Главное

Автор

Ирина Русанова
[b]За три дня легенды российского и зарубежного джаза представят зрителям всю палитру оттенков этого стиля: от классики до фанка.[/b]За восемь последних лет сад «Эрмитаж» стал джазовой Меккой. По словам одного из хедлайнеров фестиваля [b]Анатолия Кролла[/b], народного артиста России, руководителя нового оркестра «Академик-Бэнд», сад Эрмитаж – это место, «намоленное джазом». Предыдущий , VII фестиваль, посвященный 100-летию великого американского джазмена [b]Каунта Бейси[/b], прошел с невероятным успехом. За три дня его посетило почти 10 тысяч любителей изысканной музыки.Помимо «Академик-Бэнда» [b]Анатолия Кролла[/b], в этом году в фестивале примут участие квинтет «Newton» новосибирского пианиста [b]Алексея Подымкина[/b], квартет замечательного джазового аккордеониста [b]Владимира Данилина[/b], «Ансамбль Классического Джаза» популярного московского саксофониста [b]Валерия Киселева[/b], прославленный «Уральский Диксиленд».Новые программы представит «Бриль Бразерс» – предстанут перед публикой вместе с турецким пианистом [b]Кентом Мете[/b], ансамбль [b]Олега Киреева [/b]и группа «Фанки-Лэнд» виртуоза скрипки [b]Феликса Лахути[/b].Американские джазисты, которыми публика, как правило, особо интересуется, также не обошли фестиваль вниманием. Среди них такие величины, как выдающийся саксофонист и флейтист [b]Джеймс Сполдинг[/b]. Он сыграет в сопровождении нашего знаменитого пианиста [b]Якова Окуня[/b]. Первый день фестиваля закроют замечательный ньюйоркский тенор-саксофонист [b]Дон Брейден [/b]и голландский контрабасист [b]Йорис Тейпе[/b].Зрители оценят мастерство ансамбля Extreme Trio [b]Регины Репман [/b]из Германии и грузинско-немецкого этно-джазового ансамбвля The SHIN. Не оставит равнодушным квинтет самого знаменитого российского джазмена в США – [b]Валерия Пономарева[/b]; трубач-виртуоз из Франции [b]Мишель Марр [/b]выступит вместе со звездой советского джаза саксофонистом [b]Алексеем Пищиковым[/b], живущим сейчас в Берлине. Нас посетит квартет легенды польского и европейского джаза [b]Збигнева Намысловского[/b].Генеральный продюсер фестиваля [b]Михаил Грин [/b]надеется, что публика оценит уровень отечественных музыкантов, ни чем не уступающих иностранным звездам: « А еще, – добавил он, – в саду «Эрмитаж» не бьют под вечер по голове, как в Центральном Парке Нью-Йорка, где тоже регулярно проводятся джаз-праздники».В саду Эрмитаж не только не будут бить, а напротив, сделают все для удобства и комфорта гостей. Во-первых, над площадкой установят большой тент, чтобы зрители не пострадали в случае дождя. Во-вторых, директор сада «Эрмитаж» [b]Владимир Абрамов [/b]перенес сроки проведения Фестиваля цветников таким образом, чтобы клумбы были свежими и красивыми к двадцатым числам августа. В-третьих, ценовая политика джазового фестиваля не изменилась с прошлого года: билет на один фестивальный день по-прежнему стоит 350 рублей.Тех, кто по каким-то причинам все-таки не сможет прийти в сад, будет держать в курсе радио «Культура». С 18 по 20 августа некоторые ансамбли дадут концерты в 5-ой студии на Малой Никитской. Вход в студию свободный, достаточно показать паспорт. А после окончания праздничных мероприятий в элитном московском клубе «Реставрация» пройдут традиционные ночные джем-сешены участников фестиваля.
[i]В Краснодаре открылся новый музей Высоцкого... В Самаре у музея Высоцкого, на улице и в сквере его имени вечером соберутся поклонники поэта. Вчера здесь же стартовала парусная регата памяти Высоцкого... В Петербурге – фестиваль «Четверть века без Высоцкого», в Мюзик-холле – выставка работ Плотникова и Шемякина. А питерская улица Правды символически переименована во Владимиро-Высоцкий бульвар... Скоро взметнутся ввысь памятники поэту в Барнауле, Сочи, Волгограде... Сегодня в Новосибирске у молодежного театра «Глобус» открывается новый памятник поэту[/i].[b]Концепция на два миллиона[/b]Изначально на роль автора памятника Высоцкому в Новосибирске претендовал Михаил Шемякин. Высоцкий виделся ему концептуально, в двух ипостасях – Гамлета и шута. Однако к моменту подписания контракта сумма авторского гонорара возросла до двух миллионов долларов, и от этой идеи пришлось отказаться.[b]Не вписался в «Глобус»[/b]Другой альтернативой был проект новосибирского скульптора Геннадия Парамонова. Он хотел установить в городе пустотелую девятиметровую фигуру из медного листа, представляющую поэта в виде факела. Но в ходе обсуждения выяснилось, что огромная абстрактная скульптура не гармонирует со зданием молодежного театра «Глобус», где было выделено место для будущего памятника.[b]Ответственный подход[/b]Таратынов представил поэта и музыканта босым, в джинсах, без рубашки и с гитарой. У ног бронзового Высоцкого лежит череп «бедного Йорика».Почти семиметровая скульптура также включает в себя еще и четырехметровый постамент из белого гранита, доставленный из Китая. Главный инициатор и спонсор установки памятника – председатель фонда памяти Высоцкого Анатолий Олейников.[b]Душа босая в кровь[/b]Итак, выигравший конкурс Таратынов, который уже делал памятник Высоцкому в Югославии, представил поэта простым парнем, свободным от всяких регалий. Босые ноги и острые края треугольного постамента отсылают к известным словам «поэты ходят пятками по лезвию ножа и режут в кровь свои босые души».Но это – не единственная причина, по которой скульптор решил «разуть» Высоцкого. Таратынов уже много лет живет в Голландии, а в этой своеобразной стране люди часто ходят по улицам босиком. Скульптор рассказал, что в городке Вортсхавене, где он чаще всего работает, даже существует «общество босоногих поэтов».– Насмотревшись на босых голландцев в джинсах, шортах и саронгах, я начал фантазировать: как бы повел себя Высоцкий, окажись он здесь? Уверен, он бы тут же скинул ботинки.Помню, Анатолий Олейников рассказывал, что жена великого поэта Марина Влади в первое же лето в Москве пошла гулять по Тверской босая. Актриса очень любила образ лесной колдуньи, который как-то воплотила на экране, и на всех неформальных праздниках старалась снять обувь.[b]Новосибирское зачатье?[/b]Для Анатолия Олейникова, как и для большинства поклонников творчества Высоцкого в Новосибирске, никогда не возникал вопрос, нужен ли памятник поэту в городе, в котором он никогда не был. Ведь вполне может быть, что будущий поэт, бард и актер был в Новосибирске зачат. За девять месяцев до его рождения семья Высоцких пребывала в городе в эвакуации. Возможно, известную песню Высоцкого, которая начинается словами «Час зачатья я помню не точно, видно, память моя однобока», можно считать «Песней о Новосибирске».[b]Споют хором[/b]Установка памятника у театра «Глобус» – лишь одно из мероприятий крупномасштабного проекта «Высоцкий в Сибири», разработанного фондом памяти под руководством Олейникова. Предполагается, что большую часть расходов на монтажные работы покроет продажа альбома военных песен Высоцкого в исполнении сибирских певцов.Ко дню открытия памятника приурочен выпуск второго альбома, где будут представлены песни Высоцкого гражданской тематики, исполненные сибиряками.На торжества приглашен сын Высоцкого – Никита, приедут актеры Таганки Валерий Золотухин и Иван Бортник, обещал быть Алексей Булдаков.А руководитель камерного хора Новосибирской филармонии Юдин приступил к подготовке партитуры для исполнения сочинений Высоцкого. Таким образом, авторская песня на торжествах будет звучать в уникальном хоровом исполнении.
