отверточная сборка, дальше мелкоузловая с большим объемом производства деталей в России, а затем с выходом уже на свои проекты. То, что завод «Москвич» сохранил коллектив, возможности работы и нашел партнеров, запустил линию буквально за шесть месяцев — дорогого стоит.

Кроме того, мы начали задумываться над тем, что не вечно же нам зависеть от ключевых компонентов при автомобилестроении. Надо нарабатывать и свою платформу, и свои автомобили. И здесь, конечно, наиболее перспективная платформа — для электроавтомобилей, потому что именно этот тип будет определять будущее в ближайшее десятилетие. Нам надо не только догонять, а делать шаги, которые бы поставили нас в один ряд с ведущими технологическими державами мира.

— В доходах Москвы нефть и газ составляют чуть больше трех процентов. Основные доходы мы получаем от торговли, финансового бизнеса, промышленности, транспорта, услуг. В столице работают около 800 тысяч юридических лиц, и каждый приносит по копеечке в казну, что создает устойчивый баланс.

— Еще до кризиса было много прогнозов. Говорили, что, если будет СВО, тогда доллар будет стоить 200 рублей, инфляция будет 100 процентов, а банки все рухнут. Чего мы только не начитались и не наслушались. Но финансовая система выстояла, у нас ни одного практически серьезного банкротства за этот период не было. Ставки Центрального банка более-менее стабилизировались. По банковской системе, пожалуй, был нанесен самый большой удар, потому что ее отключили от международных платежей. Многие банки включили в санкционные списки, но они все работают.

— Рост цен удалось приостановить благодаря целому ряду решений. Во-первых, наполнение товарной массой. У нас не было пустых полок, хотя в самом начале был серьезный ажиотажный спрос. Мы видели пустые полки магазинов на Западе, а у нас этого не было. Во-вторых, Центральный банк ввел достаточно жесткие меры по оборотным кредитам, поставкам, сгладив спекулятивный спрос. В-третьих, удалось заново выстроить логистические цепочки. Количество товаров, ввозимых из западных стран, составляло примерно 56 процентов.

И, представляете, эти 56 процентов сказали: «Стоп, мы не повезем». Казалось бы, оставшиеся товары должны вырасти в цене в десять и более раз, но этого не произошло. Бизнес нашел новые логистические пути, партнеров и достаточно быстро заполнил прилавки.

— Сегодня в условиях санкционного давления, проблем и так далее у нас ни одна программа не остановлена. Ни одна! Мне сейчас задают вопрос: «А вот реновацию, наверное, сейчас остановите?» Нет, не остановим! «Вот вы сейчас остановите строительство метро». Нет, не остановим! Ничего мы нигде не уменьшили и не отступили ни на шаг. Вы же видите, как мы работаем.

— В следующем году нам нужно перейти к росту экономики. У нас и сегодня по целому ряду отраслей неплохая динамика, в том числе по обрабатывающей промышленности мы закончим год с 10-процентным ростом. Предполагаем, что многие из этих проблем отойдут и объем торговли, общепита, услуг восстановится в следующем году. Насчет обрабатывающей промышленности мы видим, что точно будет положительная динамика.

— Мое правило и правило столичного правительства — несмотря ни на какие проблемы и сложности, не останавливать развитие. Все наши инфраструктурные проекты — это мощный толчок для развития городской экономики в целом.

КСТАТИ

Формат празднования наступающего 2023 года москвичи определяли с помощью голосования в проекте «Активный гражданин». За два с половиной дня свое мнение высказали около 300 тысяч человек. Более 80 процентов из них поддержали проведение новогодних мероприятий и праздничное оформление города.

В преддверии праздников улицы и парки столицы украсят уже имеющимися конструкциями, часть из них передекорируют в соответствии с датой и символикой этого года. Для семей участников СВО подготовят новогодние утренники, праздничные экскурсии, кулинарные мастер-классы и бесплатные билеты на каток ВДНХ.

Во многих парках и на фестивальных площадках пройдет сбор гуманитарной помощи, а все желающие смогут воспользоваться почтой Деда Мороза, чтобы отправить поздравительные открытки воинам и жителям новых регионов.

Подкасты
Эксклюзивы