- Город

Остановишься - уже не тронешься

Надеть маски. Нарушителей ждет большой штраф

Фитнес переезжает из душных спортзалов на крышу

Бывшего проректора МГУ задержали в Москве

Социальные работники получили 8 миллиардов рублей за работу в период пандемии

«Второй пакт Молотова — Риббентропа»: политологи назвали истинную причину ненависти Польши к РФ

Профессор МГУ оценил опасность частых КТ-исследований из-за COVID-19

Определен размер средней зарплаты в России за последний год

«В России легче, чем в Европе»: как итальянец развил бизнес в Москве в разгар пандемии

Адвокат Соколова объяснил, почему решил защищать в суде вдову рэпера Картрайта

«По 500 тысяч долларов»: Пригожин рассказал о гонорарах Егора Крида

Отельеры Турции оценили стоимость летнего отдыха для россиян

Как россияне покупают «золотые паспорта» и сколько это стоит

Рошаль оценил эффективность борьбы с COVID-19 в России

Финансист ответил на слова Собчак об «идиотах» со сбережениями в рублях

«Озноб, температура»: профессор РАН назвал признаки укуса энцефалитного клеща

Пожилых и людей с хроническими заболеваниями предостерегли от путешествий из-за COVID-19

Остановишься - уже не тронешься

Так поучал тракторист Юра нашего корреспондента, решившего поучаствовать в уборке снега

