- Город

Остановишься - уже не тронешься

Прощание с Юрием Лужковым пройдет в храме Христа Спасителя 12 декабря

Опрос показал, какую зарплату россияне считают справедливой

Дедушка убитой студентки РУДН раскрыл подробности трагедии

Россияне смогут обращаться в больницы и поликлиники без полиса ОМС

Время творить чудеса: в Москве собрали «Корзину доброты»

Топ-5 грехов новой Мосгордумы

Спасти еду, чтобы спасти людей

Каких специалистов ценят в столице больше всего

Как распознать редкие и дорогие монеты в своем кошельке

«Я очень по вам скучала»: София Ротару выступила в Москве

Москвичи выбрали приоритеты благоустройства дворов

Он сумел удержать Москву, когда все рушилось. Умер Юрий Лужков

Назван главный цвет 2020 года

Собчак высказалась о скором крахе брака Лопыревой

Остановишься - уже не тронешься

Так поучал тракторист Юра нашего корреспондента, решившего поучаствовать в уборке снега

[b]Опять «журналист меняет профессию»? Ну, можно сказать и так. Хотя все гораздо проще. Будучи как-то в гостях у хорошо знакомого мне директора нашего РЭПа (РЭП – это не Децл, а «ремонтно-эксплуатационное предприятие»), я посетовал на то, что еще чуть-чуть, и по нашему двору проехать будет просто невозможно. На что последовал вполне резонный ответ: а попробуй-ка ты, братец, сам прокатиться на тракторе! И я попробовал…[/b] [b]Он сказал: «Поехали!..»[/b] Вставать надо было в половине пятого: к девяти утра все проезжие дороги в нашем районе должны быть свободны от снега хотя бы в первом приближении. Тракторов в РЭПе – два. Плюс еще гусеничный челябинский, который встал на вечный прикол лет пять назад, да еще два «Муравья» для расчистки пешеходных дорожек. В пять я уже постукивал спросонья и с мороза зубами перед воротами предприятия: из-за них доносился стук двигателей, гревшихся на холостом ходу. Наконец где-то вспыхнули фары. «Беларусь» тормознула прямо напротив меня, но пролетела с метр по льду. Дверца распахнулась: «Залезай давай!» – протянулась рука. Наверное, если бы не Юрий, я бы лез в кабину с полчаса: поди тут без опыта сообрази, куда и какую вначале ногу ставить! Место в тракторе одно, так что мне, согнувшись почти пополам, пришлось пристроиться за Юриной спиной. Скажу: за четыре часа я настоялся так, что… Словом, на работу я в тот день не пошел вообще. Потому что не смог. Но это было потом. А пока. [b]«Ну, чего? Поехали?»[/b] И мы поехали… к метро. Почему? Как объяснил Юрий, с шести утра надо расчистить самые широкие пешеходные тропы к метро, потому как безлошадные граждане начинают выбираться из домов к открытию метро, в то время как автомобилисты могут лишний часик поспать. По правую сторону вдоль обочины выстроились в ряд сугробы: некоторое время назад газон облюбовали местные водители, обустроившие тут с десяток мест. Вот только, расчищая выезд со стоянки, они почему-то сваливали снег прямо на проезжую часть, из-за чего она сократилась почти вдвое. «Я бы таких штрафовал, – сквозь зубы процедил Юрий. – И гнал бы отсюда. Ведь они ж кому-то бабки дали, чтобы их прописали на газоне!» Перед трактором расстилалась снежная целина. Из-под «покрывала» то тут, то там выглядывали спинки скамеек, да кое-где темнели прогалины рядом с люками теплотрасс. «Хочешь сам попробовать? – Юра сместился чуть правее, уступив мне две трети сиденья и руль. – Грузовик водил? Та-ак, педаль аккуратно выжимай, а то сейчас задние колеса влево уйдут». Читая лекцию, Юра дергал какие-то рычаги. В пурге ничего особенного видно не было, но зато я услышал, как сзади что-то очень сильно зашуршало. «Щетка!» – догадался я. Юра похлопал меня по плечу: давай, мол. И я дал… Трактор дернулся и заглох. «Я ж тебе говорил – аккуратней». Со второй попытки я справился: «Беларусь» затарахтела и на приличной скорости помчалась куда-то в сторону Профсоюзной улицы. «Смотри скамейки не сбей!» – тракторист на всякий случай поддерживал здоровенную и все еще очень холодную баранку. Кстати, в кабине было холодно! И теплее не становилось. Полукилометровую дорожку мы расчистили минут за десять: сначала одну сторону, потом другую. Выкапывать