Всегда быть при деле
Николай Александрович Шавыкин и его любимый конь Ватсон / Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Всегда быть при деле

Город
Смысл жизни для москвича Николая Шавыкина всегда составляли работа и страсть к путешествиям. Сумел он сохранить интерес к жизни и тогда, когда вышел на пенсию.

Высокий, худощавый, осанистый, 80-летний Николай Шавыкин показался мне похожим на Василия Ланового. Вряд ли в юности кто-то мог указать ему на сходство со знаменитым актером: слишком небольшая возрастная разница у них, так что решение поступать во ВГИК московский паренек Колька Шавыкин принял, как говорится, не под давлением популярности исполнителя роли Павки Корчагина.

— Случилось у меня завихрение такое, решил актером стать. Но, конечно, только меня во ВГИКе и ждали... Как узнал, какой там конкурс, махнул рукой и решил в Рыбный институт поступать, он рядом с Тимирязевским прудом был. Мать возмутилась: не дури! Не понимаешь, чего хочешь, так иди в техникум электромеханический, как брат.

В общем, сдал экзамены. Ну а дальше почти так, как по писаному Юлием Цезарем: пришел, увидел симпатичную девчонку и... Насчет «победил не победил» история умалчивает, да и не важно это, потому что настоящую победу он праздновал несколько лет спустя, когда его Наташка согласилась вый ти за него замуж. Но в техникуме тогда остался.

Вспоминая историю знакомства с будущей женой, Николай Александрович сегодня убежден, что все, кажущееся когда-то случайностью, на самом деле судьба подкидывает тебе как загадку на сообразительность: ну-ка, догадайся, тебе это нужно, стоит ввязываться? Угадаешь — получишь бонус.

Он угадал. Работавший тогда уже руководителем группы в Институте автоматики и телемеханики Николай Александрович по просьбе кого-то из приехавших в учреждение посетителей спустился к бюро пропусков. Молоденькая сотрудница бюро в это время открыла сумку, из которой выпала… шпора. Девушка рассказала, что обучается езде на лошадях, и предложила: «Приходите на тренировку, вам понравится!»

Он пришел в конюшню, начал учиться, а через некоторое время стал такой класс показывать, что ему предложили работать тренером. Так в его жизни появилось дело, которое осталось с ним навсегда — лошади. Он же, в свою очередь, заразил лошадников своей давней страстью — любовью к походам и путешествиям. Сначала предложил им на Соловки съездить.

— Ну, кричали-то многие, а поехали всего четверо: я, парень один и две девушки, среди них — моя будущая жена. Я на Наташку сразу внимание обратил, она «в фигурке» ездила, то есть осваивала котильон, фигурную езду на лошадях. Это как... Выступление ансамбля «Березка» наверняка видели? Вот это так же красиво, глаз не оторвать, — объясняет Шавыкин.

В походных условиях люди мгновенно раскрываются, сразу понимаешь, кто чего стоит. Девчонки оказались настоящими бойцами, а парень — не подходящий для этого дела человек. Николай Александрович поясняет: лентяй, ничего делать не умел, не хотел и учиться отказывался.

— Ну а кто ничего не умеет, хотеть не должен! — Шавыкин сурово сводит брови и рубит ребром ладони воздух. И продолжает: — Я вот в институте всю жизнь проработал и давно понял про себя такую вещь: я начальником быть не могу. Потому что работал всегда по принципу: хочешь, чтобы получилось хорошо, сделай сам. Мне было проще самому с заданием справиться, чем отчитывать кого-то из подчиненных за ошибку или небрежность. Тем более я, каюсь, ненормативной лексикой в таких случаях пользовался активно. Так что карьеру с таким подходом строить сложно было, да и не стремился я особо. Зачем год или два на диссертацию тратить, если я и так побольше иного доктора наук порой зарабатывал. Редактурой, между прочим.

Всегда быть при делеКулинария — не единственное хобби Шавыкина / Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Редакторские способности Шавыкин открыл в себе одновременно с большим количеством «ляпов», которые вылавливал в исторических книгах. Это случилось уже во времена перестройки, когда его Наташка, прекрасный схемотехник, оставшись без работы, пошла торговать книгами. А муж ее, как человек любознательный, читая эти книги, обнаружил, что некоторые авторы с историей не в ладах: факты путают, события перевирают. Однажды, возмущенный очередной неточностью, он позвонил в издательство и высказал свое «фэ» редактору. Тот поинтересовался: кто вы, да что, ах, историю хорошо знаете, угу-угу... Послушайте, Николай Александрович, а не хотите попробовать рукопись отредактировать? Видимо, результатом работодатель остался доволен, если стал Николай Шавыкин постоянные заказы получать. А однажды ему предложили: сядьте за книгу, у вас должно получиться. Тема — ваша любимая, история морского флота... Так что Николай Александрович — автор трех книг.

А еще писал рассказы, сюжеты для которых черпал из путешествий с друзьями и женой: весь Русский Север, Кольский полуостров, Заонежье, всю Карелию сверху донизу прошли, Тиманский край, Урал...

— Вдвоем с Наташкой мы и в сибирской тайге побывали, и в Забайкалье. Эх, какие мы с ней друзья были, ближе не бывает. Восьмой год уже, как не стало моей Наташки. Когда это случилось — состояние у меня такое было, хоть вой в голос.

За то, что не сломался тогда, говорит «спасибо» работе, друзьям да лошадкам своим. А два года назад попрощался он и с любимым институтом. В заявлении написал: «Прошу уволить в связи с полным отсутствием работы». Раскладывать пасьянс на компьютере, убивая таким образом рабочее время, считал стыдом несусветным. Не умеет он сидеть без дела. Не так воспитан. Дедом, который до революции обувное предприятие в Москве держал и сыновьям внушал: «Вы должны уметь все, что умеют мои работники, только делать это обязаны лучше их». Отцом, который вернулся с войны без руки, но, будучи прекрасным мастером, переквалифицировался в обувщика-модельера, что спасло семью от голода.

Всегда быть при делеНиколай Шавыкин, автор трех книг, всю жизнь изучает историю морского флота / Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Кто-то удивится: какие такие дела могут быть у пенсионера, чтобы день его был расписан, как у Николая Шавыкина? А вот он не понимает, откуда у людей время для безделья и скуки находится? Он, например, всю работу по дому выполняет сам, иначе, шутит, шампиньонами зарасти можно. Не мыслит он себя и без общения с друзьями-лошадниками: в конюшне ему по-прежнему и люди, и животные рады.

— А еще у меня хобби есть — я готовить люблю, — говорит он. — Заготовки делаю, по 200 банок на год. Приезжайте, я вас наливкой своей угощу. Может, и рецепт дам. Если понравится, конечно.  

Google newsGoogle newsGoogle news