Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Я Лена из Саратова, хочу вести «Вести»!

Развлечения
Я Лена из Саратова, хочу вести «Вести»!

[i]Шесть лет назад Елена Мартынова была провинциалкой, приехавшей покорять Москву. Одной из многих. Без квартиры, без денег, но с огромным желанием работать. Теперь у Елены есть семья, любимая работа в программе «Вести» и простые мечты: попутешествовать по России, посмотреть Карелию, Камчатку и Сибирь.[/i][b]– Елена, знаю, что вы по образованию – генетик. Согласитесь, необычная специальность для телеведущей.[/b]– У меня в жизни все получается хаотично. Изначально я собиралась стать медиком, но работать начала на местном саратовском радио, потом на телевидении. Параллельно училась на генетика. Просто в год моего поступления на медицинский факультет оказался жуткий конкурс, а генетика тогда была мало кому интересна. ([i]Улыбается[/i]) Не было еще тогда овечек Долли.[b]– С наукой теперь окончательно покончено?[/b]– Наукой надо заниматься. И занятия наукой несовместимы с работой на телевидении. Наука не может быть хобби. Либо ты готова посвятить ей жизнь, либо нет. Я не готова.[b]– Искусство телеведущей постигали непосредственно на производстве?[/b]– Первые три года я просто работала на саратовском телевидении и даже не думала о том, что надо пойти на какие-то там «телекурсы», постигать мастерство. Но, наверное, мне помогало то обстоятельство, что телевидение – это мое увлечение с детства. Я помню, что частенько смотрела новости и повторяла за телеведущими текст. Это была моя любимая игра. В работе ведущей мне тогда нравилось все. Я смотрела, какая у ведущих прическа, с каким настроением они выходят в эфир. Вот это и был мой первый телевизионный опыт.[b]– Получается, вам удалось воплотить в жизнь детскую мечту?[/b]– Это не была мечта, это была уверенность. Я четко знала, что буду заниматься именно телевидением. И буду ведущей.[b]– Работа на саратовском ТВ существенно отличается от столичной?[/b]– Просто грандиозная разница. Небо и земля. Это то же самое, как: есть Москва, а есть Россия. В провинции хватает и новостей, и проблем, но масштаб событий не тот. Когда есть, с чем сравнивать, тогда отчетливо понимаешь такие вещи. В Москве мне пришлось фактически начинать все с нуля. Сразу резко ощутила нехватку образования, филологического и журналистского. Пришлось заняться самообразованием. Я вбирала в себя все: все, что шло в театрах, в кино, стала много читать классики. Ведь понять, что хорошо, а что плохо, можно только тогда, когда у тебя есть базовый уровень. Я даже никому не говорила, что перевелась в Академию им. Тимирязева, учусь на генетика. Стеснялась. Ведь здесь люди заканчивали журфак МГУ! Для меня, провинциалки, это значило – небожители.[b]– Сложно было решиться на переезд?[/b]– Все решилось одним днем. Собрала вещи – и в Москву. Просто в один прекрасный момент поняла, что все, хватит, мне нужно большее. Потенциал есть, а возможности для реализации в Саратове – никакой. Как говорится, «стены давят».[b]– Семья вас легко отпустила покорять Москву?[/b]– Я тогда еще не была замужем, но будущий муж приехал ко мне буквально через месяц. ([i]Смеется[/i]) Видимо, не выдержал того, что я каждый день плакала в трубку.[b]– Слышала, на канал «Россия» вы попали, что называется, «с улицы». Нашли телефон в справочнике – и вперед.[/b]– Я очень хотела работать в «Вестях». А какие могут быть у человека из провинции ассоциации? Для меня телеканал «Россия» ассоциировался с Шаболовкой. Вот я и стала по справочнику звонить на Шаболовку. Позвонила и сказала: «Здравствуйте, я хочу у вас работать». Мне ответили: «А, простите, где?» «Ну как же, у вас, в «Вестях». И тут выяснилось, что «Вести» делают вовсе не на Шаболовке. До сих пор не знаю имя той женщины, но это она дала мне мобильный номер руководителя «Вестей», которому я сразу и перезвонила. Сейчас понимаю, что вообще-то так не делается. Но мое заявление: «Я же Лена Мартынова, хочу работать у вас ведущей!», видимо, просто его ошарашило – и меня пригласили на пробы. На «трактах» (пробы телеведущих) мне предложили пользоваться компьютером, телесуфлером. Вы не поверите, но я тогда просто не знала, для чего мне это нужно, и старалась держаться от этих прибамбасов подальше. В итоге по поводу работы мне перезвонили где-то через полгода после проб. Я тогда как раз переезжала с одной квартиры на другую. Буквально случайно звонок телефона застал меня дома, когда я уже была готова закрыть за собой дверь.[b]– Теперь у вас, наверное, все, как положено телезвезде: квартира, машина, дача?[/b]– Ну, машина есть, но она для меня – не более, чем средство передвижения, которое мне сильно усложняет жизнь из-за вечных пробок. Сейчас у меня маленькая дочка и хочется побольше времени проводить с ней. Ради этого я готова ездить на метро, потому что на метро быстрее. Скоро переедем в свой подмосковный дом.[b]– Ваш телевизионный образ можно охарактеризовать как «предельная сдержанность и строгость».[/b]– Мне говорят, что я строгая на экране. Но честно, это не специально! Костюм – это, по-моему, естественно. То, что я ношу очки – вынужденная мера. В очках я проходила все детство, потом как-то пробовала носить линзы, но мы, как говорится, «с ними друг друга не нашли».[b]– Знаю, что одно из ваших любимых увлечений совсем не «строгое», можно сказать, романтическое – акварельная живопись.[/b]– Очень много работ у меня осталось после беременности. Тогда во мне проснулись дополнительные творческие стимулы. В живописи я не профессионал, а скорее самоучка. Мне нравится сам процесс. Смешивать краски, рисовать. Это очень успокаивает.[b]– Маленький ребенок и домашние дела сейчас, видимо, поглощают все свободное время?[/b]– Что касается домашних дел, то у меня девчонки-коллеги часто спрашивают: «А ты привлекаешь мужа к уборке квартиры, или что – все сама?» Но у меня просто не возникает такой необходимости – «привлекать мужа». Поддерживать дом в чистоте – это для меня не обязанность, а нормальное состояние. Может быть, поэтому никогда не приходится делать генеральную уборку.[b]– На родину в Саратов, наверное, уже совсем не тянет?[/b]– В Саратов я часто езжу. Там остались родители, но там уже не мой дом. Даже мама моя, когда я к ним приезжаю, говорит: «Ну что, надо собираться домой?» «Домом» она Москву называет. Но пока перевезти родителей сюда не удается.

Подкасты