Карта городских событий
Смотреть карту
АНАТОМИЯ «ТАТУ»

АНАТОМИЯ «ТАТУ»

Развлечения

[i]Перелет из тени в свет был стремителен. Из нескольких сотен московских школьниц никому не известный продюсер Иван Шаповалов выбрал четырнадцатилетних Лену Катину и Юлю Волкову. И уже через год благодаря вызывающему репертуару и лесбийско-подростковому имиджу «Тату» превратилась в одну из самых известных групп в России. Потом вышли золотые и платиновые диски в Германии, Швеции, Англии, Бельгии, Польше, Дании, Италии, Японии… В первый же год было продано 7 миллионов (!) дисков звездного дуэта. [/i]За них болеют в эфире Эрнст и Малахов, они – предмет теледебатов музыкальных критиков и журналистов, их редкие концерты собирают толпы девочек и мальчиков, бьющихся в экстазе обожания. А что «за кулисами» звездности этих двух девочек, окутанных флером успеха, славы и восторгов? Какова истинная цена взлета?Об этом снял свой новый фильм «Анатомия «Тату» известный кинодокументалист Виталий Манский и впервые показал его в Пресс-клубе киножурналистов России. Собираясь на просмотр, спросила своих дочек-тинэйджеров про «Тату». Они пожали плечами: «Голоса слабые, а под музыку танцевать хорошо. С русским у них плохо – говорить не умеют». …Вспомнила дочек, когда перед началом показа Манский вышел и извинился за большое количество нецензурной лексики: «Мы ничего не могли поделать – она «вписана» в структуру речи героев». И виновато развел руками. Персонажи фильма и вправду абсолютно бесцеремонны в словах. Речь примитивна до печальной невозможности. И никаких усилий для преодоления неловкости – нецензурные словечки вылетают легко и естественно. И вправду – структура речи. Только вот не героев. «Тату» – в Америке. В кадре продюсер Иван Шаповалов и американский шоу-бизнесмен. «Что такое настоящий пиар? – спрашивает американец. И сам же отвечает: Это – шок!» Легко обучаемый Иван тут же «рожает» шоковый слоган: «Х…й войне!» Американец доволен. Сделка удалась. И вот шоковый слоган уже на майках «татушек». Они уже хорошо усвоили: шок и эпатаж – первое и главное в успехе. И все-таки… Раздевание, поцелуи, фрикционные па, демонстрация лесбийской любви – это на сцене. А за сценой?А «за кулисами» – две восемнадцатилетние девочки. Уже с суммами на счетах, уже познавшие цену славы, уже разъезжающие на самых «крутых» авто. Такие разные, но так тесно сросшиеся судьбами. Эпатажно-экзальтированная, с очень взрослыми желаниями Юля: «Хочу построить загородный дом, купить большую квартиру в центре Москвы, иметь свое агентство под собственным именем». Советующаяся с мамой, сомневающаяся, когда не на сцене, Лена: «В церковь хожу. Поговоришь с батюшкой – сразу столько понимаешь! Хочу построить свой детский дом – у-ю-ю-ютный, нанять хороших учителей…» [b]Юля: [/b]«Если надо, смогу всё!» [b]Лена: [/b]«Не смогу сняться в постельной сцене!» И одинаковое, почти взрослое, трезвое понимание обеими: «Мы держимся на эпатаже». И где-то из тайников души, сквозь внешний цинизм, вдруг откровение. [b]Лена: [/b]«Хочу искупить свои грехи». [b]Юля: [/b]«Я иногда жить не хочу». Две девочки, для которых и за которых сочинили жизнь. На сцене – эпатирующие, заводящие публику лесбиянки, персонажи шоу под названием «все на продажу». За кадром – уставшие от перелетов, шума, ажиотажа сроднившиеся подружки, которые давно усвоили: ради славы и денег нужно уметь терпеть. Лена: «Мы с мамой разговаривали на эту тему: что может быть между девушками – дружба или любовь? И любовь может. Только при чем здесь секс?» Кстати, вот и Юлин бой-френд на экране – в постели с Юлей. Да она могла уже и мамой стать. Поэтому рассказывает о беременности развязно, с игрой на камеру. Но выглядит хвастливой школьницей: мол, все уже прошла – взрослая! И – никаких терзаний. И это тоже цена успеха. Труднопостижимая вещь: как их продюсер Шаповалов, этот «детский психолог», родом из какого-то маленького городка в Саратовской губернии, смог стать гением раскрутки двух юных существ, случайно оказавшихся на его пути?Наверное, шоу-бизнес востребует именно те качества, которые есть у Шаповалова. Вот он после акции «Х…й войне»: «Ну, дали бы девчонкам Нобелевскую премию мира! Давай замутим это – ох…тельная история получится!» Видя и слыша его, ощущаешь неловкость и стыд. От слов, манеры говорить, держаться. Вот он чавкает перед камерой, с огромным трудом подбирая слова. Говорит с паузами, медленно, косноязычно: «Мы хочем…» «Все на продажу». Это понятно. Даже как-то забывается, что у «татушек» есть мамы-папы. Лена: «Мама в ужасе сначала была. Но потом смирилась – это же коммерческий проект». Что еще делает звезд? Простая, как рельсы, вещь: всего один слоган, вложенный в песню. Для создания хита достаточно одной повторяющейся фразы. Кредо продюсера: сегодняшняя молодежь больше не переварит. И ведь прав «психолог»!«Я сошла с ума – мне нужна она. . .» , «Нас не догонят…», «Не верь, не бойся, не проси…», «Я продолжаю простые движенья…». Фразы-слоганы, тиражируемые миллионами голосов. Случайные девочки, случайно попавшие в кастинг. Им теперь хватит денег до конца жизни. Но на деньги можно только прожить, а жить – невозможно. Наверное, им никто еще этого не объяснил. А первый учитель оказался Шаповаловым. Поэтому так естественно из уст Юли звучит: «Все будет зае…сь!» А рядом концертный менеджер, через слово вставляющий привычную связку – «бл…!» Горькие кадры. Фильм вышел жесткий, откровенный. Два телевизионных канала уже заявили о намерении его показать.

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse