Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

ВАЛЕРИЙ КОВТУН: «...МОЛОДЕЖЬЮ МЕНЯ НЕ ЗАПУГАЕШЬ»

Развлечения
ВАЛЕРИЙ КОВТУН: «...МОЛОДЕЖЬЮ МЕНЯ НЕ ЗАПУГАЕШЬ»

[i]Для большинства людей аккордеон – это что-то из далекого прошлого, чуть посовременнее балалайки. Взять хотя бы уличных музыкантов: молодежь с гитарами, старики - с «гармошками». Валерий Андреевич Ковтун, признанный исполнитель и композитор, «Золотой аккордеон России», получивший в 1990 году звание Заслуженного артиста, в 1996-м – Народного, посвятил «гармошке» 55 лет жизни. 12 декабря в Государственном Кремлевском Дворце состоится очередной концерт Валерия Ковтуна, где он снова намерен собрать шесть тысяч зрителей и показать, на что способен обожаемый им аккордеон.[/i] [b]- Валерий Андреевич, почему же в юности вы все-таки выбрали именно аккордеон?[/b]- Тогда все решил случай. В послевоенные годы царем инструментов стал баян. Помните кадры из кинофильмов и видеохроник, где веселый солдат с баяном поднимает боевой дух однополчан? На танцевальных площадках Керчи, моего родного города, баянисты выводили «Цветущий май», «Рио Риту», я рос среди звуков гармони. Когда мне исполнилось семь, мама купила баян и отвела меня в музыкальную школу. Но все места в классе баяна были заняты, видимо, слишком много ребят гуляли у тех же танцплощадок, что и я. Преподаватель посоветовал мне заняться аккордеоном. Помню, я целый день простоял на морозе у комиссионки, ждал, что кто-нибудь принесет на продажу аккордеон. Мне повезло, какой-то супружеской паре понадобился баян, наверное, тоже для начинающего музыканта, и мы поменялись. [b]- Странно, ведь у аккордеона вроде бы и вид более солидный, и по звучанию он не сильно отличается от баяна. Почему же аккордеон был не так востребован, как его «родственник»?[/b] - На самом деле, здесь нет ничего странного. Во-первых, в советские времена академичность и солидность как раз мешала востребованности. А баян – народный инструмент, у нас лучшая в мире школа баяна, наши ребята всегда берут первые места на международных конкурсах. Аккордеон родом из Австрии, и так сложилось, что вплоть до конца пятидесятых им у нас вообще мало интересовались. В 1959 году Союз посетил американский мюзик-холл во главе с блистательным аккордеонистом Дикконтини. Американцы дали такое сногсшибательное шоу в Зеленом театре, что о заброшенном инструменте вспомнили, стало формироваться какое-то подобие школы аккордеона. Но здесь еще предстоит серьезная работа. Лично я тоже планирую сделать вклад в образование будущих аккордеонистов. В ближайшее время, надеюсь, откроется мое собственное училище. Пока у нас проблемы с помещением, но Юрий Михайлович Лужков обещал помочь. [b]- Это будет среднее учебное заведение?[/b] - Не среднее, не высшее и не начальное. Это будет подобие курсов повышения квалификации для тех, кто умеет блестяще играть, но еще не знают, что им делать с этим умением. Многие владеют техникой, но многие ли становятся известными исполнителями? Артист должен грамотно вести себя на сцене, подбирать репертуар, соответствующий ситуации, артист должен легко общаться с публикой, договариваться с администрацией. Неправильно подобранный костюм – уже ошибка. Я сорок лет на эстраде и знаю, в каком направлении нужно работать, чтобы действительно стать артистом. [b]- Получается что-то вроде «Фабрики Звезд» для аккордеонистов...[/b]- «Фабрика Звезд»…вслушайтесь в это словосочетание. По-моему, звучит издевательски. Впрочем, весь этот проект – издевательство, почему название не должно ему соответствовать? Я, конечно, желаю удачи всем ребятам, которые участвуют в проекте, но, скорее всего, ни один из них звездой не станет. Для того, чтобы стать настоящей звездой нужен огромный талант, невообразимая работоспособность, и самобытность. А от «фабрикантов», как они себя называют, требуют не самобытности, а соответствия уровню нашей эстрады. В молодости я, конечно, мечтал о том, чтобы попасть на эстраду, но о том, что у нас есть сейчас, по-моему, странно мечтать. [b]- Как же наступал «звездный час» до того, как придумали «Фабрику»?