[b]Опять «журналист меняет профессию»? Ну, можно сказать и так. Хотя все гораздо проще. Будучи как-то в гостях у хорошо знакомого мне директора нашего РЭПа (РЭП – это не Децл, а «ремонтно-эксплуатационное предприятие»), я посетовал на то, что еще чуть-чуть, и по нашему двору проехать будет просто невозможно. На что последовал вполне резонный ответ: а попробуй-ка ты, братец, сам прокатиться на тракторе! И я попробовал…[/b] [b]Он сказал: «Поехали!..»[/b] Вставать надо было в половине пятого: к девяти утра все проезжие дороги в нашем районе должны быть свободны от снега хотя бы в первом приближении. Тракторов в РЭПе – два. Плюс еще гусеничный челябинский, который встал на вечный прикол лет пять назад, да еще два «Муравья» для расчистки пешеходных дорожек. В пять я уже постукивал спросонья и с мороза зубами перед воротами предприятия: из-за них доносился стук двигателей, гревшихся на холостом ходу. Наконец где-то вспыхнули фары. «Беларусь» тормознула прямо напротив меня, но пролетела с метр по льду. Дверца распахнулась: «Залезай давай!» – протянулась рука. Наверное, если бы не Юрий, я бы лез в кабину с полчаса: поди тут без опыта сообрази, куда и какую вначале ногу ставить! Место в тракторе одно, так что мне, согнувшись почти пополам, пришлось пристроиться за Юриной спиной. Скажу: за четыре часа я настоялся так, что… Словом, на работу я в тот день не пошел вообще. Потому что не смог. Но это было потом. А пока. [b]«Ну, чего? Поехали?»[/b] И мы поехали… к метро. Почему? Как объяснил Юрий, с шести утра надо расчистить самые широкие пешеходные тропы к метро, потому как безлошадные граждане начинают выбираться из домов к открытию метро, в то время как автомобилисты могут лишний часик поспать. По правую сторону вдоль обочины выстроились в ряд сугробы: некоторое время назад газон облюбовали местные водители, обустроившие тут с десяток мест. Вот только, расчищая выезд со стоянки, они почему-то сваливали снег прямо на проезжую часть, из-за чего она сократилась почти вдвое. «Я бы таких штрафовал, – сквозь зубы процедил Юрий. – И гнал бы отсюда. Ведь они ж кому-то бабки дали, чтобы их прописали на газоне!» Перед трактором расстилалась снежная целина. Из-под «покрывала» то тут, то там выглядывали спинки скамеек, да кое-где темнели прогалины рядом с люками теплотрасс. «Хочешь сам попробовать? – Юра сместился чуть правее, уступив мне две трети сиденья и руль. – Грузовик водил? Та-ак, педаль аккуратно выжимай, а то сейчас задние колеса влево уйдут». Читая лекцию, Юра дергал какие-то рычаги. В пурге ничего особенного видно не было, но зато я услышал, как сзади что-то очень сильно зашуршало. «Щетка!» – догадался я. Юра похлопал меня по плечу: давай, мол. И я дал… Трактор дернулся и заглох. «Я ж тебе говорил – аккуратней». Со второй попытки я справился: «Беларусь» затарахтела и на приличной скорости помчалась куда-то в сторону Профсоюзной улицы. «Смотри скамейки не сбей!» – тракторист на всякий случай поддерживал здоровенную и все еще очень холодную баранку. Кстати, в кабине было холодно! И теплее не становилось. Полукилометровую дорожку мы расчистили минут за десять: сначала одну сторону, потом другую. Выкапывать скамейки из сугроба предстояло уже обычным дворникам. «Раньше мы этими дорожками не занимались, – рассказывал Юра. – Люди сами тропки прокладывали, да кое-где дворники шуровали метлами и лопатами». Но потом Лужков нажал на коммунальщиков, выбранив за отвратительную уборку дворов, и у трактористов прибавилось работы. [b]Как трактор на льду[/b] К шести часам утра впереди показался первый двор… За рулем, естественно, сидел уже сам Юрий, поскольку я не стал бы пробираться через лабиринт кое-как брошенных автомобилей, даже приняв для храбрости. Хоть сто грамм, хоть пятьсот. «Беларусь» же тем временем довольно резво бежала вперед. «Остановимся – хрен тронемся, – пояснил тракторист. – Под колесами – голый лед, а резина у меня, сам понимаешь…» По словам Юры, скребка и щетки «Беларуси», да и любого другого однотипного трактора для очистки дворов маловато… Как и мощности тракторного дизеля. «Мы тут все равно что паркет полируем, – пояснил тракторист. – Вот если бы дворники накануне вечером проезжую часть хоть немного просыпали этими реагентами, я бы поутру дорогу до асфальта счистил. Я тут как-то к дворничихе подошел, говорю – просыпь! А она в ответ: мол, ни фига, я этот реагент за деньги покупаю! Во наши РЭПы дают». Впереди посреди дороги показался здоровенный сугроб, исполосованный колесами. Слева чернел открытый въезд в «ракушку». Вот тут-то мы и засели… «Ну гады! – ругался Юрий, дергая рычаги и терзая педали. – Лопатой им лень помахать!» В результате трактор сдал еще левее, и сугроб переместился внутрь «ракушки» где-то на метр. А после следующего захода перед въездом вырос полуметровой высоты холм. Такая вот маленькая месть. В следующем дворе – новое приключение: встречный «ФордФокус», неистово гудя и сигналя фарами, явно требовал, чтобы его… пропустили! Юра открыл дверцу, впустив в кабину снежинки, перемешанные с морозным воздухом, и начал «переговоры». Если перевести сказанное, то получится примерно следующее: «Ты что, бесполезное рогатое животное с бородой, последние мозги по дороге растерял? Куда я буду сдавать? Давай сам включай задний, пока я тебя не ...» В общем, когда тракторист сам врубил прожектора и, сдав чуть для разбега, понес сугроб прямо на капот «Фокуса», водитель сдался. Виляя задом, иномарка выбралась из двора, уступив нам дорогу. А Юрий, развернувшись, изменил угол атаки скребка на противоположный, и пробег по двору повторился. Заметив посреди дома уже знакомый «Форд» – он, видимо, проскочил, пока