[b]В Московском международном Доме музыки прошло торжественное открытие V Международного фестиваля аутентичного музыкально-театрального искусства «Московское действо».[/b]На этот раз он посвящен 100летию со дня первых московских гастролей великой американской танцовщицы Айседоры Дункан. До 14 июля 25 танцевальных коллективов из 16 стран представят зрителям все основные направления так называемого свободного танца: ритмику, танец модерн, танец Дункан – эвритмию, музыкальное движение, гармоническую гимнастику и контактную импровизацию.Свободный танец – это танец для всех. По Дункан, танец вообще естественное продолжение человеческого движения, отражение эмоций. Танцовщица появлялась на сцене босая, в легкой тунике, чем немало шокировала свою публику. Она казалась то ожившей фигурой с рисунка на греческой вазе, то неуправляемой стихией, то резвящимся на свободе ребенком.Искусство или эпатаж? Про танец Айседоры сказать это со всей определенностью было нельзя – ведь ее па казались такими простыми!..На открытии фестиваля в ММДМ выступили артистки школы Айседоры Дункан «Лори Белилов энд Компани». В составе труппы, собранной в 1989 году хореографом и исследователем танца Лори Белилов (США), принимали участие люди, близкие самой Дункан. Сама же Лори Белилов работала с историками балета, чтобы исполнять ее танцы в максимально подлинном виде.Но задача «Лори Белилов энд Компани» не только в том, чтобы воссоздать, сохранить и передать следующим поколениям технику Айседоры Дункан. Артисты предлагают современные интерпретации «дунканизма».Репертуар труппы весьма широк. На церемонии открытия фестиваля танцовщицы Лори Белилов двигались в сопровождении лирических вальсов и этюдов Шопена, которые очень любила сама Дункан. Кроме того, звучала музыка Шуберта, Глюка, Листа и Скрябина в живом исполнении известного пианиста Мэтью Уорда.Век спустя последователи Айседоры Дункан также поставили себе задачу пригласить зрителей к танцу. Танцующие в свободном стиле должны быть готовы к тому, что зрители захотят станцевать вместе с ними. Правда, на церемонии открытия никто из зала не бросился на сцену, зато один зритель то и дело выкрикивал: «Молодцы, девочки, какие молодцы!» И действительно, в составе школы танца Айседоры Дункан была девочка, 11-летняя Хейли Роуз. Юная танцовщица была единственной, кому разрешили выходить на сцену в балетках, чтобы уберечь ступни от мозолей, но она мужественно отказалась.Всего в рамках «Московского действа» пройдет 54 фестивальные акции, среди которых 25 уникальных концертов и спектаклей, 19 демонстраций и мастер-классов, 4 лаборатории, 4 выставки, научная конференция, а также грандиозный бал-маскарад «Серебряное эхо Древней Эллады» 14 июля. Проект призван возродить зрелищность, фееричность и своеобразную роскошь праздничной культуры начала XX века.
В концерте принимают участие ярчайшие звезды: чешские исполнители [b]Карел Готт[/b], [b]Хелена Вондрачкова[/b] и звезда оперной сцены [b]Марина Выскворкина[/b], выдающийся австралийский трубач [b]Джеймс Моррисон[/b]. Также в концерте принимает участие Академический ансамбль песни и пляски Российской Армии имени А. В. Александрова.«Европейское турне звезд – 60 лет без войны» – крупнейшее культурное мероприятие в Чешской республике, посвященное победе над фашистской Германией. Инициатором акции выступил Ян Никола, директор пражского Дворца Жофин. Проекту был дан старт 2-го мая в Брюсселе, в «сердце» Европейского союза.На выступлении в брюссельском Дворце «Бозар» присутствовали представители Европарламента, Еврокомиссии, дипломатического корпуса, НАТО, а также премьерминистр и глава МИД Чехии Йиржи Пароубек и Цирил Свобода.После артисты посетили Прагу, город Кошице в Словакии, Варшаву и, наконец, добрались до Москвы. В концерте приняли участие около восьмидесяти исполнителей. За месяц с программой успели познакомиться порядка 12 000 европейских зрителей.«Мы хотим через музыку, через песни донести до людей важность объединения, дружбы и любви», – говорит организатор концерта в Москве Антонин Фишер. – Искусство и война несовместимы, и наше общее счастье, что прекрасное всегда оказывается сильнее».В репертуаре артистов будут популярные эстрадные песни, романсы и классические арии, в общем, по словам г-на Фишера, песни «о любви и о жизни». Организаторы решили не делать акцента на военной тематике. Известно только, что Ансамбль имени А. В. Александрова исполнит «День Победы». «Цель Ансамбля Александрова – донести роль России в победе над фашизмом – объясняет Фишер. – Этот грандиозный коллектив несет мощный позитивный заряд. Даже классический романс в их исполнении – такой как, например, «Очи черные», звучит как гимн русскому духу. Здорово, что русские и чехи снова окажутся плечом к плечу и, главное, по мирному поводу».В проекте «60 лет без войны» также принимают участие большой оркестр пражского Дворца Жофин под управлением дирижера Франтишека Прайзлера и Оркестр почетного караула полиции Чехии. Ну и, конечно же, в первуюочередь чешскую республику будет представлять легендарный Карел Готт. Этого певца можно с уверенностью назвать символом чешской эстрады. «Пан Готт для чехов – то же, что для россиян – Кобзон и Пугачева вместе взятые», – смеется Фишер. До того как стать певцом, Готт успел побывать художником и монтером. В 1964 году он впервые получил звание «Золотого соловья», которое не уходит от него вот уже сорок лет.Тридцать раз Карел Готт становился победителем этого конкурса. За годы концертной деятельности только в Чехии было выпущено больше ста альбомов – грампластинок, аудиокассет и компакт-дисков – с записями песен в исполнении Карела Готта.Около сотни грампластинок, аудиокассет и компакт-дисков Карела Готта огромными тиражами выпущены в СССР и России. В начале шестидесятых Готт стал регулярно выступать на лучших площадках Союза и собирал полные залы. Многие считали, что ему поразительно удаются русские романсы. Но дело не только в вокальных данных и артистизме – пару десятков лет назад советские женщины считали его самым красивым мужчиной в мире. Но после начала перестройки в Россию хлынул целый поток заморских красавцев, и про Готта постепенно забыли.Однако на сольных концертах этого певца по-прежнему собираются полные залы. Вот только самих концертов стало значительно меньше.Хелена Вондрачкова, еще одна солистка концерта «60 лет без войны», была одной из самых любимых певиц Чехословакии, «символ социалистического единства», как ее тогда называли. Только Карел Готт мог сравниться с ней по популярности в Советском Союзе, как, впрочем, и дома, в Чехословакии.Сегодня она по-прежнему пользуется успехом в Чехии, переживающей моду на ретро. В 2002 году певице вручили престижную награду чешской музыкальной индустрии – «За многолетний вклад в искусство». Тогда же ее назвали лучшей певицей года. У Хелены Вондрачковой есть черта, которая очаровывает российского зрителя: она по-прежнему общается с публикой по-русски и любит импровизировать. Например, на одном из концертов в ГКД Хелена Вондрачкова, в очередной раз принимая цветы, пропела: «Спасибо вам, что я больна не вами. Спасибо вам, что вы больны не мной», удивив тем самым своих поклонников. «Она из тех артисток, для которых выступление никогда не станет рутиной, не появится привычки, – говорит г-н Фишер. – Это истинная непосредственность. У Хелены, кажется, сейчас открылось второе дыхание, она очень хороша. Это потому, что у нее великолепный голос и она в отличной форме».Антонин Фишер ожидает, что 26 мая в ГКД придут по меньшей мене шесть тысяч человек: «Думаю, что хоккейный матч между русскими и чехами посмотрело бы больше людей, но, тем не менее, все, что объединяет нас – это прекрасно. Хочется, чтобы наши страны всегда оставались друзьями».