[/b]- После армии я пошел работать в филармонию города Николаева. Вроде бы нормально устроился, но мне постоянно была нужна сцена. Да и с деньгами было не так хорошо, как мечталось. И я устроился лабухом в ресторан. Одним прекрасным вечером к нам зашел Махмуд Эсамбаев, который проезжал Николаев с гастролями. Ему понравилось моя игра, и он предложил мне работать в составе своей группы. Мы колесили по Союзу почти полтора года. За это время я познакомился с нужными людьми, набрался опыта, мое имя перестало быть пустым звуком. Конечно, до статуса «звезды» было еще очень далеко, но после выступления в главных концертных залах страны меньше всего хочется вернуться в ресторан. А в нашем деле не бывает остановки. Ты либо идешь вперед, либо катишься назад. После расставания с Эсамбаевым я работал с Иосифом Кобзоном, с Муслимом Магомаевым, Юрий Багатиковым. А с начала 80-х я создал сольный ансамбль и объездил с ними почти весь мир: был в Австрии, Германии, Италии, Финляндии, Турции, в Китае меня даже окрестили «секс-символом».Часто не хотелось ехать, но тогда меня вызывали на партком и пугали большими неприятностями, если откажусь от высокой чести представлять СССР . [b]- Вы, наверное, ностальгируете по советским временам? Выступления перед правительством, профессиональная эстрада, молодежь, не испорченная «попсой»…[/b]- Сам удивляюсь, но ностальгии нет совершенно. Я, конечно, был в порядке в те годы, но и сейчас жаловаться не на что. Выступлениями перед правительством я не обделен и после развала Союза. Например, в августе этого года ездил в Сочи, играл для Путина и Шредера. Что касается современной молодежи, то она меня вовсе не пугает. Лет восемь назад я был приглашен выступать в МДМ. Мой выход был, кажется, после группы «Сектор Газа». Появляюсь я со своим аккордеоном – толпа улюлюкает, свистит. Я взял микрофон и объявил, что нарушать программу концерта не могу и сыграю одну вещь, как положено. «Не понравиться – не аплодируйте». Сыграл – ребята оглушили меня аплодисментами. Потом конферансье даже вытаскивал меня на «бис» из гримерки. Любая аудитория, будь то молодежь, будь то академики преклонных лет, не может не откликнуться на профессионализм и искренность. И не важно, на чем ты играешь, важно, как. Если тебе есть, что предложить публике, то люди не устанут и после двухчасового инструментального концерта. Если ты – «пустой орешек», то даже трехминутная песенка, заправленная фейерверками и стриптизами, в тягость. [b]- Чем вы планируете пропитать публику на предстоящем концерте в ГКД?[/b]- Я приготовил много сюрпризов, надеюсь, что получится удивить и постоянных зрителей, и тех, кто придет ко мне в первый раз. Во-первых, конечно, новый репертуар. Но и свои «визитные карточки» я не забываю. Без «Кумпаситы» Матеса Родригиса, «Очей черных», «Бесаме мучо» меня из зала не выпустят. Еще со мной будет выступать Максим Такоев двенадцатилетний мальчик, который уже успел стать лауреатом двенадцати международных конкурсов. Также я пригласил молодую исполнительницу Марию Сонькину. Девушке двадцать один год, недавно закончила колледж, но уже играет на высочайшем уровне. Сопровождать наши аккордеоны будет симфонический оркестр С.В. Рахманинова. Приглашенный гость из Америки – перкуссист Дэвид Граут. Я буду сам вести концерт. Для меня нет ничего важнее общения с публикой, и этим общением не хочу делиться ни с какими конферансье.

Подкасты