скамейки из сугроба предстояло уже обычным дворникам. «Раньше мы этими дорожками не занимались, – рассказывал Юра. – Люди сами тропки прокладывали, да кое-где дворники шуровали метлами и лопатами». Но потом Лужков нажал на коммунальщиков, выбранив за отвратительную уборку дворов, и у трактористов прибавилось работы. [b]Как трактор на льду[/b] К шести часам утра впереди показался первый двор… За рулем, естественно, сидел уже сам Юрий, поскольку я не стал бы пробираться через лабиринт кое-как брошенных автомобилей, даже приняв для храбрости. Хоть сто грамм, хоть пятьсот. «Беларусь» же тем временем довольно резво бежала вперед. «Остановимся – хрен тронемся, – пояснил тракторист. – Под колесами – голый лед, а резина у меня, сам понимаешь…» По словам Юры, скребка и щетки «Беларуси», да и любого другого однотипного трактора для очистки дворов маловато… Как и мощности тракторного дизеля. «Мы тут все равно что паркет полируем, – пояснил тракторист. – Вот если бы дворники накануне вечером проезжую часть хоть немного просыпали этими реагентами, я бы поутру дорогу до асфальта счистил. Я тут как-то к дворничихе подошел, говорю – просыпь! А она в ответ: мол, ни фига, я этот реагент за деньги покупаю! Во наши РЭПы дают». Впереди посреди дороги показался здоровенный сугроб, исполосованный колесами. Слева чернел открытый въезд в «ракушку». Вот тут-то мы и засели… «Ну гады! – ругался Юрий, дергая рычаги и терзая педали. – Лопатой им лень помахать!» В результате трактор сдал еще левее, и сугроб переместился внутрь «ракушки» где-то на метр. А после следующего захода перед въездом вырос полуметровой высоты холм. Такая вот маленькая месть. В следующем дворе – новое приключение: встречный «ФордФокус», неистово гудя и сигналя фарами, явно требовал, чтобы его… пропустили! Юра открыл дверцу, впустив в кабину снежинки, перемешанные с морозным воздухом, и начал «переговоры». Если перевести сказанное, то получится примерно следующее: «Ты что, бесполезное рогатое животное с бородой, последние мозги по дороге растерял? Куда я буду сдавать? Давай сам включай задний, пока я тебя не ...» В общем, когда тракторист сам врубил прожектора и, сдав чуть для разбега, понес сугроб прямо на капот «Фокуса», водитель сдался. Виляя задом, иномарка выбралась из двора, уступив нам дорогу. А Юрий, развернувшись, изменил угол атаки скребка на противоположный, и пробег по двору повторился. Заметив посреди дома уже знакомый «Форд» – он, видимо, проскочил, пока мы маневрировали, – Юра не удержался. «Беларусь» притормозила, бешено завертелась щетка… Через десять секунд водительская сторона «Форда» превратилась в вертикальный сугроб. У всех есть свои маленькие слабости. А когда ты сидишь в тракторе, вдвойне обидно, когда тебя не уважают… [b]Снега много не бывает[/b] Между тем небо над головой постепенно светлело. Автомобилисты начали выползать из гаражей. Естественно, выезд никто не чистил: снег просто отбрасывали на проезжую часть. А Юрий тут же возвращал его на место, да еще и в тройном объеме! К вечеру – знаю по собственному опыту, обогатившемуся через 12 часов, – этот вал промерз и обледенел так, что и жестяная лопата брала его с трудом! Что уж тут говорить о пластмассовых и фанерных! Следующий двор – следующее приключение: посреди двора два встречных потока уперлись в буксующую в колее «восьмерку». Естественно, уступать никто не хотел. Как никто не хотел почему-то просто выйти и помочь водителю застрявшей машины. Все-таки, господа, как страшно мы одичали в этих асфальтовых джунглях… В общем, сдаться пришлось тем, кто ехал нам навстречу. Медленно и неохотно «Хендэ» и двое «Жигулей» поползли назад. А из попутных машин все-таки выползли двое и помогли «восьмерке» покинуть гараж. «Вот так и живем… Эх, было б у нас вечное лето…» – пробурчал Юрий. Из дальнейшей его речи выяснилось, что таких сложностей в его работе хватает, все они выбивают из графика, а за срыв ругают его, а ему еще и за домами дорожки чистить, да не один раз за день, раз такой снегопад. И пока «Беларусь», разметая сугробы, передвигалась по дворам с запада на восток, а потом с востока на запад, мы вспоминали старые времена. Когда машин набиралось дай бог штук двадцать на весь дом, все они помещались в «карманах». И как дворы чистили гусеничные ЧТЗ, сгребая огромные сугробы к заборчику детского садика. А в конце января, когда ширина дворового проезда сужалась раза в полтора, за работу принимались шнековые снегоуборочные «Уралы». Как комбайны в рожь, врезались они в сугроб, выкидывая в сторону снежный водопад, взрывавший целину метров на десять. И на месте сугробов оказывалась ровная стена метровой высоты, в которой дети потом рыли ходы и пещеры… Сейчас «Уралу» во дворе делать нечего: слишком узко, и единственное направление для сброса снега занято гаражами и машинами. А поцарапаешь – придется отвечать: уже были прецеденты. Поэтому шнековые снегоуборщики работают сегодня там, где пошире. На магистралях, например. А гусеничные тракторы вообще появляются редко: после них асфальт надо менять… Остаются «Беларуси». А что они могут? Только кое-как сгрести снег к обочинам или к «ракушкам». Откуда нерадивые водители снова повыкидывают его на проезжую часть. От такой работы – это все равно что решетом воду носить – и без того узкие дворовые проезды еще более сужаются. И небогатым ДЕЗам и РЭПам приходится вызывать мощные грейдеры и снегоуборщики с грузовиками. Потому что снег во дворах сваливать уже просто некуда: все заставлено машинами или гаражами. Время от времени на дверцах гаражей, владельцы которых не чистят их за зиму ни разу, появляются предупреждения: мол, не будете чистить, гараж снесем, а на его месте образуем «карман» для снегосвалки. Но автовладельцы знают, что это пустые угрозы. А вот если бы были не пустые… Если бы в договоре на размещение «ракушки» или «пенала» был пункт об ответственности за уборку территории перед гаражом… [b]В ожидании Т30[/b] На очистку дорожек за домом меня уже не хватило. Вывалившись из кабины, я заковылял к подъезду. Тряска, холод, выхлоп, рвущийся в кабину через щели… Голова гудела, и мне так стало жаль Юру и его коллег… Правда, в последние год-полтора устаревшие «иностранные» «Беларуси» начали менять на точно такие же – если судить по внешнему виду – тракторы Владимирского ТЗ. Они более современные, с просторной, хорошо обогреваемой кабиной, которую в жару можно просто и быстро демонтировать. Конечно, на обновление нужны деньги, но первые два Т30А-80КО в Юрином предприятии ждут уже в мае. …Минут через пять, лежа на диване, я услышал восторженное «дыг-дыг-дыг» из соседней комнаты: моя годовалая дочь восторженно – как и вообще каждое утро – встречала Юрин трактор, в облаке снежной пыли пронесшийся по ту сторону окна. «Прокати нас, Петруша, на тракторе!» Эти деревенские девки – мазохистки, не иначе! [b]P.S.[/b] [i]А что у них? В Швеции, Финляндии и прочих скандинавских северных странах снег «до асфальта» не очищают. Естественно, что тракторы и снегоуборщики используются и там, однако снег на проезжей части предпочитают укатывать, после чего посыпают мелкой гранитной или мраморной крошкой (фракции размером от 2 до 6 мм). Весной крошку сметают с дороги. Этой зимой к такой практике перешли дорожники стран Балтии. Что касается дворников, то, из всех снежных стран, только в России еще убирают снег вручную в то время, когда есть минитракторы и ручные шнековые снегоуборщики. Для примера: вооруженный таким снегоуборщиком дворник за час может очистить от снега в 10 раз большую площадь, нежели его российской «олопаченный» коллега.[/i]

Новости СМИ2

Ирина Алкснис

Прекрасный мэр своего времени

Георгий Бовт

«Нормандская четверка»: ради чего собрались

Ольга Маховская, психолог

Девочка в больнице: как ей помочь

Алиса Янина

Выберем человечка года

Антон Крылов

Девушка в 34 года — уже премьер-министр

 Александр Хохлов

Саммит в Париже: дорогу трамваю уступают не из вежливости

Сергей Хвостик

WADA, расстреляйте нас всех

Генерал Мороз был предателем. Правда и мифы о Битве за Москву

Построили стену из кирпичей собственного производства

Правильно распределяйте свое время на экзамене

Чтобы попасть в мишень нужны не глаза, а чувства