[i]Композитор и поэт Андрей Никольский прославился на всю страну своим шлягером «Я поднимаю свой бокал» в исполнении Филиппа Киркорова. Его песни поют Лев Лещенко, Иосиф Кобзон, Михаил Шуфутинский, Ирина Мирошниченко и другие известнейшие артисты. Но никто не может так точно подать эти композиции, как сам Андрей Никольский. 27 мая во МХАТе им. Горького состоится его концерт под названием «Букет любви».[/i][b]– Просматривая в Интернете информацию о вас, я наткнулась на заметку о бывшем губернаторе Красноярска Валерии Зубове, который якобы запел по вашему совету. Это правда? [/b]– Да, с Валерием Зубовым меня связывает крепкая дружба. Мы вместе учились в Плехановском институте. Он был одним из тех людей, кто вдохновлял меня на первые выступления еще в студенческие годы. Недавно Валерий записал альбом на моей студии. Кстати, неплохой заголовок для нашего интервью: «Чиновники запели».[b]– Действительно, ведь до перестройки вы сами занимали высокий государственный пост. Как же вы решились все бросить и полностью отдаться музыке?[/b] – На самом деле музыка всегда была на первом месте в моем сердце. Но незадолго до окончания средней школы у меня состоялся серьезный разговор с отцом, который, кстати, был тогда генеральным директором химического завода. Он сказал: «Андрей, ты очень честолюбивый человек. Твое самолюбие не даст тебе жизни, пока ты не станешь популярным артистом и известным композитором. Потому разумнее сейчас получить профессию, которая позволит существовать твоей семье». Я согласился и поступил в Плехановский институт на Общеэкономический факультет. Защитив диплом, я пошел в Академию внешней торговли и целых пятнадцать лет отдал системе внешней торговли. Но после девяностого года система монополий рухнула, и заниматься всем этим стало совершенно неинтересно. Но все эти годы я не прекращал писать песни, стихотворения, исполнять что-то на квартирных концертах для друзей, знакомых и не очень знакомых. Мне недавно рассказали, что на Горбушке сейчас можно купить мои записи 80-х годов. Понятия не имею, откуда они взялись… Но в общем, если бы не «революция» девяностых, то я, наверное, не решился бы бросить престижную работу.[b]– То есть вы фактически сменили госбизнес на шоу-бизнес?[/b] – Я не считаю себя работником шоубизнеса. Ведь шоу-бизнес – это производство. Можно выпускать «сникерсы», пиво или делать «Фабрику звезд». Но я всегда исхожу не из того, что выгодно, а из того, что происходит у меня внутри… Я работаю на то, чтобы найти среди миллионов личностей созвучную душу. Кто-то сопереживает моей лирике, моим мелодиям или моим хулиганским, озорным песням. В то же время я с огромным уважением отношусь к шоу-бизнесменам. Для занятия производством тоже нужен талант.[b]– Какое событие вы назвали бы точкой отсчета вашей карьеры на эстраде?[/b] – Тринадцать лет назад я пришел попытать счастья в «Мелодию». Мне предстоял худсовет, и я в волнении ждал своей очереди. Смотрю – стоит Лев Лещенко, тоже вроде бы не торопится. Я подошел к нему и сказал так: «Здравствуйте, меня зовут Андрей. Фамилия моя вам ничего не скажет. У меня есть кассета. Послушайте, может, что-нибудь понравится». Через месяц он мне позвонил и сказал, что хочет записать целый альбом моих песен. Вообще, Лев Валерьянович значит очень многое в моей жизни. Именно он убедил меня, что мне надо самому исполнять свои произведения.[b]– Благодаря вашим песням стала петь Ирина Мирошниченко…[/b] – Ира не претендовала на лавры выдающейся певицы. Ее альбом – это, скорее, декламация под музыку, театр одной актрисы. Да и к тому же, когда в середине 90-х театры волочили жалкое существование, вокальный проект помог Ирине остаться на плаву. Другой вопрос, что она не сумела организовать показ всей программы полностью. Я одно знаю: в тот момент Ира не могла обходиться без сцены.[b]– Самая известная песня у Ирины Мирошниченко – «Коренная москвичка». Как бы вы определили московский характер?[/b] – Во-первых, истинные москвичи очень чтят историю нашей страны и с огромным уважением относятся к православной культуре. Можно быть верующим или неверующим, но настоящий москвич рассматривает Россию через историю и православие. Вспомним «Москву кабацкую» Есенина, картины Кустодиева, песни моего любимого Петра Лещенко. Лермонтов и Пушкин обожали Москву. Потому, когда о Москве говорят плохо, у меня в сердце дрожь. Многие мои песни посвящены Москве: «Старинная Москва», «Милый город», та же «Коренная москвичка» и последняя песня «Я, Москва, в твоих объятиях». Я уверен: если человек не ходит с замиранием сердца по этим маленьким переулкам, то он Россию не любит.[b]– Вас часто называют автором прорусского направления. Есть ли такое направление, стиль?[/b] – Русская песня – это прежде всего духовность и душевность. Ведь песня может быть и хулиганская, озорная, но душевная: теплая, удалая и проникновенная. Кроме того, русская песня сердечна. Это тоже специфика нашей культуры.[b]– Кстати, то, что ваш концерт состоится на театральной сцене, во МХАТе имени Горького, не повредит естественному звучанию ваших песен?[/b] – Напротив, я выбрал сцену МХАТа для того, чтобы сделать звучание более лиричным, нежным и чувственным. Хочу взять гитару и спокойно попеть свои стихи. Будет много новых песен о том, что правит миром, – о любви. Ничего автобиографичного, но грустить, радоваться и мечтать буду вместе со своими зрителями. Также я спою несколько песен, без которых не обходится ни один мой концерт: «Я поднимаю свой бокал», «Дуся», «Ах, как жаль», «Люстра старинного зала», «Волчица»... Кроме меня, артистов не будет. Меня очень веселит, когда в программе сольника крупными буквами пишут не только главного исполнителя, а еще с десяток других имен. Пусть лучше на концерт придут лишь сто человек, зато я буду уверен: эти люди пришли именно ко мне.
[b]30 апреля в 18.00 в Концертном зале им. П. И. Чайковского состоится концерт «Встает утро Победы торжественной».[/b]Концерт будет посвящен актерам московских театров и концертных организаций, участвовавшим во фронтовых бригадах и, конечно же, всем ветеранам войны.В этот же день в фойе зала им. Чайковского откроется выставка, посвященная участникам фронтовых бригад. Второе отделение концерта будет полностью состоять из номеров ансамбля Игоря Моисеева, а в первом на сцену выйдут многие известные актеры эстрады, кино и театра.Среди них – и выдающийся актер Валерий Золотухин, который считает такие выступления важными и ответственными: «Для меня огромное удовольствие участвовать в таком красивом и очень важном концерте. Великая Отечественная война – святая тема, тема нашего поколения. Я рожден в канун войны, 21 июня 41-го года. Мой отец воевал. Слава Богу, остался жив, правда, вернулся с шестью ранениями.Я уверен, что наше отношение к делам отцов определит отношение потомков к нам самим. Я имею в виду не оценку, но почтение к опыту прошлых поколений.Помню, в 85-м году, когда началась перестройка с ее переоценкой, ревизией всего и вся, тема патриотизма, любви к родине оказалась ненужной и даже смешной.Конечно, это была реакция на однотонное представление темы Отечественной войны в советское время. Немцев обыкновенно изображали исключительно карикатурно, а наши сограждане все поголовно были святы и отчаянно храбры! Страшные книги таких авторов, как Бакланов и Астафьев, рассказавших о подлинных ужасах военного времени, сначала были восприняты чуть ли не как предательство. Астафьева в открытую обвиняли в том, что он порочит русского солдата. Но почтение, преклонение перед подвигом отцов и дедов так же важно, как умение проанализировать факты, учиться на ошибках, которые язык не поворачивается назвать чужими».
[i]Полад Бюль-Бюль оглы – ярчайшая звезда советской эстрады 1960–70-х годов. Он объездил с концертами весь Советский Союз, а также более 70 стран мира. Полад Бюль-Бюль оглы – единственный представитель азербайджанской культуры, в честь которого была открыта именная звезда на Московской площади звезд. В 1988 году он был назначен министром культуры Азербайджана и пребывает на этом посту уже 17 лет. 26 апреля на сцене Государственного Кремлевского дворца состоится концерт, посвященный 60-летию композитора, певца, актера и деятеля культуры.[/i][b]– Полад Бюль-Бюльевич, у вас очень необычное имя. Как вам кажется, влияет ли имя на жизнь человека?[/b]– У меня на родине существует поговорка: имя предопределяет человеческую судьбу. Что-то в этом есть. «Полад» означает «сталь». «Бюль-бюль» – «соловей». Звучит романтично, правда, есть у этого имени недостаток: его практически невозможно написать правильно с первого раза. Приходится диктовать по буквам. Надо сказать, что я – «Бюль-Бюль» во втором поколении. Первый «соловей» в нашем роду – мой отец, урожденный Муртуза Мамедов, гениальный вокалист, основатель профессиональной вокальной школы в Азербайджане. Его прозвали Бюль-Бюлем родные и соседи, потому что его прекрасный голос напоминал трели соловья. Скоро все забыли настоящее имя отца, и, когда пришло время получать паспорт, мой дед записал его Бюль-Бюлем. Так прозвище стало именем. В 1961 году папы не стало, и я сделал свое отчество фамилией в его честь.[b]– Сложный момент: с одной стороны, вам как сыну великого певца проще было выйти на нужных людей. С другой стороны, нужно было доказать, что природа не «отдохнула» на вас. Было ли у вас чувство соперничества с отцом?[/b]– Я пою сколько себя помню, это для меня так же естественно, как дышать. Правда, я в детстве предпочитал подражать не птицам, а крикам Тарзана из популярного в те годы фильма. Но как бы то ни было я никогда не воспринимал свой голос как средство куда-то пробиться. Прежде всего, я композитор, окончил Азербайджанскую государственную консерваторию имени Узеира Гаджибекова. Мне преподавал выдающийся композитор Кара Караев, ученик Дмитрия Шостаковича. Раньше я много писал для Муслима Магомаева, Иосифа Кобзона, Леонида Сметанникова, Людмилы Сенчиной, для таких популярных в свое время групп, как «Самоцветы» и «Интеграл». Исполняю я только свои собственные песни. Мои концерты – это как бы разговор композитора со своими зрителями. И знаете, у меня никогда не было мыслей вроде: «сейчас я сяду за рояль и напишу шлягер, который запоет вся страна». Я просто выражал чувства, переполнявшие меня. Популярность нашла меня сама.В те годы было всего два телеканала и две популярные развлекательные передачи: «С добрым утром» и «Голубой огонек». Если в удачное время удавалось спеть удачную песню, на следующее утро просыпался знаменитым на весь Союз.[b]– В 60-е годы вы обратили на себя внимание не только оригинальным звучанием, но и ярким сценическим обликом.[/b]– Да, пожалуй, я и Муслим Магомаев выглядели тогда необычнее других исполнителей. Мы оба любили и до сих пор любим необычные цвета и фасоны. К тому же я всегда хотел придать своим выступлениям национальный колорит. Еще мне очень трудно просто стоять на сцене без движения. Я просил себе микрофон с длинным-длинным шнуром, чтобы можно было выходить в зал, пританцовывать, ничем не стеснять свои движения и охватывать все пространство сцены.Из-за этого меня часто вырезали из всяких «огоньков». Мол, нельзя так много махать руками и бегать туда-сюда. Но на сцене музыка настолько заполняет меня, что невозможно не выразить это танцем. Хотя я никогда не учился хореографии. И на вечеринках меня плясать не заставишь...[b]– В 1988-м вы ушли в административную деятельность, стали министром культуры. Почему?[/b]– В какой-то момент накопилась простая человеческая усталость от гастролей, изматывающих поездок по огромной стране, нескончаемых перелетов. Это сейчас звезды летают в «бизнес-классах», живут в «люксах», мы же были в тех же условиях, что и все. В те годы, например, все рестораны закрывались в десять вечера, следовательно, после концерта надо было питаться всухомятку. Все это ерунда в молодости, но с годами сил поубавилось. Кроме того, я тогда еще писал музыку для спектаклей и кинофильмов, в общем, долгое время работал на износ. Но к концу 80-х в республике сложилась ситуация, когда я понял, что нужен не только как «творческая единица». Администратор нашей филармонии маэстро Ниязи, великий дирижер, ушел из жизни.Филармония, оставшись без хозяина, стала разваливаться. И тогда министр культуры обратился ко мне с просьбой помочь. Он нашел во мне административные задатки. Я, честно говоря, тогда надеялся, что все это ненадолго.Помогу восстановить филармонию и продолжу заниматься искусством. Через два года директорской работы меня, не спросив, назначили министром культуры. По сей день занимаю этот пост несмотря на то, что время не самое спокойное. Трагедия Карабаха унесла много жизней, лишила крова около миллиона человек. Это сказывается и на культурном развитии. Сейчас, слава Богу, ситуация стабилизируется.[b]– Вашей популярности во многом помог фильм Юлия Гусмана «Не бойся, я с тобой». Это музыкальный боевик, первый в истории советского кино. Можно ли вас назвать героем боевика и в жизни? С чем вы боретесь?[/b]– Да, Гусман снял великолепный фильм: все стреляют – никто не умирает. Жаль, что в реальности так невозможно. Когда я был человеком искусства, я боролся за то, чтобы подниматься на новые вершины мастерства. Когда я стал директором филармонии, а после – министром культуры, жизнь превратилась в постоянное сражение с кем-то и за что-то. Я борюсь, например, за сохранение культурного наследия.Не секрет, что в эпоху приватизации библиотеки, музеи и театры стали выселять из хороших помещений. Несколько раз хотели отобрать наш музейный центр и открыть там биржу. Я также бьюсь за то, чтобы на эстраде были талантливые люди. Часто, воплощая какое-то государственное решение, приходится затрагивать интересы каких-то людей, групп людей. Они недовольны, и это порождает новую схватку.[b]– Борьба совместима с творчеством?[/b]– Нет, совершенно несовместима. Уйдя в административную деятельность, я закрыл для себя путь в искусство. Последние годы я не пою и не пишу. Есть люди, которые умудряются быть и там, и здесь, разделить себя, но это мне не подходит. Я Водолей.Моя энергия – это единый, неделимый поток.[b]– А за современной эстрадой следите?[/b]– Совершенно нет времени, да и качество всех этих «новинок» оставляет желать много-много лучшего. Я остался там, далеко, с Рэем Чарльзом, Элом Джероу и Стейном Гейтсом….[b]– Лет тридцать назад вас можно было с уверенностью назвать символом национальной культуры. Есть ли такой человек сегодня?[/b]– К сожалению, пока на ум все же приходят имена старших поколений. Например, знаменитый азербайджанский художник Таир Салахов. Его работы представлены в Третьяковской галерее. Самая известная работа – портрет Шостаковича. Вообще сейчас стало гораздо труднее зажигать новые звезды. Раньше мы жили в одной стране, по единым правилам. Теперь мир открыт, и, чтобы преуспеть, надо вступать в конкурентную борьбу со всем миром, отдельно пробиваться во Франции, в Германии, в Америке и в России. Все это пока – непомерно дорогое удовольствие для Азербайджана. Скажем, чтобы участвовать в «Евровидении», нужно выплатить вступительный взнос в 120 тысяч евро. В общем, в ближайшее время наша приоритетная задача – сохранить достижения прошлых лет.Важно не потерять то, что было создано за годы советской власти: Театр оперы и балета, хоровая капелла, симфонический оркестр. Ведь до СССР на всем Ближнем Востоке ничего подобного не было. Ну а широкомасштабного наступления Азербайджана на мировую арену пока не предвидится.[b]– Скажите, изменились ли за последнее время традиции проведения Недель азербайджанской культуры в Москве?[/b]– В общем, все осталось по-старому. Разве что масштаб мероприятия стал скромнее. Как правило, государство не вмешивается в процесс отбора материала. Нам предоставляют залы, гостиницу и транспорт. Также определяется квота: 150, 160 или 180 коллективов. Решается, сколько будет художественных выставок и в какие сроки надо уложиться с подачей заявок. Что касается самой программы, то здесь мы вольны привозить все, что считаем нужным. По такой же схеме проходят Недели русской культуры в Баку.[b]– 26 апреля у вас юбилейный концерт в Государственном Кремлевском дворце. Что ждет зрителей?[/b]– Я исполню свои старые шлягеры, такие как «Шейк», «Долалей», «Позвони», и несколько новых вещей – народные азербайджанские песни, которые когда-то пел мой отец, в современной аранжировке. В Москве большая азербайджанская диаспора, и я уверен, что это понравится публике. Еще будут показаны отрывки из фильма «Не бойся, я с тобой», для которого я писал музыку. Надеюсь, что этот концерт будет теплой встречей с друзьями через много-много лет после расставания.
[i]Посвященный шестидесятилетию Великой Победы, этот концерт, или даже музыкально-документальный спектакль, – своеобразное послание нам, современникам, от отцов и дедов. О том, как сделать так, чтобы послание дошло до адресатов, нам рассказал заслуженный артист России Евгений Анатольевич Глазов, главный режиссер Государственного Кремлевского дворца.[/i][b]– Евгений Анатольевич, почему всетаки «Письма с фронта»?[/b]– На самом деле, замысел очень прост. «Письмами» я считаю не только «треугольники», а все, что приходит к нам с той войны. Это воспоминания, песни, стихи, даже отцовская пилотка. Когда мы с Иосифом Давыдовичем Кобзоном перебирали варианты сценария, мы сразу поняли друг друга, моя концепция ему очень понравилась. Наш концерт будет построен на песнях довоенных, фронтовых и посвященных войне, написанных позже. То есть, будет соблюдена некоторая хронология. А тексты – стихи, отрывки из рассказов, мемуары, собственно письма – будут представлять блистательные драматические артисты: Валерий Золотухин, Сергей Шакуров, Элина Быстрицкая, Олег Анофриев и Анна Большова. Музыкальное сопровождение – Академический ансамбль песни и пляски МВД РФ. Мы как бы перекидываем мостик между современностью и той войной.[b]– Иосиф Давыдович участвовал в создании сценария концерта?[/b]– Да, конечно, мы с ним постоянно были на связи. Я предложил идею. Потом написал заявку. После я представил ему уже развернутый сценарий со стихами и песнями. Некоторые песни, которые я включил в концерт, Иосиф Давыдович предложил заменить, сказал: «Ты знаешь, мне кажется, здесь я должен исполнять другую вещь, она точнее передаст настроение». Если есть драматургия, какой-то сюжет, то подобрать адекватный материал гораздо проще.[b]– Значит, вы отказались от привычного подбора номеров? Ведь сложный сценарий предполагает и большее число участников концерта, и больше финансовых затрат, и большие организационные трудности?[/b]– Скажу честно, я всегда «болел» театром. Все концерты, которые я делаю, получаются «спектаклевыми». Как, например, 250-летие МГУ, когда песни, танцы, обращения высокопоставленных гостей мероприятия все равно выстроились в единую линию. Можно, конечно, сделать облегченный «клип» на каждую песню с танцорами вокруг солиста и мелькающим экраном за его спиной, но это мне не интересно. Люди всегда хотят увлекательную историю, погрузиться в какую-то судьбу. Надо непременно удовлетворить это желание, особенно если речь идет о судьбе страны. Об эпохе, которая в той или иной степени перевернула жизнь каждого. Великолепные артисты, которых я пригласил, помогут передать то колоссальное напряжение, которым пропитано военное время. Кроме того, мне, как режиссеру, просто приятно работать с настоящими профессионалами. Не перестаю удивляться тому, как ответственно эти титаны сцены подходят к репетициям.Никаких опозданий и проволочек. Сверхновым «звездам» есть, чему поучиться у Кобзона, Золотухина, Быстрицкой…[b]– А вы сами в юности ходили на концерты, посвященные годовщинам Победы?[/b]– Да, конечно, но ничего конкретного припомнить не могу. Только сами песни, гениальные стихи Булата Окуджавы, Владимира Высоцкого, которые я не мог не включить в концерт Иосифа Давыдовича. Но самое сильное впечатление на меня произвела в свое время встреча ветеранов Великой Отечественной в парке Горького. Ни один фильм, ни одна песня не способна передать, какие лица у людей, прошедших сквозь ад ради нас с вами. У меня трое детей, и я не раз водил их в парк Горького, чтобы они действительно знали, ради кого улицы украшают флагами на 9 Мая.Концерт «Письма с фронта» тоже начнется как бы в парке. Представьте себе: пустая ракушка для оркестра, танцевальная площадка, репродуктор, афишная тумба, на которой висит афиша концерта Кобзона. «Далеко», с помехами звучит песня «Поклонимся великим тем годам». Тумба переворачивается – и меняется сцена. На тумбе уже афиша 41-го года. В ракушку садится оркестр, выходят пары и Кобзон поет несколько довоенных песен.Также прозвучит документальное объявление войны Молотовым, хор исполнит «Священную войну»… Финал – наше время. Кобзон споет живьем «Поклонимся великим тем годам». Круг замкнется. И будет ясно – мы победители.
[b]30 марта на сцене Театра им. Евг. Вахтангова состоялся заключительный концерт IX Московского международного фестиваля еврейского детского и юношеского художественного творчества «Зажги свечу!»[/b]В концерте приняли участие хоровые, вокальные и танцевальные коллективы, инструментальные ансамбли и солисты разных жанров. Особенность XI фестиваля в том, что организаторы приурочили его к 60-летию Великой Победы. Поэтому в программу концерта наряду с еврейским национальным творчеством были включены номера соответствующей тематики. Например, «Севастопольский вальс», гимн г. Москвы, «Темная ночь» и др. Война давно ушедших лет перекликалась с войной современной. Среди участников фестиваля был танцевальный ансамбль «Шаби» из Беслана.«Организаторы фестиваля, Еврейский центр искусств, Московская еврейская религиозная община и правительство Москвы сделали все, чтобы поездка в Москву оставила самые теплые воспоминания у детей из Беслана», – сказал главный раввин России Адольф Шаевич. И добавил: – Пусть они всегда помнят, что на свете больше добрых людей, чем злых. Мы живем в многонациональной стране. 60 лет назад именно единство разных национальностей помогло нам выстоять в войне. И дети, которые почти не знают военного лихолетья, должны помнить об этих поучительных страницах нашей истории.В настоящее время Еврейский центр искусств проводит благотворительную акцию «Еврейские семьи – детям Беслана». В начале июня 2005 г. 100 учащихся печально известной школы № 1 отправятся на отдых в Венгрию в один из лучших международных детских лагерей в Европе.
[i]Только что вышла новая книга известного российского философа Вадима Руднева «Словарь безумия». Безумие начинается уже с оглавления: «Вагина», «Винни Пух», «Витгенштейн Людвиг», «Влечение к смерти и Штирлиц». Ну, по крайней мере, ясно, откуда взялся «Винни Пух». Книга Вадима Руднева «Винни-Пух и философия обыденного языка» стала интеллектуальным бестселлером начала 90-х. Большим успехом среди читателей пользуется также его «Словарь культуры XX века». Некоторые главы в «Словаре безумия» и «Словаре культуры …» совпадают по тематике, из чего напрашивается очевидный вывод: XX век – это диагноз.[/i][b]– Вадим Петрович, что представляет собой ваша последняя книга, зачем она читателям?[/b]– «Словарь безумия» построен большей частью на моих ранних работах по философии текста. Вообще, «философия текста» – это мое собственное направление в философии. Оно складывается на стыке целого ряда философских и филологических наук. В их числе психоанализ, аналитическая философия, структурная лингвистика и теоретическая поэтика. Кроме того, в книге «Словарь безумия» подводятся предварительные итоги моим исследованиям в области психиатрии. На первый взгляд филология и психиатрия имеют мало точек пересечения, но это не так. Великий психоаналитик Жак Лакан говорил: «Все, чем располагает психоанализ – это речь пациента».Надо сказать, что «Словарь безумия» появился на свет по стечению не самых приятных обстоятельств.В феврале прошлого года я закончил книгу «Диалог с безумием». Издатель неожиданно отказался заниматься «Диалогом», объяснив это тем, что на рынке сейчас перепроизводство интеллектуальной литературы.В другом издательстве, зная об успехе моего «Словаря культуры XX века», мне предложили нашинковать мои последние книги по психиатрии в словарь и заправить все это иллюстрациями из работ по философии текста. Мой «Словарь безумия» освещает самые разные аспекты человеческого безумия: истерию, депрессию, шизофрению, паранойю и многое другое. Книга будет особенно полезна тем, кто наивно считает себя нормальным.[b]– В «Словаре безумия» не так много персоналий, и в основном там представлена «разношерстная» публика: философ Людвиг Витгенштейн, писатель Франц Кафка, художник Андрей Монастырский и др. Вы говорите о них как о шизотипических личностях. Что это значит?[/b]– Шизотипическая личность складывается из осколков различных характеров. Раньше это называлось вялотекущей шизофренией. Проявляется это как чудачество, частая смена настроений. Ученица Фрейда Мелани Кляйн считает, что в возрасте до полугода человек проходит две стадии развития: сначала он не может воспринимать мать как единое целое. У него есть хорошая мать, которая кормит, и плохая, которая долго не подходит к кроватке, когда малыш ее зовет. На второй, депрессивной стадии, ребенок понимает, что мать бывает и хорошей, и плохой. Ребенок печалится, испытывает чувство вины за свои злые мысли и таким образом учится контролировать себя, взрослеет. Поэтому депрессия, в общем-то, позитивное явление. Депрессивный человек – зрелый человек.[b]– Некоторые рецензенты писали, что «Словарь культуры XX века» – это вовсе не словарь, а мнение Вадима Руднева о культуре двадцатого столетия. Можно ли сказать, что «Словарь безумия» – книга о вашем личном, родном безумии, не претендующая на объективность?[/b]– «Словарь безумия» и «Словарь культуры», безусловно, авторские словари. Традицию составлять авторские словари завели энциклопедисты. Самый известный словарь, составленный подобным образом, – словарь Дидро. Когда я занимался «Словарем культуры», мне, в общем-то, было наплевать, объективен я или нет. Я писал о том, что мне казалось интересным. Отзывы авторитетных людей и продажи показали, что этот метод очень эффективен, хотя я занялся «Словарем культуры XX века» ради гонорара, и не думал о том, что эта книга, к примеру, будет признана многими учеными Института культуры.На мой взгляд, «Словарь культуры XX века» и «Словарь безумия» отвечают потребностям времени. Сейчас нужны не только жестко структурированные пособия, но и полуигровые.Мои работы – это отражение постмодернистского взгляда на мир, то есть взгляда глубоко субъективного. При таком количестве информации, научных и идеологических подходов можно только стремиться к объективному отражению реальности.
