Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

ЭКСПРЕСС-ОПРОС

Общество

[b]Юлия ЛАТЫНИНА, обозреватель ТВС: [/b]Потому что этот суд никому не нужен. С человеческой точки зрения история полковника Буданова ясна. В первую очередь наши военные должны определиться: либо Буданов — герой, либо — преступник. Но ни того, ни другого они делать не хотят. Не может в этом случае определиться и наше правосудие.[b]Игорь ГОЛОЩАПОВ, председатель правления Лиги предпринимателей и руководителей предприятий безопасности: [/b]Потому что наряду с восстановлением абстрактной справедливости суд над полковником Будановым очень многим невыгоден.Этот суд не может носить правовой характер, так как судьи испытывают на себе очень сильное давление.[b]Вероника МАРЧЕНКО, председатель фонда «Право матери»:[/b] Потому что суд никак не может определиться с «генеральной линией партии» и колеблется вместе с ней. Как только власти определятся, сразу же будет принято какое-то одно решение.[b]Павел ИВАННИКОВ, адвокат: [/b]Потому что ряд судебно-психиатрических экспертиз противоречит друг другу. Они ангажированы обеими сторонами, а объективной экспертизы на момент деяния сделано не было. Поскольку дело Буданова носит политический характер, новые экспертизы также будут ангажированы.[b]Эдуард ДРОБИЦКИЙ, вице-президент Российской академии художеств:[/b] Процесс затягивается, чтобы потом свести его на нет. Срок, который когда-нибудь Буданов получит, уже будет исчерпан предварительным заключением.[b]Андрей БАБУШКИН, председатель Комитета «За гражданские права»: [/b]Это следствие того, что борются две группы. Одни политики и общественные деятели считают, что на войне все средства хороши и военные не должны быть связаны моральными нормами. А вторая группа утверждает, что такая армия позорит Россию. Суд находится между этими огнями.[b]Анатолий КУЧЕРЕНА, адвокат: [/b]Уверен, есть силы, которые заинтересованы в затягивании процесса. Меня, например, беспокоит позиция прокуратуры. Ведь в середине процесса поменялся прокурор, и слушание дела, по сути, началось сначала. Сегодня всем нам хочется, чтобы в этом деле была поставлена точка. И, прежде всего, самому Буданову.[b]Дмитрий ИОССЕЛИАНИ, научный сотрудник Института теоретической и экспериментальной физики: [/b]Вина Буданова ясна всем. И все всё понимают: таких полковников в Чечне наберется немало. Именно поэтому процесс и затягивается. Правосудие чувствует свою неправоту в том смысле, что отыгрывается на одном человеке. Понятно и другое: кто-то очень не хочет осуждения полковника.[b]Сергей БОЛЕЛОВ, старший научный сотрудник Государственного музея Востока:[/b] Я думаю, что не могут найти компромиссного варианта для того, чтобы удовлетворить обе стороны и общественность. Это дело давно вышло за ранг уголовного.[b]Владимир ГРИВАЧ, банкир: [/b]Дело имеет политический характер, и никто не знает, какого рода политика будет правильной.[b]Юлия ГИНЗБУРГ, лауреат Международной премии переводчиков: [/b]Мне кажется, это дело не юридическое, не политическое, а идеологическое. Суд откладывается потому, что мы не решили, какое у нас государство. Хотим ли быть демократической страной и по европейским стандартам отстаивать права девушки, или хотим сохранять имидж великой державы и защищать в любом случае правоту военных.

Подкасты