Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Ангелы – хранители

Развлечения
Ангелы – хранители

[b]Честно говоря, накануне встречи с Надеждой МИХАЙЛОВОЙ я воображала себе мужеподобную даму типа «а на левой груди профиль Сталина» и с пистолетом-пулеметом Макарова под мышкой. Замечу сразу, мои тревожные ожидания не оправдались: Надежда, руководитель школы телохранителей, в прошлом сама бодигард, оказалась изящной, доброжелательной и весьма оптимистичной особой, несмотря на то, что биография у нее такая, какая не у каждого ветерана «горячих точек» бывает.[/b]В первый раз я увидела Надежду «в деле» – на занятиях по самообороне и рукопашному бою. Под чутким руководством наставницы шестеро молодых леди осваивали технику выбивания ножа из рук «противника». Сначала процесс выглядел довольно-таки неубедительно: барышни, разбившись на пары, визжали, смеялись и возились как игривые котята. Но Надежда быстро поставила их на место: «Представьте, на вашего клиента с ножом идет здоровый бугай весом сто килограммов, в руке у него нож. Наносите удар сверху. И не ждите, не ждите – добивайте, добивайте его!» Девушки, видимо, с хорошо развитым воображением, вмиг стали серьезными и взялись за дело не на шутку: разве что искры не летели.– Не гремите костями! Плавно, мягко… Нужно уметь быть и мягкой и жесткой, – говорит Надежда, демонстрируя девушкам упражнения из практики буддистских монахов, – в этом преимущество женщины.Сама Надежда подтянутая, стильная, передвигается по залу с грацией хищной кошки. Ее подопечные – крепкие, спортивные, короткие стрижки, цепкий взгляд. На общем фоне выделяется пухленькая барышня с наивными круглыми глазками и кудряшками, обрамляющими симпатичную мордашку. Она то и дело мило улыбается – даже когда наносит удар. Ну, эту, наверное, так… для ровного счета взяли, думаю. Тоже мне Ума Турман! Пока ученицы остервенело молотят боксерскую грушу, Надежда рассказывает, что настоящая телохранительница должна знать и уметь: владеть приемами из различных боевых систем, стрелять, экстремально водить машину, говорить на нескольких иностранных языках (сама Надежда свободно изъясняется на английском, французском и итальянском), уметь обезвредить взрывное устройство, а также поддержать беседу и… хорошо выглядеть.Посему будущие телохранительницы прилежно изучают медицину, психологию, этикет, логику, регулярно занимаются в тире и спортзале. Прежде чем девушки получат доступ к телу охраняемого, им предстоит пройти стажировку на фэйс-контроле в клубах или каких-либо солидных конторах. Такая работа учит быстро определять в разнородной толпе «подозрительных персонажей».[b]Ой, мамочки!– Кто из ваших учениц самая перспективная?[/b]– Вон та кудрявая «булочка» – Света.[b]– Ни за что бы не подумала![/b]– В этом вся фишка: телохранительница и должна выглядеть так, чтобы никто не догадался о ее истинной роли. Женщины-бодигарды всегда работают «под легендой»: выдают себя за секретарей, переводчиков, любовниц, дальних родственниц из провинции.[b]– Ваши выпускницы легко находят работу? Все-таки женщины-телохранители для России – диковина.[/b]– Профессиональная телохранительница без дела не останется. Женщин часто нанимают, например, для охраны детей. К тому же сейчас мода на женщин-бодигардов: у Пугачевой есть телохранительница, у Королевой, у Витаса. А у президента РФ – целое подразделение. Мужчины стали понимать, что слабому полу можно доверить собственную безопасность: ведь для того, чтобы быть хорошим телохранителем, нужна не столько физическая сила, сколько интеллект и интуиция.[b]– А если, допустим, в рукопашный бой с киллером придется вступить?[/b]– Нужно так все просчитать, чтобы не пришлось. Мы же не пушечное мясо, а ангелы-хранители. Хотя, конечно, разные бывали ситуации.[b]– Например?[/b]– Однажды мы с клиентом возвращались домой. Подошли к подъезду, чувствую – что-то не так. Зашла одна: света нет – и тут в мой висок упирается холодное дуло. Я активизирую все свои актерские способности и начинаю верещать: «Берите сумку! Я в гости иду! Ой, мамочки!» У меня в руках был специальный приборчик в виде брелока, который дает клиенту знать, что в подъезде засада. Незаметно нажимаю на кнопку, луплю того красавца между ног, выбиваю пистолет…[b]– Наивный вопрос: страшно было?[/b]– Любой нормальный человек боится. Но одни живут во власти страха, а другие учатся им управлять. Мне это объяснили в буддистском монастыре.[b]– ???[/b]– В детстве я серьезно занималась карате и собиралась стать профессиональной спортсменкой. Но мой тренер сказал: «Давай некоторое время поживешь в буддистском монастыре, а потом решишь, нужен ли тебе профессиональный спорт». Мы уехали в китайский монастырь. После этого сильно изменилось мое мировоззрение: я поняла, что в принципе никого не смогу ударить без серьезного повода. Рука не поднимется.[b]Доверяю только маме и мужу– Любая женщина теоретически сможет стать бодигардом?