мы маневрировали, – Юра не удержался. «Беларусь» притормозила, бешено завертелась щетка… Через десять секунд водительская сторона «Форда» превратилась в вертикальный сугроб. У всех есть свои маленькие слабости. А когда ты сидишь в тракторе, вдвойне обидно, когда тебя не уважают… [b]Снега много не бывает[/b] Между тем небо над головой постепенно светлело. Автомобилисты начали выползать из гаражей. Естественно, выезд никто не чистил: снег просто отбрасывали на проезжую часть. А Юрий тут же возвращал его на место, да еще и в тройном объеме! К вечеру – знаю по собственному опыту, обогатившемуся через 12 часов, – этот вал промерз и обледенел так, что и жестяная лопата брала его с трудом! Что уж тут говорить о пластмассовых и фанерных! Следующий двор – следующее приключение: посреди двора два встречных потока уперлись в буксующую в колее «восьмерку». Естественно, уступать никто не хотел. Как никто не хотел почему-то просто выйти и помочь водителю застрявшей машины. Все-таки, господа, как страшно мы одичали в этих асфальтовых джунглях… В общем, сдаться пришлось тем, кто ехал нам навстречу. Медленно и неохотно «Хендэ» и двое «Жигулей» поползли назад. А из попутных машин все-таки выползли двое и помогли «восьмерке» покинуть гараж. «Вот так и живем… Эх, было б у нас вечное лето…» – пробурчал Юрий. Из дальнейшей его речи выяснилось, что таких сложностей в его работе хватает, все они выбивают из графика, а за срыв ругают его, а ему еще и за домами дорожки чистить, да не один раз за день, раз такой снегопад. И пока «Беларусь», разметая сугробы, передвигалась по дворам с запада на восток, а потом с востока на запад, мы вспоминали старые времена. Когда машин набиралось дай бог штук двадцать на весь дом, все они помещались в «карманах». И как дворы чистили гусеничные ЧТЗ, сгребая огромные сугробы к заборчику детского садика. А в конце января, когда ширина дворового проезда сужалась раза в полтора, за работу принимались шнековые снегоуборочные «Уралы». Как комбайны в рожь, врезались они в сугроб, выкидывая в сторону снежный водопад, взрывавший целину метров на десять. И на месте сугробов оказывалась ровная стена метровой высоты, в которой дети потом рыли ходы и пещеры… Сейчас «Уралу» во дворе делать нечего: слишком узко, и единственное направление для сброса снега занято гаражами и машинами. А поцарапаешь – придется отвечать: уже были прецеденты. Поэтому шнековые снегоуборщики работают сегодня там, где пошире. На магистралях, например. А гусеничные тракторы вообще появляются редко: после них асфальт надо менять… Остаются «Беларуси». А что они могут? Только кое-как сгрести снег к обочинам или к «ракушкам». Откуда нерадивые водители снова повыкидывают его на проезжую часть. От такой работы – это все равно что решетом воду носить – и без того узкие дворовые проезды еще более сужаются. И небогатым ДЕЗам и РЭПам приходится вызывать мощные грейдеры и снегоуборщики с грузовиками. Потому что снег во дворах сваливать уже просто некуда: все заставлено машинами или гаражами. Время от времени на дверцах гаражей, владельцы которых не чистят их за зиму ни разу, появляются предупреждения: мол, не будете чистить, гараж снесем, а на его месте образуем «карман» для снегосвалки. Но автовладельцы знают, что это пустые угрозы. А вот если бы были не пустые… Если бы в договоре на размещение «ракушки» или «пенала» был пункт об ответственности за уборку территории перед гаражом… [b]В ожидании Т30[/b] На очистку дорожек за домом меня уже не хватило. Вывалившись из кабины, я заковылял к подъезду. Тряска, холод, выхлоп, рвущийся в кабину через щели… Голова гудела, и мне так стало жаль Юру и его коллег… Правда, в последние год-полтора устаревшие «иностранные» «Беларуси» начали менять на точно такие же – если судить по внешнему виду – тракторы Владимирского ТЗ. Они более современные, с просторной, хорошо обогреваемой кабиной, которую в жару можно просто и быстро демонтировать. Конечно, на обновление нужны деньги, но первые два Т30А-80КО в Юрином предприятии ждут уже в мае. …Минут через пять, лежа на диване, я услышал восторженное «дыг-дыг-дыг» из соседней комнаты: моя годовалая дочь восторженно – как и вообще каждое утро – встречала Юрин трактор, в облаке снежной пыли пронесшийся по ту сторону окна. «Прокати нас, Петруша, на тракторе!» Эти деревенские девки – мазохистки, не иначе! [b]P.S.[/b] [i]А что у них? В Швеции, Финляндии и прочих скандинавских северных странах снег «до асфальта» не очищают. Естественно, что тракторы и снегоуборщики используются и там, однако снег на проезжей части предпочитают укатывать, после чего посыпают мелкой гранитной или мраморной крошкой (фракции размером от 2 до 6 мм). Весной крошку сметают с дороги. Этой зимой к такой практике перешли дорожники стран Балтии. Что касается дворников, то, из всех снежных стран, только в России еще убирают снег вручную в то время, когда есть минитракторы и ручные шнековые снегоуборщики. Для примера: вооруженный таким снегоуборщиком дворник за час может очистить от снега в 10 раз большую площадь, нежели его российской «олопаченный» коллега.[/i]

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

184 969 + 1 329 (за сутки)

Выздоровели

244 097 

Выявлено

4 521 + 11 (за сутки)

Умерли

Игорь Воеводин

Не бей лежачего Ефремова

Ольга Кузьмина  

В Питере — пить, любить и рубить

Олег Сыров

Нищенский рецепт для высокой кухни

Александр Разуваев, экономист

Рубль сильнее, чем кажется

Екатерина Рощина

Как сохранить мужика любой ценой

Руслан Клинский

Карать ли за измену топором

Мехти Мехтиев

Учитесь жить по средствам

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите