Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

ЭКСПРЕСС-ОПРОС

Общество

[b]Андрей МАКАРОВ, адвокат: [/b]По-видимому, страна по своему международному авторитету была бы отброшена далеко назад и состояла бы в группе, где находятся сейчас Иран, Северная Корея, Куба.[b]Мариэтта ЧУДАКОВА, профессор Литературного института, историк русской литературы XX века: [/b]Самое очевидное — ускоренная деградация советской системы. Мы задыхались бы от выхлопных газов в историческом тупике. Ухудшение отношений с Западом — со всеми последствиями. Несомненно, репрессии по всей стране — ко всем, кто успел выказать сочувствие к переменам, начатым Горбачевым. И тотальная цензура (ведь без нее коммунисты не умеют). И отсюда — атмосфера: опять спецхраны в библиотеках, опять читать в метро книжку, изданную на Западе, прикрывая ее от соседа справа и соседа слева!.. Подумать тошно.[b]Игорь БЕСТУЖЕВ-ЛАДА, доктор исторических наук, социолог: [/b]Тогда СССР превратился бы в Югославию 90-х годов с той же самой судьбой. Советский Союз потерпел поражение в третьей мировой войне («холодной») и все равно должен был капитулировать. Между тем единое социально- экономическое пространство, называемое то Россией, то Советским Союзом, было и осталось до сегодняшнего дня. Жалко, что в такой стране — такое государство.[b]Наталья ШМЕЛЬКОВА, писательница: [/b]Думаю,что в таком случае была возможность гражданской войны, которая, впрочем, очень быстро бы закончилась ввиду плохо организованного демократического движения. Массы не поддержали бы демократов из-за пассивности и незнания своих перспектив.[b]Леонид КРАВЧЕНКО, главный редактор «Парламентской газеты»: [/b]Могу сказать об одном положительном итоге: был бы сохранен Советский Союз. Что касается иных последствий, то был бы возможен острейший международный кризис.[b]Евгений БУНИМОВИЧ, депутат Мосгордумы: [/b]Мой, тогда еще 12-летний, сын, увидев физиономии ГКЧПпистов по ТВ, сказал: «Смотри, папа, какие дурацкие рожи. Они не могут победить». И он оказался прав. Это был тот редкий в истории России момент, когда дурацкие рожи победить не могли.[b]Михаил ФЕДОТОВ, секретарь Союза журналистов РФ: [/b]Могу сказать о себе: я, видимо, оказался бы в местах лишения свободы за свою деятельность в пользу свободы. А со мной еще десятки, сотни тысяч людей.[b]Таир ТАИРОВ, доктор юридических наук:[/b] Думаю, никаких массовых арестов не было бы. Они отдали бы власть Горбачеву, а он попытался бы осуществить Ново-Огаревские соглашения. Но в конце концов империя развалилась бы, хотя, конечно, безболезненней. И не было бы сейчас тех проблем, что мы имеем, не было бы грабежа России. Ведь у нас нет элиты, это «шпана», как выразился Александр Яковлев. Поэтому я считаю, что сейчас у России нет будущего.[b]Лариса БОГОРАЗ, правозащитник: [/b]И тогда, и сейчас я уверена: они не могли бы победить. На следующий день после путча мы, члены Хельсинкской группы, направили телеграмму, текст которой воспроизвожу по памяти: «Мы уверены, что они проиграют. Они совершили тяжкое преступление, но как противники смертной казни мы считаем, что их нельзя лишать жизней». Из этих слов видно, какой был настрой. Они не способны были на победу.[b]Валерий ПОВОЛЯЕВ, писатель: [/b]Я думаю, ничего не изменилось бы. И мы жили бы так же бедно. Потому что это был верхушечный переворот. Просто пришло другое крыло власти и продолжает набивать свои карманы.

Подкасты