[/b]– Теоретически да. Но на практике… Вспоминаю свой профессиональный путь: я работала некоторое время в специальной службе, участвовала в антитеррористических операциях – о подробностях рассказывать не буду, и не просите. Единственная женщина среди сильных жестких мужиков. И никто меня не жалел, получала по полной программе.После силовых тренировок – они у нас были каждый день – мы по очереди подходили к тренеру, и он со всей силы бил кулаком в пресс. Меня тоже бил, правда, закрывал при этом глаза. И всегда говорил: «Ты должна быть лучшей, потому что если ты сделаешь мужику больно, он не покалечит тебя, он тебя просто убьет. Нет у тебя права на ошибку! Поняла?» Я так и живу с ощущением, что у меня нет права на ошибку. Да и жизнь не давала расслабляться. Давно в дружбу не верю. Столько раз предавали… Особенно неприятно, когда подставляют мужики, с которыми выполняла задание плечом к плечу.[b]– Давали им понять, кто есть кто?[/b]– Вот еще. Лучшее наказание – забыть. Но я не озлобилась. Понимаю, что у каждого свои слабости: зависть, трусость, глупость. Но доверяю только маме и мужу.[b]– Почему из спецслужбы ушли?[/b]– Получила ранение. Пришлось делать серьезную операцию, очень долго приходила в себя. А потом решила: все, хватит. Тогда, в начале 90-х, женщин-телохранителей практически не было, меня не воспринимали всерьез, приходилось постоянно доказывать, что я чего-то стою…[b]– Охраняли известных персон?[/b]– Политиков, звезд шоу-бизнеса, крупных бизнесменов. Сами понимаете, я не могу называть имена, этим людям я и сейчас продолжаю подбирать охрану.[b]– Все из знаменитостей так уж нуждаются в охране?[/b]– Многие «звезды» воспринимают телохранителя как этакий дорогостоящий аксессуар. Они не понимают, какими качествами должен обладать хороший «личник». Недавно художник Никас Сафронов сказал: «Ах, я бы мечтал, чтобы моя телохранительница была блондинкой с черными глазами и обладала позитивной энергетикой». Очень хотелось спросить, вы уж определитесь, кто вам нужен: человек, способный защитить вашу жизнь, или дама сердца? Честно говоря, мне не очень нравилось работать с шоуменами. Особенно неприятно было после бурных вечеринок их на себе домой тащить и будить утром с похмелья – та еще радость.[b]– То есть с личным охранником клиент особенно не церемонится?[/b]– Важно себя правильно поставить: если клиент просит донести ему сумку, я твердо отвечаю: «У меня руки всегда должны быть свободны для вашей же безопасности». Не стоит выходить за рамки прямых обязанностей, которые всегда обозначаются в контракте. Кстати, официально в нашей стране профессии бодигарда нет. Поэтому мы вынуждены заключать договоры об охране пиджаков, часов, мобильных телефонов, а не жизни клиентов. Вообще подбор «личника» дело непростое. Важно, чтобы клиент и охранник сошлись характерами. Ведь они могут сутками не расставаться.[b]– Бывает, наверное, влюбляются друг в друга?[/b]– Мы перед приемом в школу спрашиваем у девушек: возможны ли для вас близкие отношения с клиентом? И берем только принципиальных барышень, которые, не задумываясь, отвечают: «Нет»! Но все мы живые люди, к тому же телохранитель – это доверенное лицо. Мы знаем про клиента то, что даже его жена не знает. Например, сколько у него любовниц, где они живут и когда он их обычно навещает. Всякое бывает… и влюбляются, и замуж выходят, но работать, конечно, после этого прекращают.[b]– Любимого человека будешь охранять с удвоенным рвением.[/b]– Эмоции в нашем деле только мешают. К клиенту бодигард должен испытывать теплые чувства, но до определенной черты. По неписаным правилам клиента нужно менять каждый год. Иначе привыкаешь, теряется бдительность.[b]Без крика и шума– Каким еще требованиям должны соответствовать девушки, которые хотят учиться в вашей школе?[/b]– Во-первых, мы не берем мужеподобных барышень. К нам иногда приходят бывшие надзирательницы тюрем, которым некуда деть накопившуюся агрессию. Таким мы тоже отказываем. Часто на курсы самообороны при нашей школе записываются девушки, которые еще не пережили психологическую травму после насилия. Они так и говорят: «Вы только научите, уж мы этим мужикам покажем». Приходится объяснять, что месть – это то блюдо, которое лучше подавать холодным.[b]– Ваших учениц не пугает то, что им постоянно придется рисковать жизнью?[/b]– Не преувеличивайте. Они, в конце концов, не на войне.[b]– А вы были на войне?[/b]– Да. В Чечне. Снайпером.[b]– То есть убивали людей?[/b]– Когда либо ты, либо тебя – выбирать не приходится. Не нужно об этом спрашивать, я хочу о том времени как можно быстрее забыть. После Чечни мне пришлось очень долго восстанавливаться и психологически, и физически.[b]– У вас есть семья?[/b]– Гражданский муж, детей пока нет. Очень хочу как минимум двоих.[b]– Мужа ваша профессия не смущает?[/b]– Муж меня хорошо понимает и помогает: он по образованию юрист. К тому же сейчас я уже сама бодигардом не работаю.[b]– Вы лидер в своей семье?[/b]– В семье лидером должен быть мужчина. Я на вторых ролях. Но ведь вы знаете, как женщины умеют без лишнего крика и шума добиваться всего, чего хотят.[b]– Вы когда-нибудь плачете?[/b]– Часто и по всяким пустякам. Могу над мелодрамой какой-нибудь глупой в три ручья разреветься.

Подкасты