Как утверждают создатели «Столичного сувенира», фильм этот некоммерческий, экспериментальный, а потому предсказать его успех и пути, по которым будет развиваться у нас трехмерная анимация, пока сложно. Ведь, например, «Последняя фантазия» – первый полнометражный фильм в «цифре», масштабный и пафосный – провалился в прокате. Но следом появились «Шрек» и «Ледниковый период», которые доказали, что подобные проекты могут приносить огромную прибыль.Например, продюсер «Столичного сувенира» Андрей Гончаров считает, что с помощью качественной трехмерной картинки можно добиться особого интереса зрителей, если на экране не нечто фантастическое, а будничные, знакомые объекты, воссозданные в системе 3d. Потому авторы нашего фильма сделали ставку не на забавную небывальщину, как создатели «Шрека» или «Подводной братвы», а на реализм. Если на экране обшарпанный дом, то он обшарпан именно так, как был бы обшарпан в игровом кино. Даже в озвучании авторы постарались быть предельно реалистичными – героиню фильма, модель Инну, озвучивает модель Инна Гомес.Как и в заморских анимационных хитах, мультяшкам «Столичного сувенира» сделали лица актеров, которые их озвучили. Главного героя, красавца-дембеля из Москвы, который в конце третьей части окажется сыном богатого папы, «сыграл» 3d-клон Александра Лазарева-младшего.Также в работе над проектом приняли участие Вячеслав Гришечкин, Юрий Гальцев, Алексей Лыков, Амалия Мордвинова и др.Для записи оригинального саундтрека были приглашены группы Pushking, «Опасный синдром» и «В.Е.Р.А.» Сценарист и режиссер озвучания Константин Мулин признается, что жанр лирической комедии пока трудно воспринимать вместе с «кукольным» видеорядом. Если яркая сцена спасения моряков в бурю захватывает, то диалоги и монологи с трудом удерживают внимание зрителя.«Столичный сувенир» – это скорее постановка ряда проблем для нашего кино, чем окончательный вариант их решения, – говорит Мулин. – Пока даже не ясно, смогут ли зрители увидеть фильм в кинотеатрах».Работа над второй и третьей частями «Столичного сувенира» еще не закончена, но Гончаров и Мулин уже готовят новый трехмерный мультик про роботов. Там уже никакой «правды жизни» не будет.
[b]Как писала Агния Барто: «…выбирай себе, дружок, один какой-нибудь кружок». Но, видимо, Алексей Иващенко не успел в детстве познакомиться со знаменитым стишком. Певец, композитор, актер, автор мюзикла «Норд-Ост», солист культового дуэта бардов «Иваси» (в тандеме с Георгием Васильевым), выпускник геофака МГУ, он не прекращает экспериментировать. В чем можно будет убедиться на его концерте в понедельник, в Театре Эстрады.[/b]– Авторская песня – это костер, разговоры шепотом, независимость, а мюзикл – это блеск, шум, шоу. Как в вас уживаются бард и автор песен для популярных музыкальных спектаклей?– Знаете, у меня совсем другие ассоциации. Мюзикл – это адская, тяжелейшая, чудовищная, ни с чем не сравнимая работа. Авторская песня вовсе не саундтрек для ужина у костра. Трудно уличить Булата Окуджаву или Александра Галича в страсти к походной жизни. В первую очередь, авторская песня – это внятная гражданская позиция. Очень важно внимательное, бережное отношение к слову, профессиональное владение русским языком. Кроме того, авторская песня предполагает изысканную музыкальную мысль, а не три аккорда, как многие думают.Собственно эти три составляющие и есть признаки истинного произведения песенного искусства. И сила настоящей песни – в колоссальной общественной потребности. Представьте себе: миллионы людей подхватывают какую-то песню, поют ее десятки лет без единого клипа, без ротации на радио, без всякой раскрутки. И мне бы очень хотелось понять, что сейчас нужно людям, какие эмоции переполняют нас в настоящий момент. Моя новая программа во многом представляет собой музыку вокруг меня и внутри меня.Авторская песня – это начало пути к иным формам, оригинальным темам. Чувствую, скоро придет время песен про здоровье. В юности не задумываешься о гриппах всяких, а сейчас понимаешь: надо заниматься собой.– Наверное, вы уже успели найти какой-то способ поддерживать себя в форме при таком безумном рабочем графике.– Да, этот способ я нашел еще в университетские годы, когда занимался легкой атлетикой: бег. У меня есть какое-то мистическое убеждение, что бег лечит все болезни. Когда чувствую себя плохо, начинаю усиленно бегать– на стадионе, вокруг дома, по беговой дорожке – где только возможно и быстро прихожу в себя. Но кроссы, бег наперегонки – это не мое. Также я не могу понять прелести всяких конкурсов, фестивалей. Если молодой человек спел девушке свою песню и у нее на глазах выступили слезы, то он уже победитель.– Расскажите, каким жанрам вы отдадите предпочтение на предстоящем концерте?– С 1998 года, когда во всю шла работа над мюзиклом «Норд-Ост», я не выходил на сцену, отложил работу над сольным альбомом. За это время накопилось много нового музыкального материала: это и авторская песня, и переводы песен моих любимых зарубежных композиторов на русский язык, в основном это будут произведения Антонио Карлоса Жобиля. Он выдающийся композитор XX века, основоположник стиля босса-нова. Конечно, будут арии из мюзикла «Норд-Ост». Я также продолжаю работать со старым материалом, исполнять с другой интонацией, аранжировать по-новому. Жанр я буду искать не в одиночестве. Многие песни я исполню дуэтом с певицей Лидией Чебоксаровой, она давно работает в жанре авторской песни, который для меня – основа основ. Еще у меня в гостях будет Мария Шорстова, солистка мюзиклов «Норд-Ост» и «12 стульев». Специально для этого вечера я собрал команду прекрасных музыкантов. Вообще, для меня предстоящий концерт особенный, ведь я буду выступать вместе с моими близкими друзьями. К сожалению, Георгий Васильев не сможет прийти на концерт, очень занят бизнесом, но он живо интересуется всем, что я делаю. Мы не теряем друг друга из виду.
