Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Легендарный «Москвич» вернулся

Легендарный «Москвич» вернулся

Какие города играли роль Москвы

Какие города играли роль Москвы

Кого нельзя сократить?

Кого нельзя сократить?

Звезды, которые стали блондинками

Звезды, которые стали блондинками

Отцовство в зрелом возрасте

Отцовство в зрелом возрасте

Судьбы детей-вундеркиндов

Судьбы детей-вундеркиндов

Пары, которые быстро развелись

Пары, которые быстро развелись

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Где в мире заблокированы соцсети

Где в мире заблокированы соцсети

Как защитить машину от угона

Как защитить машину от угона

ЕГО ПЕСНИ ПОЮТ ВСЕ. ДАЖЕ ЧИНОВНИКИ

Развлечения
ЕГО ПЕСНИ ПОЮТ ВСЕ. ДАЖЕ ЧИНОВНИКИ

[i]Композитор и поэт Андрей Никольский прославился на всю страну своим шлягером «Я поднимаю свой бокал» в исполнении Филиппа Киркорова. Его песни поют Лев Лещенко, Иосиф Кобзон, Михаил Шуфутинский, Ирина Мирошниченко и другие известнейшие артисты. Но никто не может так точно подать эти композиции, как сам Андрей Никольский. 27 мая во МХАТе им. Горького состоится его концерт под названием «Букет любви».[/i][b]– Просматривая в Интернете информацию о вас, я наткнулась на заметку о бывшем губернаторе Красноярска Валерии Зубове, который якобы запел по вашему совету. Это правда? [/b]– Да, с Валерием Зубовым меня связывает крепкая дружба. Мы вместе учились в Плехановском институте. Он был одним из тех людей, кто вдохновлял меня на первые выступления еще в студенческие годы. Недавно Валерий записал альбом на моей студии. Кстати, неплохой заголовок для нашего интервью: «Чиновники запели».[b]– Действительно, ведь до перестройки вы сами занимали высокий государственный пост. Как же вы решились все бросить и полностью отдаться музыке?[/b] – На самом деле музыка всегда была на первом месте в моем сердце. Но незадолго до окончания средней школы у меня состоялся серьезный разговор с отцом, который, кстати, был тогда генеральным директором химического завода. Он сказал: «Андрей, ты очень честолюбивый человек. Твое самолюбие не даст тебе жизни, пока ты не станешь популярным артистом и известным композитором. Потому разумнее сейчас получить профессию, которая позволит существовать твоей семье». Я согласился и поступил в Плехановский институт на Общеэкономический факультет. Защитив диплом, я пошел в Академию внешней торговли и целых пятнадцать лет отдал системе внешней торговли. Но после девяностого года система монополий рухнула, и заниматься всем этим стало совершенно неинтересно. Но все эти годы я не прекращал писать песни, стихотворения, исполнять что-то на квартирных концертах для друзей, знакомых и не очень знакомых. Мне недавно рассказали, что на Горбушке сейчас можно купить мои записи 80-х годов. Понятия не имею, откуда они взялись… Но в общем, если бы не «революция» девяностых, то я, наверное, не решился бы бросить престижную работу.[b]– То есть вы фактически сменили госбизнес на шоу-бизнес?[/b] – Я не считаю себя работником шоубизнеса. Ведь шоу-бизнес – это производство. Можно выпускать «сникерсы», пиво или делать «Фабрику звезд». Но я всегда исхожу не из того, что выгодно, а из того, что происходит у меня внутри… Я работаю на то, чтобы найти среди миллионов личностей созвучную душу. Кто-то сопереживает моей лирике, моим мелодиям или моим хулиганским, озорным песням. В то же время я с огромным уважением отношусь к шоу-бизнесменам. Для занятия производством тоже нужен талант.[b]– Какое событие вы назвали бы точкой отсчета вашей карьеры на эстраде?[/b] – Тринадцать лет назад я пришел попытать счастья в «Мелодию». Мне предстоял худсовет, и я в волнении ждал своей очереди. Смотрю – стоит Лев Лещенко, тоже вроде бы не торопится. Я подошел к нему и сказал так: «Здравствуйте, меня зовут Андрей. Фамилия моя вам ничего не скажет. У меня есть кассета. Послушайте, может, что-нибудь понравится». Через месяц он мне позвонил и сказал, что хочет записать целый альбом моих песен. Вообще, Лев Валерьянович значит очень многое в моей жизни. Именно он убедил меня, что мне надо самому исполнять свои произведения.[b]– Благодаря вашим песням стала петь Ирина Мирошниченко…[/b] – Ира не претендовала на лавры выдающейся певицы. Ее альбом – это, скорее, декламация под музыку, театр одной актрисы. Да и к тому же, когда в середине 90-х театры волочили жалкое существование, вокальный проект помог Ирине остаться на плаву. Другой вопрос, что она не сумела организовать показ всей программы полностью. Я одно знаю: в тот момент Ира не могла обходиться без сцены.[b]– Самая известная песня у Ирины Мирошниченко – «Коренная москвичка». Как бы вы определили московский характер?[/b] – Во-первых, истинные москвичи очень чтят историю нашей страны и с огромным уважением относятся к православной культуре. Можно быть верующим или неверующим, но настоящий москвич рассматривает Россию через историю и православие. Вспомним «Москву кабацкую» Есенина, картины Кустодиева, песни моего любимого Петра Лещенко. Лермонтов и Пушкин обожали Москву. Потому, когда о Москве говорят плохо, у меня в сердце дрожь. Многие мои песни посвящены Москве: «Старинная Москва», «Милый город», та же «Коренная москвичка» и последняя песня «Я, Москва, в твоих объятиях». Я уверен: если человек не ходит с замиранием сердца по этим маленьким переулкам, то он Россию не любит.[b]– Вас часто называют автором прорусского направления. Есть ли такое направление, стиль?[/b] – Русская песня – это прежде всего духовность и душевность. Ведь песня может быть и хулиганская, озорная, но душевная: теплая, удалая и проникновенная. Кроме того, русская песня сердечна. Это тоже специфика нашей культуры.[b]– Кстати, то, что ваш концерт состоится на театральной сцене, во МХАТе имени Горького, не повредит естественному звучанию ваших песен?[/b] – Напротив, я выбрал сцену МХАТа для того, чтобы сделать звучание более лиричным, нежным и чувственным. Хочу взять гитару и спокойно попеть свои стихи. Будет много новых песен о том, что правит миром, – о любви. Ничего автобиографичного, но грустить, радоваться и мечтать буду вместе со своими зрителями. Также я спою несколько песен, без которых не обходится ни один мой концерт: «Я поднимаю свой бокал», «Дуся», «Ах, как жаль», «Люстра старинного зала», «Волчица»... Кроме меня, артистов не будет. Меня очень веселит, когда в программе сольника крупными буквами пишут не только главного исполнителя, а еще с десяток других имен. Пусть лучше на концерт придут лишь сто человек, зато я буду уверен: эти люди пришли именно ко мне.

Подкасты