Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Как задобрить Перуна

Развлечения
Как задобрить Перуна

[b]Старостин – фигура уникальная. Певец, кларнетист, виртуозно владеющий народными духовыми (жалейкой, рожком, калюкой, литовской бирбиной, эквадорской флейтой), участник фольклорных экспедиций, легко подключающийся то к рок-группам, то к джазу, исполнитель партии Евангелиста в «Страстях по Матфею».[/b]На недавнем «Этно-фесте» в саду «Эрмитаж» он выступал в фолковой группе «Инна Желанная&»Альянс» и вместе с джазистами из «Волковтрио». Во время этого концерта случилось невероятное. Начинался дождь, и тогда Сергей исполнил напряженную, мощную по динамике песню-заклинание. И, о чудо, – дождь прекратился![b]— Сергей, вы действительно тогда повлияли на погоду?[/b]— Ну, пришлось немного пошаманить.[b]— А что за песня? Вы пели ее каким-то расщепленным звуком, напоминающим тембр жалейки. Это специальная «колдовская» мелодия?[/b]— Это «Мак» — песня открытого пространства, «степной традиции» — белгородская, весенний игровой хоровод. Звук, рожденный веками. А он обладает колоссальной «призывающей» силы. Он предназначен не для обычных слушателей, а для пространства.[b]— Магическая сторона народного творчества правда так важна?[/b]— Особенно в календарных песнях славян. Они просят языческих богов помочь тому, чтобы земля плодоносила, чтобы пошел дождь и оросил ее, чтобы земля зачала (иной раз мужчины и женщины даже совершали на месте будущего сева любовный акт), чтобы был урожай. Мне довелось однажды в селе Верещаки Брянской области наблюдать абсолютно архаический обряд «Похороны стрелы» (он проводится на христианский праздник Вознесения). «Перуньи стрелы» — это молнии – божество начинало метать весной. Они внушали людям страх, выжигали села. Обряд призван был отвести их от деревень и направить в землю, «прикармливая» ее. Хоровод выходил за околицу, где жертву высшим силам закапывали посреди посевов жита (ржи). В день праздника народ водил хороводы, потом процессия направилась за деревню. К этому моменту я с ужасом глянул на небо: тучи из фиолетовых и багряных стали абсолютно черными. Только люди успели закопать свою жертву (хлеб в тряпице) и провести хоровод, как налетело такое! Люди с криками рванулись в село, а моя съемочная группа стала прятать в автобус кинокамеру. Ураган был необычайной силы.Другой случай. Запад Тверской области, безлюдное село. Какойто диковатый пейзаж «из Тарковского». Приближается буря. И вдруг из одного из домов выходит мужик и, не замечая никого, идет вдоль деревни. Остановился, воздел руки к небу и крикнул в небо. Тут же ударил гром с молнией! Это было страшно.Ну вот. А о том, каким образом «силы» можно умилостивить, найдете массу примеров в книгах Афанасьева, Максимова, Проппа, в «Волшебных русских сказках». Я сам много раз записывал так называемые подблюдные гадания – одну из форм зимней, святочной магии. А еще подражал пастухам, которые, говорят, умели разговаривать со скотом при помощи музыкальных инструментов. Коровы различали тембры пастушьих рожков — и никогда не путали своего пастуха с чужим. Но «мои» коровы, видно, отвыкли от звуков жалейки. Они слушали, прядали ушами, заинтересованно посматривали на меня – но не выполняли мои команды.[b]— А в народе действительно до сих пор помнят древние песни?[/b]— Я вспоминаю бабушку Аграфену, которая их знала. Она пела как бы двумя разными голосами – казалось, что где-то в горле у нее спрятаны колокольчики. Меня также поразила рассказанная ею история: в конце 20-х годов к ним в деревню приезжал «барин», человек, «благородно одетый», которому так понравился ее вокал (она тогда запевала в хороводах), что он долго уговаривал ее родителей отпустить дочку с ним в город: «Сделаю из нее большую артистку!» Мать тогда не согласилась – мол, старшая дочь, помощница... И вот мне кажется, что этим «барином» был не кто иной, как знаменитый Митрофан Пятницкий! И бабушка Аграфена могла бы стать солисткой его хора… [b]— У нас на Туве, как на Гаити, Кубе и Ямайке (распространенная тем религия «вуду» — стопроцентная магия), шаманизм – одна из господствующих религий. В тувинском фольклоре масса звукоподражаний звукам алтайской тайги – пению соек, волчьему вою, шуму ветра, плеску ручья, любовным зовам изюбрей...[/b] — А я встретился с чем-то подобным в Ярославской области. Один из домов был на краю поселка, возле леса. В семье – семеро детей, предоставленных самим себе. Ребята все светлое время дня проводили в лесу. И, сами того не ведая, они органически «вошли в природу». Они показали мне свое мастерство. Оказалось, что они играют на всем, на чем возможно, – извлекают звуки из стеблей одуванчиков, травинок, лепестков, березовой коры, полых трубок зонтичных растений, стручков – пищали, свистели, курлыкали, ухали, подражая дятлам, совам, малиновкам, дроздам…Один мальчик мастерски имитировал карканье вороны — я тогда весьма удивился: откуда в лесу быть вороне? Мне объяснили – да это Леша! А потом прилетела настоящая ворона, и я слышал их дуэт – птица тоже приняла парня за другую птицу!

Подкасты