[b]Посетители этой выставки могут познакомиться с работами художников Московского городского клуба «Природа и творчество», выполненными из растительного материала.[/b]«Пожалуй, и я так смогу», – подумает кто-то, глядя на деревянные скульптуры Д. Н. Никитина, или, например, обереги В. П. Суднова. Вроде бы нет ничего сложного в том, чтобы из грецких орехов и кукурузных зерен склеить забавные фигурки, как В. В. Роговина. Техника «раффоло» и вовсе элементарна: на акварельный фон накладывается природный материал, часто в хаотичном порядке. Многих людей в клуб «Природа и творчество» привело именно желание превзойти состоявшихся художников, кажущаяся простота их искусства.«Мы видим красоту в неприметном, бережно обрабатываем материал, сохраняя естественную пластику, натуральные цвета – говорит И. В. Зиновьев, председатель клуба. – Чтобы достичь мастерства, надо, конечно же, обладать душой художника и не бояться долгого, кропотливого труда».Одну из своих скульптур Д. Н. Никитин назвал «Скрытые прелести». Так можно подписать все экспонаты выставки. Особый взгляд на мир – внимательный, добрый, экологически чистый – в нем заключается секрет членов клуба «Природа и творчество».История клуба началась 44 года назад с декоративного гербария ныне покойной З. А. Мамонтовой, доцента биологического факультета МГУ. Сейчас клуб посещают более 600 человек. Действуют шесть направлений: «Декоративное панно», «Лесная скульптура», «Художественное лозоплетение», «Инкрустация по дереву», «Аранжировка цветов» и «Детское творчество». Мастер-классы для юных художников проходят прямо в зале Дарвиновского музея. Плата только за материал – 10–15 рублей. «Отличившихся малышей мы награждаем книжками и пряниками, представляем по номинациям, как взрослых, – рассказывает директор музея А. И. Клюкина. – Правда, детишки, насмотревшись телевизора, ждут от нас фотоаппаратов и поездок на Кипр. Но самая большая радость для них, конечно же, попасть на выставку».Растрепанные воробьи из шишек, нарядная дама из рыбьих костей и чешуи, лепестки цветов из турецких семечек... Так что если ребенок долго ковыряется в тарелке, пристально вглядываясь в еду, стоит задуматься. Возможно, это талант.Мастера клуба скромно называют себя «художниками из народа». На самом деле среди них есть профессионалы, получившие мировое признание. Их работы «гастролировали» в США, Канаде, Индии, Японии, Франции. Более 30 медалей было завоевано в Осаке на международной выставке «Экспо-90». Вообще художники клуба «Природа и творчество» не испытывают недостатка в медалях. У большинства за плечами Великая Отечественная война, участие в трудовом фронте, многие – ветераны труда и Вооруженных сил.Главное правило мастеров – бережно относиться к природе, работать только с отжившим материалом: сухим деревом, опавшими листьями, увядшими цветами.«Старые пни – это наше все!» – шутят художники.[b]Выставка продлится до 28 ноября.[/b]
[i]Певец и композитор Алексей Зардинов, старый друг «Вечерки», дебютировал на эстраде в первом составе группы «На-На». Потом была работа с Вячеславом Добрыниным и его командой «Доктор Шлягер», сольные выступления, участие в фестивалях и сборных концертах. Последний подвиг певца – покорение кавказской пленницы.[/i][b]– Алексей, недавно вы записали несколько композиций с Натальей Варлей.[/b]– Четыре года назад композитор Виктор Видоменко познакомил меня с Натальей на одном из концертов. Ему пришла в голову идея превратить некоторые стихи Наташи в песни, чтобы мы исполняли их дуэтом. Но в процессе работы оказалось, что Наташины стихи ни в какую не хотят уживаться с музыкой. Тогда Виктор написал еще и текст. Так родилась первая наша песня: «Двое поющих сердец». На сегодняшний день у нас есть четыре песни. Это немного, но если учесть насколько придирчива Наталья в выборе репертуара, то можно гордиться результатом. Чем-то она похожа на свою знаменитую героиню, «красавицу, спортсменку, комсомолку». Вообще за годы общения мы с Наташей стали настоящими друзьями. Сейчас я не представляю жизни без ее доброты, задора, духовности. Еще у нее такие очаровательные кошки! Одиннадцать штук, и каждая по-своему прекрасна.[b]– Поклонники называют вас «певцом любви». Для вас любовь – радость, игра, удача?[/b]– Мне на самом деле ближе страдание. Радость в любви – это мгновения, которые люди вспоминают спустя годы, но переживание чувства в настоящем времени – всегда боль, тревога и надрыв. Художественное произведение, посвященное любви, должно выбивать слезу. Впрочем от песен, особенно радостных, чаще бывают мурашки, чем слезы.[b]– В том же альбоме, кроме песен о любви, есть и патриотическая песня.[/b]– Это очень дорогая мне композиция. Я положил на музыку стихи Риммы Казаковой. Ее поэзия очень близка мне по духу. Кроме того мне хотелось посвятить песню своей любимой стране. Я люблю русскую природу: леса, реки, поля и никогда бы не уехал из России. Ну разве что в Крым, в Севастополь…Я патриот, хотя мне и кажется сплошной ошибкой наша политика в Чечне. С характером чеченцев я хорошо знаком. В армии я дослужился до сержанта горной бригады и у меня в подчинении было много ребят с Кавказа. Позже я поступил в ГИТИС, учился на актера музыкального театра. На параллельном курсе была народная чечено-ингушская студия. Мы дружили, делились едой и напитками в общаге, репетировали. Что я понял: эти люди бесконечно горды и непокорны. Кроме того кавказцы способны многие десятилетия жалить в болевые точки. Чувствую, так и будет, если мы не придумаем что-то остроумнее пресловутых «силовых методов».
[i]Для большинства людей аккордеон – это что-то из далекого прошлого, чуть посовременнее балалайки. Взять хотя бы уличных музыкантов: молодежь с гитарами, старики - с «гармошками». Валерий Андреевич Ковтун, признанный исполнитель и композитор, «Золотой аккордеон России», получивший в 1990 году звание Заслуженного артиста, в 1996-м – Народного, посвятил «гармошке» 55 лет жизни. 12 декабря в Государственном Кремлевском Дворце состоится очередной концерт Валерия Ковтуна, где он снова намерен собрать шесть тысяч зрителей и показать, на что способен обожаемый им аккордеон.[/i] [b]- Валерий Андреевич, почему же в юности вы все-таки выбрали именно аккордеон?[/b]- Тогда все решил случай. В послевоенные годы царем инструментов стал баян. Помните кадры из кинофильмов и видеохроник, где веселый солдат с баяном поднимает боевой дух однополчан? На танцевальных площадках Керчи, моего родного города, баянисты выводили «Цветущий май», «Рио Риту», я рос среди звуков гармони. Когда мне исполнилось семь, мама купила баян и отвела меня в музыкальную школу. Но все места в классе баяна были заняты, видимо, слишком много ребят гуляли у тех же танцплощадок, что и я. Преподаватель посоветовал мне заняться аккордеоном. Помню, я целый день простоял на морозе у комиссионки, ждал, что кто-нибудь принесет на продажу аккордеон. Мне повезло, какой-то супружеской паре понадобился баян, наверное, тоже для начинающего музыканта, и мы поменялись. [b]- Странно, ведь у аккордеона вроде бы и вид более солидный, и по звучанию он не сильно отличается от баяна. Почему же аккордеон был не так востребован, как его «родственник»?[/b] - На самом деле, здесь нет ничего странного. Во-первых, в советские времена академичность и солидность как раз мешала востребованности. А баян – народный инструмент, у нас лучшая в мире школа баяна, наши ребята всегда берут первые места на международных конкурсах. Аккордеон родом из Австрии, и так сложилось, что вплоть до конца пятидесятых им у нас вообще мало интересовались. В 1959 году Союз посетил американский мюзик-холл во главе с блистательным аккордеонистом Дикконтини. Американцы дали такое сногсшибательное шоу в Зеленом театре, что о заброшенном инструменте вспомнили, стало формироваться какое-то подобие школы аккордеона. Но здесь еще предстоит серьезная работа. Лично я тоже планирую сделать вклад в образование будущих аккордеонистов. В ближайшее время, надеюсь, откроется мое собственное училище. Пока у нас проблемы с помещением, но Юрий Михайлович Лужков обещал помочь. [b]- Это будет среднее учебное заведение?[/b] - Не среднее, не высшее и не начальное. Это будет подобие курсов повышения квалификации для тех, кто умеет блестяще играть, но еще не знают, что им делать с этим умением. Многие владеют техникой, но многие ли становятся известными исполнителями? Артист должен грамотно вести себя на сцене, подбирать репертуар, соответствующий ситуации, артист должен легко общаться с публикой, договариваться с администрацией. Неправильно подобранный костюм – уже ошибка. Я сорок лет на эстраде и знаю, в каком направлении нужно работать, чтобы действительно стать артистом. [b]- Получается что-то вроде «Фабрики Звезд» для аккордеонистов...