Главное
Карта событий
Смотреть карту

Инвесторов ставят на путь исправления

Город
Инвесторов ставят на путь исправления
Проект жилого комплекса на Софийской набережной, разработанный одним из финалистов конкурса — архитектурным бюро Сергея Скуратова. Теперь в рамках программы реновации он будет заниматься разработкой концепции квартала в Царицыне / Фото: Виктор Обвинцев, проект одного из финалистов конкурса
Одобрен финальный вариант проекта малоэтажной застройки Софийской набережной. Исторические здания у реки отреставрируют, а за ходом работ проследит ЮНЕСКО.

Территория входит в охранную зону Московского Кремля — объекта культурного наследия ЮНЕСКО, поэтому имеет строгие ограничения по высотности застройки и другим параметрам. Инвесторы вплотную работают со специалистами Мосгорнаследия по предстоящей реставрации исторических зданий. В ходе работ эти и другие инвесторы, занимающиеся восстановлением памятников в городе, могут наткнуться на подводные камни, сказал в интервью «ВМ» первый заместитель Мосгорнаследия, главный инспектор в области государственной охраны объектов культурного наследия города Сергей Мирзоян.

— Сергей Михайлович, какое количество объектов наследия в столице и сколько из них нуждается в уходе, охране и реставрации?

— В городе насчитывается выше 5,5 тысячи объектов наследия, к ним нужно добавить порядка двух тысяч выявленных за последние 10–15 лет. Из этих 7,5 тысячи памятников культурного и исторического наследия четыре тысячи — это здания, полторы тысячи — некрополи. Невозможно заниматься всеми сразу, к каждому объекту инспектора не приставишь, мы решили сконцентрироваться на определенных. Два года назад мы проинспектировали все здания в перечне, как раз в это время вышло новое постановление правительства России, в котором прописывались критерии неудовлетворительного состояния исторических зданий. В результате выяснили, что в городе насчитывается порядка 250 строений в неудовлетворительном состоянии. Именно на них мы решили сконцентрировать наши усилия, таким образом сдвинув ситуацию с мертвой точки. Мы резко увеличили количество противоаварийных работ. Если за 2013– 2014 годы укрепили всего четыре объекта, то только в прошлом году их было свыше 20.

— Что значит — противоаварийные работы?

— Это означает, что объект выведен из аварийной ситуации и может дождаться реставрации. Среди них — пять зданий на «Золотом острове» Софийской набережной. Сейчас инвестор начал реализацию проекта по реновации этой части города. И первая их задача — сделать реставрацию строений. Противоаварийные работы они уже провели. Сдвинулась с мертвой точки и история с домом Быкова, здание ждет капитальное обновление фасадов. Не дали разрушиться и дому с атлантами на Солянке, 7. В ближайшее время выставим его на торги и будем рассчитывать на то, что он получит своего рачительного собственника. Для нынешнего владельца — госкорпорации «Ростех» — это здание — непрофильный актив.

— Город участвовать в торгах не будет?

— В данном случае нет, зданием должен заниматься инвестор, у которого больше средств на его комплексную реставрацию. Я называл цифру в 250 сооружений, находящихся в неудовлетворительном состоянии, но в Москве всего 500 зданий, которым нужна комплексная реставрация. Иногда восстановить их намного сложнее и затратнее, нежели небольшие здания, у которых осталось две стены.

— Почему?

— В подобных домах необходимо восстанавливать сохранившуюся живопись, подбирать аутентичные материалы. Со своей стороны мы требуем следовать проектам при реставрации объектов. Показательный пример — в подвале дома Булгакова прорубили окна, мы остановили ход работ, заставив вернуться к первоначальным решениям.

— А бывают ситуации, когда необходимо отойти от проектов?

— Да, такое случается. Например, при реставрации здания под гипсокартоном обнаружили живопись. Что делать? Реставрировать. Но в проекте этого нет. Значит, нужно его дорабатывать. Подобные сюрпризы могут увеличить сроки реставрации, да и не всегда собственники хотят этим заниматься, но мы требуем пересмотра объема работ.

Бывало, конечно, и так, что арендаторы старались упростить себе задачу, не обращали внимания на находки. В подобных случаях работы останавливались, мы возвращались к проектам, и, оплатив необходимые штрафы, собственники вставали на путь исправления. Проверяем их затем в среднем раз в месяц. Иногда можем чаще, как, например, в Рублево-Архангельском историческом комплексе.

— А как сами инвесторы реагируют на такой контроль и давление со стороны городских ведомств?

— Программа «1 рубль за 1 квадратный метр» не всегда шла гладко. Были примеры, когда инвесторы, взяв объекты, переоценили свои возможности. Например, у объекта в Настасьинском переулке трижды менялся арендатор.

Вначале инвестор в ходе торгов серьезно повысил планку оплаты, затем не рассчитал объем реставрационных работ. В результате договор пришлось расторгнуть. Те же компании, у которых открыто финансирование, сдают в среднем за полтора-два года. Есть и те здания, на приведение в порядок которых уходит пять-шесть лет. Среди них — усадьба на Николоямской, 52.

Дом напротив пока в работе, его взял инвестор по программе «1 рубль за 1 квадратный метр». Дело сдвинулось с мертвой точки только после смены учредителей фирмы.

Однако они уже столкнулись с рядом сложностей. Главная из них — это сохранить конструктив самого здания и переложить сети, которые сейчас в плачевном состоянии.

Но мы знаем об этих проблемах и каждому арендатору стараемся помочь.

СПРАВКА

В столице насчитывается 35 утраченных объектов. Они расположены в основном на присоединенных территориях. Находясь на балансе Московской области и без должного ухода, они оказались разрушенными за 20– 30 лет. Среди утраченных объектов есть парк, в котором вырубили деревья, в плачевном состоянии — усадьбы Бергов и Виноградово. Подмосковные власти обещают ими заняться в 2018 году.    

Подписывайтесь на канал "Вечерней Москвы" в Telegram!

Подкасты