[/b]- «Фабрика Звезд»…вслушайтесь в это словосочетание. По-моему, звучит издевательски. Впрочем, весь этот проект – издевательство, почему название не должно ему соответствовать? Я, конечно, желаю удачи всем ребятам, которые участвуют в проекте, но, скорее всего, ни один из них звездой не станет. Для того, чтобы стать настоящей звездой нужен огромный талант, невообразимая работоспособность, и самобытность. А от «фабрикантов», как они себя называют, требуют не самобытности, а соответствия уровню нашей эстрады. В молодости я, конечно, мечтал о том, чтобы попасть на эстраду, но о том, что у нас есть сейчас, по-моему, странно мечтать. [b]- Как же наступал «звездный час» до того, как придумали «Фабрику»?[/b]- После армии я пошел работать в филармонию города Николаева. Вроде бы нормально устроился, но мне постоянно была нужна сцена. Да и с деньгами было не так хорошо, как мечталось. И я устроился лабухом в ресторан. Одним прекрасным вечером к нам зашел Махмуд Эсамбаев, который проезжал Николаев с гастролями. Ему понравилось моя игра, и он предложил мне работать в составе своей группы. Мы колесили по Союзу почти полтора года. За это время я познакомился с нужными людьми, набрался опыта, мое имя перестало быть пустым звуком. Конечно, до статуса «звезды» было еще очень далеко, но после выступления в главных концертных залах страны меньше всего хочется вернуться в ресторан. А в нашем деле не бывает остановки. Ты либо идешь вперед, либо катишься назад. После расставания с Эсамбаевым я работал с Иосифом Кобзоном, с Муслимом Магомаевым, Юрий Багатиковым. А с начала 80-х я создал сольный ансамбль и объездил с ними почти весь мир: был в Австрии, Германии, Италии, Финляндии, Турции, в Китае меня даже окрестили «секс-символом».Часто не хотелось ехать, но тогда меня вызывали на партком и пугали большими неприятностями, если откажусь от высокой чести представлять СССР . [b]- Вы, наверное, ностальгируете по советским временам? Выступления перед правительством, профессиональная эстрада, молодежь, не испорченная «попсой»…[/b]- Сам удивляюсь, но ностальгии нет совершенно. Я, конечно, был в порядке в те годы, но и сейчас жаловаться не на что. Выступлениями перед правительством я не обделен и после развала Союза. Например, в августе этого года ездил в Сочи, играл для Путина и Шредера. Что касается современной молодежи, то она меня вовсе не пугает. Лет восемь назад я был приглашен выступать в МДМ. Мой выход был, кажется, после группы «Сектор Газа». Появляюсь я со своим аккордеоном – толпа улюлюкает, свистит. Я взял микрофон и объявил, что нарушать программу концерта не могу и сыграю одну вещь, как положено. «Не понравиться – не аплодируйте». Сыграл – ребята оглушили меня аплодисментами. Потом конферансье даже вытаскивал меня на «бис» из гримерки. Любая аудитория, будь то молодежь, будь то академики преклонных лет, не может не откликнуться на профессионализм и искренность. И не важно, на чем ты играешь, важно, как. Если тебе есть, что предложить публике, то люди не устанут и после двухчасового инструментального концерта. Если ты – «пустой орешек», то даже трехминутная песенка, заправленная фейерверками и стриптизами, в тягость. [b]- Чем вы планируете пропитать публику на предстоящем концерте в ГКД?[/b]- Я приготовил много сюрпризов, надеюсь, что получится удивить и постоянных зрителей, и тех, кто придет ко мне в первый раз. Во-первых, конечно, новый репертуар. Но и свои «визитные карточки» я не забываю. Без «Кумпаситы» Матеса Родригиса, «Очей черных», «Бесаме мучо» меня из зала не выпустят. Еще со мной будет выступать Максим Такоев двенадцатилетний мальчик, который уже успел стать лауреатом двенадцати международных конкурсов. Также я пригласил молодую исполнительницу Марию Сонькину. Девушке двадцать один год, недавно закончила колледж, но уже играет на высочайшем уровне. Сопровождать наши аккордеоны будет симфонический оркестр С.В. Рахманинова. Приглашенный гость из Америки – перкуссист Дэвид Граут. Я буду сам вести концерт. Для меня нет ничего важнее общения с публикой, и этим общением не хочу делиться ни с какими конферансье.
[b]До 10 ноября хозяйка бала, художница Ольга Егупец, выставляет в первом зале ЦДХ своих маленьких танцоров и музыкантов.[/b]«Ненавижу агрессию и кукол «Барби» – смеется молодая художница. Эта девушка действительно несовместима с дисгармонией и фальшью. Впрочем, и с ненавистью тоже. Куклы Ольги Егупец не сражаются со злом, они вытесняют его, провожают, как вежливые хозяева надоевшего гостя. Трогательные и наивные фигурки из паперклея похожи на мультипликационных героев. Ольге удается сделать лица своих кукол живыми, динамичными, но в то же время они не пугают излишним сходством с людьми. На балу Ольги Егупец веселятся Мэрилин Монро и королева Елизавета, доярка и удалой гусар. Элегантные дамы в меховых горжетках не гнушаются общества шутов. Самая колоритная парочка – Маргарита с котом Бегемотом.Всего в зале кукольной галереи представлено 15 работ художницы, выполненных в единственном экземпляре и ранее нигде не выставлявшихся.«Бал в стиле ретро» – первая персональная выставка Ольги Егупец. Молодую художницу открыла Ирина Мызина, хозяйка галереи Вахтановъ. В декабре прошлого года Ирина оказалась на небольшой выставке современных игрушек, организованной художниками из Москвы, Петербурга и Нижнего Новгорода. Ирину поразила кукла под названием «Сережка с Малой Бронной». Это была одна из первых работ Ольги Егупец. «Я увидела эти грустные глаза, тоненькую шею, пилотку, сбитую набекрень, и поняла, что мы с Ольгой должны познакомиться». Вскоре «Сережка» уже экспонировался в галерее Вахтановъ. Ольга Егупец стала участницей всех проектов галереи. Ее куклы украсили выставки «Портрет детства», «Любовь – волшебная страна», три экспозиции за рубежом. О творчестве Ольги написал престижный американский журнал Dolls, коллекционеры всерьез начали интересоваться ее работами. Всего четыре года назад Ольга Егупец окончила Абрамцевский художественно-промышленный колледж, но ее куклы уже не раз были отмечены международным жюри на различных конкурсах.Поэт Максимилиан Волошин считал, что куклы – это забытые языческие боги. Действительно, многие художники делают ослепительных, величественных кукол, которым место на самой высокой застекленной полке.Для созданий Ольги Егупец лучшим местом будет, наверное, столик у изголовья кровати. Потому что в каждой кукле художницы есть что-то от Оле Лукойе, доброго волшебника, дарящего сказочные сны.
Экспозиция подводит итог сорокалетней деятельности мастера. Забавно, что когда-то свой творческий путь Валерий Врадий начал с портрета матери своей любимой девушки. Юноша хотел искусством добиться расположения «тещи его мечты». Портрет удался, и Валерий решил посвятить себя живописи.Первая выставка состоялась в 1969 году, в Москве, на Кузнецком Мосту. Художник с тех пор написал более 2000 портретов. Он работает, как график, пишет маслом, многие из последних работ им выполнены пастелью. Значительная часть работ Валерия Врадия погибла в пожаре 1995 года, случившемся в его мастерской. Гибель картин и рисунков обострила чувства художника. Валерий Врадий стал трудиться с удвоенной энергией, воскрешая лица и впечатления из прошлого. С нежностью в сердце и с ироничной улыбкой на лице он провожает «вчера» в «завтра».С первого взгляда ясно, что постмодернизм у художника не в чести. Он явно старается отгородить себя от «глобализации» нашей жизни, он не хочет смотреть на вещи через монитор или объектив цифровой камеры. Любит он непрактичные и старые предметы – лампы на тонких ножках, винтажную мебель, вазы. Пейзажи Врадия – это изящные абрисы, постепенно появляющиеся из густого, тяжелого, но не мрачного тумана. Пространство на большинстве полотен подобно дыму, смогу, мареву, через который пробивает солнечный свет, а персонажи картин от этого приобретают воздушность, легкость. Фигуры парят в этом концентрированном воздухе, тонут в нем и вдруг вот-вот исчезнут. Пожалуй, единственное, в чем автор стремиться, быть актуальным – цветовое решение. На полотнах Врадия осень: жухлое золото, охра, медь. Палитра уставших красок.Излюбленный жанр Валерия Врадия – портрет. Думается, облик его героев отражает их духовное родство с самим художником. Ему важна в них внутренняя гармония, теплота. В свое время моделями Валерия Врадия были Булат Окуджава и Валентин Катаев, София Ренуар и Джанни Моранди. Персональные выставки Валерия Врадия с успехом проходили в Австрии, Испании, Германии, Италии и Франциипри активной поддержки прославленного семейства Ренуар.На выставке в «Новом Манеже» вы увидите и много юных, романтически возвышенных лиц. Все его «Танечки», «Полиньки», «Юрочки», «Дяди Васи» здесь не имеют громких фамилий. А еще его полотна светятся изнутри, они благородны и изысканны без слащавости. Работы Валерия Врадия – портреты его настроений, но настроений романтика с богатым и не всегда радостным жизненным опытом.
Подкасты